Вторник , 6 Декабрь 2016
001318

Как захватывали луганскую СБУ

Публикация в группе: Жизнь на Донбассе

Добавлено в закладки: 0

Офицер спецслужб — о «русской весне» и о том, почему в СБУ до сих пор работают сепаратисты.

Все процессы начала 2014 года на Востоке страны до сих пор достаточно не исследованы. Сегодня Тиждень расскажет, как захватывали здание луганской СБУ, почему напали именно на него и как так случилось, что в этом управлении в Северодонецке до сих пор работают сепаратисты.

Наш свидетель — оперативный работник Службы безопасности, который находился во время штурма в здании и участвовал в его защите. Рассказ будет от его лица. Некоторые подробности мы здесь обойдем, но обещаем вернуться к ним в ближайшее время.

***

Подготовка к войне в Луганске стартовала еще с начала Майдана: истерику стали нагнетать заранее, еще в 2013-м. Однако с начала января 2014-го и обострения в Киеве местная элита делала шаги, которые непосредственно свидетельствовали о ее намерениях. Например, была создана так называемая Луганская гвардия во главе с Арсеном Клинчаевым, давним соратником Ефремова. Людей начали уже конкретно накручивать по региональному принципу, мол, если к власти придут западенцы, то нас всех будут резать.

Наше местное руководство СБУ имело очень тесные связи с россиянами. Речь о Третьяке (экс-глава Управления СБУ в Луганской области Александр Третьяк — А), который когда-то был начальником охраны в Партии регионов и думал, что станет председателем СБУ при Януковиче. Но в конце концов руководителем стал Хорошковский, а Третьяк поехал зарабатывать на внуков в Луганск, в частности крышевал контрабанду. Связи с ФСБ были постоянными. Они приезжали к нам в гости, Третьяк с руководителями ездил в Ростов. Доходило до того, что в нашем управлении постоянно висела реклама отдыха в ведомственном санатории ФСБ. Вплоть до середины марта 2014-го! Не знаю, может, кого-то удивил его недавний переход на сторону «ДНР», но не меня. Он просто ожидал, пока не выменяют его сына-предателя, которого задержала контрразведка.

Параллельно происходил еще один очень угрожающий процесс. Россияне начали постепенно подминать под себя контрабандистов, которые всегда работали на границе. И получили доступ ко всей нашей агентуре. Особенно важным моментом было то, что, когда в марте 2014-го Третьяк ушел, а на его место назначили Александра Петрулевича, последний, придя в СБУ, увидел, что исчезли все оперативно-розыскные дела, списки агентуры, много агентурной информации, почти вся документация. Как говорил мне Петрулевич, когда он вызвал начальника секретной части, тот начал мяться, мол, мы все сожгли. Но когда вновь назначенный начальник требовал показать точное место или бочки, где все это было сожжено, тот стал говорить, мол, мы не в Луганске жгли, в Стаханове, потом о Красном Луче вспомнил. Короче говоря, понятно, что Третьяк вывез документацию в Россию. И именно наша агентура, которую мы вели и вербовали, сыграла потом немалую роль в захвате СБУ.

Собственно, вся первая половина марта — это была попытка Ефремова поторговаться с Киевом. Тогда ситуацию «качали» именно его люди. Они не до конца понимали, с чем играют, когда свозили сюда на эти митинги людей из области и из России. Думали, что контролируют все, что просто используют толпу в своих целях. И до определенного момента это действовало. Однако затем, после завершения аннексии Крыма, Россия переключилась на Донбасс, и тогда все очень быстро изменилось.

После назначения 13 марта начальником луганской СБУ Александра Петрулевича у нас началась реальная работа. Следует отдать должное и центральному руководству, которое дало нам новую аппаратуру для прослушивания, поэтому довольно быстро мы знали обо всем, что происходило в области.

Мы поняли, что Россия активизируется. Но так же видели, что тогда было достаточно нейтрализовать Ефремова и его приспешников. И мы готовили арест, например, коммуниста Спиридона Килинкарова, который, по агентурной информации, получил не менее $ 500 тыс. из рук лидера КПУ Петра Симоненко на раздувание сепаратистского движения. В начале апреля провели крупную операцию по задержанию сепаратистов. Так, 4-5 апреля задержали «народного губернатора» Харитонова и нескольких его соратников, арестовали майора ГРУ РФ, приехавшего инспектировать группировку будущего первого руководителя «ЛНР» Валерия Болотова.

Самого Болотова, к сожалению, арестовать не удалось: по оперативной информации, о том, что группа уже выехала на арест, его предупредил лично Третьяк, которому доложили об этом его люди в СБУ. Кстати, долго ходил миф о том, что, мол, накануне штурма в луганское управление свезли оружие со всей области. Это бред. Во-первых, в наших управлениях в области было по 10-12 сотрудников с обычными пистолетами Макарова, ничего другого у них не было. Зато куча оружия действительно была в Луганске, но она там лежала годами. Это и автоматы, и пулеметы, и даже гранатометы. Мы заранее заминировалиоружейную комнату, но муляжом: боялись, что одно неосторожное движение нас всех взорвет.

Относительно предателей, то могу сказать, что у нас ситуация изначально была несколько лучше, чем в Донецке. Там, по моим подсчетам, на сторону врага перешли более 80% личного состава. Из моего управления — около 60%. Интересно другое: как так случилось, что следующее после Петрулевича руководство СБУ в лице Михаила Грека вернуло на должности почти всех сепаратистов. В частности, бывшего заместителя Третьяка Тушукова, его кадра Данильева и других. Все эти люди продолжают работать в луганском управлении СБУ. Разве что кроме Тушукова: он, кажется, ушел в отставку. Но до того успел отдохнуть в Крыму летом этого года. Находясь на службе в СБУ. Вот такие спецслужбы. Ничем иным, кроме как прямое предательство, я это объяснить не могу.

Вернусь к захвату. Сразу после того как мы отправили в Киев арестованных Клинчаева, Харитонова, майора ГРУ и других, там решили действовать. Дело в том, что этими арестами мы сбивали их план. Он заключался в том, чтобы одновременно устроить штурмы ОГА в семи областях запланированной «Новороссии». Точная дата варьировалась и менялась несколько раз. Но начинать они хотели позже, чем получилось. Поэтому считаю, что именно луганская СБУ сорвала планы сепаров. Собственно, то, что нас штурмовали первыми в стране, это только подтверждает.

Итак, события развивались следующим образом. С раннего утра 6 апреля мы знали, что нас будут штурмовать. И начали просить помощи у милиции, потому что в управлении вместе со всем персоналом было только 60 человек. А по оперативной информации, штурмовать нас вскоре выдвинулось около 5 тыс. человек. Среди них мы сразу четко выделили группу боевиков: там были и наши бывшие перевербованные информаторы, и несколько эмиссаров ГРУ. Но впереди шла массовка: навезенные из области пролетарии, изрядно навеселе, женщины и даже дети. Мы попросили помощи у милиции, но нам прислали несколько десятков ребят со щитами, которых так быстро отбросили от дома, мы даже заметить не успели. И началось почти шестичасовое противостояние.

Сначала они пробовали залезть через второй этаж — там мы их отбили и нескольких захватили в плен. Поговорили с ними, отпустили. А параллельно и дальше просили помощи у ментов. Но Гуславский (Владимир Гуславский, в то время руководитель луганского МВД. — Ред.) постоянно говорил, что у него нет людей. Хотя рядом, за углом, мы видели кучу ментов, которые спокойно стояли, курили, общались с митингующими. Хуже стало, когда Гуславский распорядился, не посоветовавшись ни с кем, выпустить из СИЗО тех, кто был задержан накануне нами и кого не успели отправить на Киев или Харьков. Они мгновенно присоединились к штурму и даже возглавили его. Это к вопросу, стоило ли это делать и мог ли такой шаг остановить все события. Так же хорошо помню, как мы несколько раз звонили в Киев лично тогдашнему председателю Валентину Наливайченко, и тот так же при нас звонил Арсену Авакову. И матерился на него, мол, помоги. Тот обещал, но так ничего и не было сделано.

Мы отбивались как могли. Использовали пожарные шланги. Даже сам Петрулевич в дверях с нами стоял и пытался отбиваться. Было ли у нас оружие? Да, конечно, все автоматы были с магазинами. Но мы так и не начали стрелять, потому что в аналогичной ситуации в Хмельницком, месяцем раньше, когда наши сотрудники на совершенно законных основаниях открыли огонь по толпе, пришедшую захватывать СБУ, их сделали виновными. Мы понимали: если откроем огонь, то нас скорее сгноят в тюрьме, чем дадут Героя Украины. Да и, по агентурной информации, у них уже было оружие, и если бы мы начали стрелять, они просто начали бы его использовать в толпе, среди обычных людей.

В конце концов, они же смогли нас оттеснить от двери и сразу бросились к оружейной комнате. Так бросились, что было понятно, что им известно, где она. Наши сотрудники мгновенно надели балаклавы, растворились в толпе и стали делать вид, что сами являются митингующими. Даже пытались отгонять от «оружейки», мол, там опасно, отойдите все. Петрулевича захватили в плен и потащили куда-то на верхние этажи.

Сначала мы надеялись, что, может, его заставят написать рапорт на увольнение и отпустят. Но когда увидели контингент, набившийся в здание, а это были отнюдь не те пьяные, за которыми прятались боевики, то поняли, что все серьезно. Из Киева поступил приказ выводить людей и технику. Технику мы почти всю сразу еще до штурма отправили, людей тоже всех вывели. Через несколько часов после того, как выбрались, пытались уговорить Гуславского отправить все-таки милиционеров отбить здание, где нападавшие не успели укрепиться. Но тот снова отказался.

Через несколько дней в Луганск прилетел Валентин Наливайченко с «Альфой».

Они готовы были штурмовать здание, имели план, ждали в полном боевом снаряжении. На пути снова стал Гуславский. От него требовалось просто обеспечить оцепление вокруг луганской СБУ и квартала, а как можно идти на штурм, если в тебя начнут стрелять со спины? Но он в очередной раз отказался, мол, нет людей для этого. А еще через несколько часов поступила информация о том, что сепары узнали о нашем местонахождении и собираются к нам. Пришлось отменить штурм, и впоследствии «Альфа» и Наливайченко уехали. Время потеряли. Затем еще более месяца я со своим помощником жил на конспиративной квартире. Мы пытались выполнять задания. Далее выход на украинскую территорию и война. Но это уже другая история …

Богдан Буткевич, опубликовано в издании Тиждень.UA

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 4 дня

Бодя Красномордый

426
Украина.
Комментарии: 1068Публикации: 999Регистрация: 12-02-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть