Воскресенье , 4 Декабрь 2016

Обычные приставания. Только теперь и на пляже

Публикация в группе: Литература

Категории группы: Проза

Добавлено в закладки: 0

Посвящается А.П.-мл.

В самолете всё было терпимо:  моё место было у окна, и меня никто не трогал. В окне обычные облака, на столике обед, спать тоже можно было. Единственное: визгливая тётка впереди всё время будила своим тупым хохотом. Но все терпели – путешествие только начиналось, никто не хотел нервничать и связываться с ней, да и скорее всего, она с нами будет в одном отеле. Так и вышло.

Поселили нас довольно быстро, и так же быстро пришёл здоровый сон. Поскольку на завтрак чуть не опоздали, народу в огромном ресторане было мало, и ко мне опять никто не приставал.
Но вот и пляж. И тут началось!

Конечно, здесь толпе отдыхающих заняться-то нечем.
Что такое это море? Просто много воды. Да, вкус и цвет необычные, но этого на две минуты хватает.
Что такое пляж? Просто много песка. Да, острые камешки-ракушки попадаются, но нужно быть внимательнее. А то многие через два часа уже в пластырях начали ходить.

И вот, через час все освоились, и стали роиться вокруг меня. Пришлось сразу всех ставить на место. Спасало проверенное средство:  молчание и внимательный, серьёзный взгляд в глаза. Большинство сразу стушевались, а самые наглые и отчаянные начали ходить кругами, ища подходы. Ну, да к этому нам не привыкать!

В обед пришлось туго.
Во-первых, дети носятся, как угорелые, всё норовят броситься в ноги, пока несёшь стакан сока.
Во-вторых, через них, их папаши (и мамаши!) норовят контакт завязать. И иногда приходилось проявлять этикет и вежливость. Типа, улыбнуться многообещающе, с поклоном и жестом ладонью. Но не больше.
И в-третьих, визгливая тётка, толстуха из самолёта, вместе со своим хохотом, оказалась за соседним столом. Стало понятно, что она не равнодушна к алкоголю (подходила к стойке бара раз за разом), и к концу обеда, по общему мнению, она была уже хороша.

После обеда появилось больше возможностей для наблюдения за местными нравами. Все зачем-то усиленно мазали друг друга кремами. И по примеру хохотушки, все накачивались напитками разного цвета для одинакового результата.

Степень бесцеремонности тоже возросла. Не поверите, но вот реальные сценки:
Здоровый мужик в годах сначала сел рядом с женщиной и спрашивает:
— Можно?
А она:
— А нужно?
А он:
— Вот я сейчас поговорю  с тобой, и пойму: нужно, или нет.

А вот молодая мамаша, на глазах у всех сняла с младенца памперсы и стала его под душем подмывать. И не задумывается ведь о чувстве собственного достоинства этого маленького человека. А он молча терпит, поскольку ему некуда деваться…

Но самое противное оказалось на вечерней дискотеке. С другой стороны, куда же без неё, после захода солнца? Не сидеть же с планшетом в номере – он и дома надоел.

Тут улыбками не отделаться – пришлось всем отвечать, как ко мне обращаться. Удивительно, однако, люди реагируют,  услышав моё имя: как будто, назвав его, я беру на себя какие-то обязательства. Их лица при этом расплываются в  радостно-глупых улыбках.
Ну и ладно, в конце концов, мне не трудно назваться.
И слава Богу, пока никто не спрашивает номер телефона – видимо, потому, что заграница.

Больше всего на дискотеке опять мешали дети. Наконец, когда большинство из них устали и угомонились, настала моя очередь. Все аплодисменты, в итоге, были в мой адрес. Почему-то, глядя на мой танец, все кричали: рэп-рэп! Не знаю, рэп, или нет, но мне танцевать, особенно, под аплодисменты, понравилось.

Правда, утром опять потребовалось соответствовать этикету. Мы спускались по лестнице, а нам на встречу поднимался вчерашний знакомый, с белыми усами. Пришлось переложить свои вещи в левую руку и протянуть ему правую. Он прямо расплылся от удовольствия, ещё тверже, видимо, обнадёжился в мой адрес.

Кстати, насчёт усов: на пляже было полно мужчин с чёрными усами. Мне уже было известно, что именно этих, усатых нужно опасаться больше всего. А может быть, к белым усам это не относится?

Момент истины наступил за обедом.
Потираю ободок фужера для вина, слушаю, как он тоненько гудит. Подходит этот, с белыми усами, и впрямую спрашивает:
— Что, уже и алкоголем интересуешься?
Я в своей манере отмалчиваться, пожимаю плечами и изображаю на лице целую гамму чувств: мол, стоило бы попробовать, да у нас вся семья непьющая.

А он не унимается, любопытный наш, теперь уже родителей моих спрашивает:
— А сколько лет Вашему ребенку?
Мама мило погладила свой  кругленький животик и ответила:
— Антону – два года.
Пришлось мне вмешаться, со своей коронной фразой:
— Мама, прекрати меня унижать!
Сквозь общий хохот я подумал: ничего, вот скоро родится брат, я буду на два года его старше, и все перестанут ко мне приставать со своими восхищениями.

2014г. Египет, Таба.

http://www.proza.ru

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 1 день

Кот Чеширский

2 101
Комментарии: 13492Публикации: 4402Регистрация: 12-02-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть