Пятница , 9 Декабрь 2016
001-209

Панамский гамбит. Фальсификация одного расследования

Публикация в группе: Украина при ПАРАШЕнко

Добавлено в закладки: 0

Эксперты всё больше склоняются к мысли, что нашумевший «Панамагейт» — спецоперация, разработанная в Москве. Печально, что её активными участниками стали украинские журналисты.

По странному стечению обстоятельств, громкий скандал с публикацией документов панамской фирмы Mossack Fonseca, создававшей оффшорные компании для тысяч влиятельных бизнесменов и политиков, больнее всего ударил по Европе. Несмотря на то, что терабайты компромата ни в одном случае не указывают прямо на нарушения закона каждого из публичных фигурантов «панамского досье», репутационный ущерб колоссален, что уже привело к политическим последствиям. К примеру, в Лондоне проходят митинги с требованием отставки премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона из-за оффшорного «наследства» его отца. Заявления лидера островного государства и его адвокатов о том, что все налоги с оффшорных сделок были уплачены согласно британскому законодательству, протестующие во внимание не берут.

В похожей ситуации оказался украинский президент Пётр Порошенко. По тающей популярности лидера воюющей с Россией страны был нанесен сокрушающий удар: ряд независимых журналистов обвинили его в попытке уклониться от уплаты многомиллионных налогов при продаже кондитерской корпорации «Рошен». Заявление влиятельного Rothschild Trust, согласно которому речь идет о создании обещанного президентом народу «слепого траста», уже особой роли не играет. Многие украинцы стараниями журналистов убеждены, что «пока наши парни умирают на Востоке, этот «барыга» ворует/прячет через оффшоры деньги». Не удивительно, ведь большинство наших граждан не вникают в тонкости налогообложения и инвестиционной деятельности. Но такая не любознательность несвойственна журналистам-расследователям. Эксперты CRiME`а считают, что авторы украинской части «панамского досье», в отличие от своих западных коллег, сознательно подтасовали факты, чтобы обвинить фигуранта расследования в налоговых махинациях.

Как проводилось расследование. Süddeutsche Zeitung

Более года назад анонимный источник связался с Süddeutsche Zeitung (SZ) и представил шифрованные внутренние документы о Mossack Fonseca, панамской юридической фирме, которая продает анонимные оффшорные компании по всему миру, цитирует редакционную статью немецкой газеты «Экономическая правда».

Эти оболочки фирм позволяют их владельцам прикрыть свои деловые отношения и оставаться в тени.

В последующие месяцы, количество документов продолжало расти за пределы первоначальной утечки. В конечном счете, SZ приобрела около 2,6 терабайт данных, что сделало данную утечку крупнейшей, из всех, с которыми журналисты когда-либо работали. Источник не хотел ни денежной компенсации, ни ничего другого взамен, кроме нескольких мер безопасности.

Данные дают редкую возможность проникновения в мир, который может существовать только в тени.

Они показывают, как глобальная индустрия, во главе с крупными банками, юридическими фирмами и компаниями по управлению активами тайно управляет владениями в мире богатых и знаменитых: от политиков, чиновников ФИФА, мошенников и наркокурьеров до знаменитостей и профессиональных спортсменов.

Süddeutsche Zeitung решили проанализировать данные , сотрудничая с Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ). ICIJ уже координировал исследования для прошлых проектов, в которые SZ также был вовлечен, среди них Offshore Leaks, Lux Leaks, и Swiss Leaks.

В своем роде Panama Papers является крупнейшим международным сотрудничеством. За последние 12 месяцев около 400 журналистов из более чем 100 организаций, средств массовой информации в более чем 80 странах приняли участие в исследовании документов.

К их числу относятся команды из Guardian и BBC в Англии, Le Monde во Франции, и La Nación в Аргентине. В Германии журналисты SZ сотрудничают со своими коллегами из двух общественных СМИ — NDR и WDR. Журналисты из швейцарского Sonntagszeitung и австрийского еженедельника Falter также работали над проектом, как и их коллеги из австрийской ORF.

Международная команда встречалась в Вашингтоне, Мюнхене, Лиллехаммере и Лондоне, чтобы наметить исследовательский подход.

Panama Papers включают в себя около 11,5 миллиона документов – это больше, чем в общей сложности было на Wikileaks Cablegate, Offshore Leaks, Lux Leaks, и Swiss Leaks.

Данные в первую очередь включает в себя электронную почту, PDF-файлы, файлы фотографий и выдержки из внутренней базы данных Mossack Fonseca. Они охватывает период, с 1970 годов до весны 2016 года.

Кроме того, журналисты перепроверили большое количество документов, в том числе копии паспортов.

Около двух лет назад, осведомитель уже продал внутренние данные Mossack Fonseca немецким властям, но набор был намного старше и меньше по масштабу: если тогда он заявил про несколько сотен оффшорных компаний, то Panama Papers содержат данные о 214 тысячах компаний.

Данные, структурированы следующим образом: Mossack Fonseca создали папку для каждой оболочки фирмы. Каждая папка содержит электронные письма, контракты, стенограммы, и отсканированные документы. В некоторых случаях существует несколько тысяч страниц документации.

Во-первых, данные необходимо было систематизировать, чтобы сделать возможным поиск через это море информации. С этой целью, Süddeutsche Zeitung использовали Nuix – ту же программу, с которой работают международные расследователи.

Süddeutsche Zeitung и ICIJ загрузили миллионы документов с высокопроизводительных компьютеров. В программе применяется оптическое распознавание символов (OCR) для преобразования данных в машиночитаемые и легкие для поиска файлы.

Это позволило превратить изображения — например, отсканированные документы с подписанными контрактами — в доступный для поиска текст. Это был важный шаг: он позволил журналистам прочесать большую часть утечки с помощью простого алгоритма поиска, аналогичного Google.

Журналисты составили списки важных политических деятелей, международных преступников, а также хорошо известных профессиональных спортсменов. Цифровая обработка позволила затем искать утечку среди имен в этих списках. В течение всего нескольких минут мощный алгоритм поиска сравнил списки с 11,5 миллионами документов.

Для каждого найденного имени, в отношении которого был начат подробный процесс расследования, были поставлены следующие вопросы: какова роль этого человека в структуре компаний? Откуда берутся деньги? Где это происходит? Является ли эта структура законной? [В случае с оффшорами Порошенко расследование показывает, что фигурант не пытался скрыть свою личность за доверенными лицами, происхождение его денег легально, оффшорные структуры созданы законно. Но украинские авторы расследования скрыли эти факты. – прим CRiME`а].

Вообще, владение оффшорной компанией не является незаконным само по себе. На самом деле, создание оффшорной компании можно рассматривать как логический шаг для широкого спектра бизнес-операций. Тем не менее, Panama Papers наглядно показывает, что сокрытие личности истинных владельцев компаний было главной целью в подавляющем большинстве случаев. [случай с оффшорами Порошенко – исключение, поскольку попытка скрыть личность истинного владельца неочевидна – он указал своё имя. – прим CRiME`а].

С самого начала у журналистов была задача обнаружить именно владельцев. [Поскольку Порошенко не скрывал своего имени, то и предмета для расследования относительно его особо-то и не было. – прим CRiME`а].

Поставщики оффшорных компаний — среди них банки, юристы и инвестиционные консультанты — часто держат имена своих клиентов в тайне и используют доверенных лиц. В свою очередь, доверенные лица приводят к главам государств, важным чиновникам и миллионерам.

Во время проекта журналисты сотрудничали друг с другом, чтобы исследовать тысячи потенциальных клиентов: они изучали доказательства, контракты, общались с экспертами.

Среди клиентов Mossack Fonseca есть преступники и члены различных мафиозных групп. Документы также разоблачают взяточничество, скандальность и коррумпированность глав государств и правительств.

Предполагаемые оффшорные компании двенадцати действующих и бывших глав государств составляют одну из самых захватывающих частей утечки – в них есть связь с главами государств, а также с членами их семей, ближайших советников и друзей.

Панамская юридическая фирма среди своих клиентов также насчитывает почти 200 политиков со всего мира, в том числе ряд министров.

В центре всех этих историй стоит Mossack Fonseca – панамский поставщик оффшорных компаний с десятками офисов по всему миру. Он продает свои оболочки фирм в таких городах, как Цюрих, Лондон и Гонконг.

Клиенты могут приобрести анонимную компанию всего за 1000 долларов США. Тем не менее, за эту цену можно приобрести просто пустую оболочку. За дополнительную плату Mossack Fonseca предоставляет фиктивного директора и, при желании, утаит истинного акционера компании.

Результатом является оффшорная компания, чья истинная цель и структура собственности зашифрована извне.

Эти документы дают детальное представление о том, как Mossack Fonseca обычно участвует в предпринимательской деятельности, которая потенциально нарушают закон, и в дополнение, пособничает в уклонении от уплаты налогов и отмывании денег.

Как проводилось расследование. «Слідство.Інфо» на «Громадськом.TV»

Расследователь программы «Слідство.інфо» («Громадське.TV») и автор сюжета «Двойная жизнь Президента» о оффшорных компаниях президента Украины Петра Порошенко Анна Бабинец считает, что параллель с Иловайский в сюжете была нужна, более того, на такую идею «Слідство.інфо» натолкнули иностранные коллеги, пишет отраслевой сайт «MediaSapiens».

«Над темой Порошенко со мной вместе работали журналисты из Süddeutsche Zeitung, Guardian, BBC – нас всего было пятеро. Сначала, когда мы только обнаружили, что была зарегистрирована оффшорная компания на BVI (British Virgin Islands), я вообще не верила, что это действительно Петр Порошенко, пока не увидела копию паспорта. Тогда коллеги из BBC спросили меня, что происходило в стране в тот момент. Мы начали пересматривать с Владом (Лавровым. — Ред.) и поняли, что тогда были эти горячие бои в Иловайске», — рассказала Бабинец коллегам.

На вопрос MediaSapiens о том, какой главный месседж для рядового зрителя пыталась сформировать автор этим сюжетом, Анна Бабинец ответила: «Показать, на фоне каких событий происходили эти вещи. Это важно, ведь Президент — главнокомандующий. Когда наши бойцы оказались в окружении в Иловайске, были попытки в течение недели достучаться до Президента, от него требовали реакции, но реакции не было».

Автор сюжета является членом OCCRP, с лета прошлого года она — координатор организации в Украине. Госпожа Бабинец рассказала, что к проекту «Панамских архивов» присоединилась в августе прошлого года. С тех пор над этой базой работало 376 журналистов со всего мира. Из Украины — двое — Анна Бабинец и Влад Лавров из KyivPost.

«К базе был прикручен поисковик, можно было искать по фамилиям, по странам, по названию городов. Понятно, что первая фамилия, которое я набрала, была «Порошенко». И увидела, что была зарегистрирована компания. Мы несколько месяцев разбирались, что это значит, и какого рода материал можно из этого сделать, следили за структурой собственности в Roshen. Где-то с ноября прошлого года мы знали, что это будет за материал», — сказала автор.

Журналисты, которые работали над документами «Панамского архива», не были проинформированы о том, каким образом документы были получены. Анна Бабинец рассказала, что прежде чем к информации предоставили доступ журналистам, «ее уже проверили», а одно из требований заключалась в том, что работать над документами могли только члены OCCRP. Она также отметила, что комментарии заинтересованных сторон и экспертов журналисты могли брать только в строго определенное время.

«Примерно до марта у нас не было разрешения брать комментарии. С начала марта нам разрешили писать запросы. Мы написали совместный запрос от Süddeutsche Zeitung, Guardian, OCCRP в Администрацию президента с просьбой дать интервью. Мы описали, что у нас есть новая информация относительно активов господина Порошенко, однако ответа не последовало. В это же время мы пытались получить комментарии от юристов, было сложно, ведь нам была важна конфиденциальность, чтобы информация не была обнародована ранее публикации, и в то же время мы должны объяснять, о ком и чем речь, чтобы не поставить человека в неудобное положение. Очень многие юристы отказывались».

Имитация расследования

Как сказано выше, смысла в расследовании оффшоров Порошенко не было, поскольку то же расследование «Слідства.інфо» не выявило, что президент пытался скрыть свою личность как владельца компаний, кроме того, авторы так и не получили подтверждений того, что Порошенко нарушил или собирался нарушить какие-то законы.

Тем не менее, в материале Анны Бабинец, опубликованном на сайте «Громадського.TV» сделано следующее заявление:

«Итак, теперь мы имеем документальные подтверждения, что соглашение о структуре, куда Президент Украины якобы передал свои кондитерские активы, до сих пор не подписано. Дорогой Порошенко «слепой траст» существует только в его фантазиях. В реальной жизни президент создал компанию в оффшорной зоне на Британских Виргинских островах, куда вывел активы «Рошен», чтобы не платить в Украине налоги с продажи. А упаковка в виде траста должна скрыть весь процесс. Очевидно, по замыслу никто так и не должен был узнать, какой именно «Рошен» продают — украинский или островной».

То есть, автор обвиняет фигуранта в намерении совершить уголовное преступление. Отметим, что с точки зрения как общественной морали, так и юриспруденции, намерение совершить преступление приравнивается к преступлению совершенному и, кстати, карается в соответствии с нормами Уголовного Кодекса.

Авторы расследования сетовали на большие трудности с получением профессиональной экспертизы собранного материала. Однако, что им мешало самим за полгода изучить нормативно-правовую базу и оффшорную практику и, если их подвели эксперты, ссылаться на закон и прецеденты?

Вопрос риторический. Тем не менее, участники CRiME`а, знакомые с авторами «Двойной жизни президента», считают их достаточно компетентными, и уверены, что им доподлинно были известны нижеперечисленные нюансы.

Во-первых, практика показывает, что с целью сокрытия реального владельца в оффшорах следует открывать компанию на доверенное лицо, то есть, зиц-председателя, а не на себя любимого. Однако, такой «маневр» не дает стопроцентной гарантии анонимности, поскольку реального собственника не так уж сложно отследить, особенно, если он изначально был известен.

Во-вторых, скрыть факт купли/продажи активов с помощью оффшоров – задача также нетривиальная, особенно, если речь идет о сделке на сотни миллионов долларов. Причем, издержки могут значительно превышать размеры налогов в твоей родной стране. На такие расходы есть смыл идти лишь в том случае, если происхождение активов не совсем законно или абсолютно преступно. А «Рошен», в общем-то, легален.

В-третьих, скрыть свои прибыли резиденту Украины, коим является Порошенко, крайне проблематично даже в оффшорах. Деньги, вырученные от сделки, нужно класть на счет в каком-либо банке (конечно же, предшественник Петра Алексеевича предпочел наличку на «Камазах», но это отдельная история). Ни один банк другой страны, даже самой оффшорной, не откроет вам счет, если вы не являетесь гражданином этой страны или не имеете хотя бы временный вид на жительство. Или же если не предоставите документы, выданные вашим национальным регулятором, подтверждающие ваше право на внешнеэкономическую деятельность. В последнем случае Нацбанк Украины будет видеть всю вашу финансовую активность за рубежом и делиться информацией с Госфиском. Почему, спросите, банки той же Панамы не станут игнорировать законы далекой Украины? Потому что существует FATF, попасть в «чёрный список» которого стоит дороже, чем деньги всех украинских олигархов.

Как видим, журналистам «Слідства.інфо» даже в альянсе с зарубежными коллегами не удалось установить получение Петром Порошенко гражданства или вида на жительство в какой-то оффшорной зоне (компании были открыты на его украинский паспорт). То есть, подтверждение того, что президент хотя бы намеривался вывести свои миллионы в оффшор, дабы уклониться от налогов, отсутствуют. Но желание мокнуть «гаранта» оказалось сильнее тяги к истине.

Спонсоры в гневе

Манипуляции, откровенная ложь, нарушение журналистских стандартов, допущенные авторами «Двойной жизни президента», спровоцировали грандиозный скандал в профессиональных кругах. Странная реакция на произошедшее со стороны руководства «Громадського.TV» лишь подлила масла в огонь.

В частности, редакционный совет телеканала распространил весьма пространное заявление, в котором не признал нарушения своими журналистами каких-либо стандартов. В частности, там сказано:

«Громадське.TV должен стать площадкой для объяснения содержания документов Panama Papers и качественной дискуссии вокруг темы оффшоров первых лиц во избежание манипуляций и недоразумений в медиа. Оффшоры — ключевая тема для украинского общества, это механизм, который систематически используется украинскими политиками и бизнесом во избежание налогообложения и сокрытия доходов».

Гендиректор же «Громадського.TV» Катерина Горчинская на своей странице в Facebook заявила, что внутренняя проверка скандального материала подтвердила, что всё сказанное в нём – чистейшая правда.

Впрочем, когда скандал набрал ещё большие обороты, она таки признала ошибку своих подчиненных. Правда, назвала ее «честной».

«Есть такое понятие в журналистском слэнге, как honest mistake — честная ошибка. Это значит, что журналист честно, в меру своих навыков, доступных средств и времени, проделал свою работу, но на выходе всё равно совершил ошибку», — написала она.

Но признавать ошибки было уже поздно. Фонд «Відродження», основной спонсор «Громадського.TV», выступил с весьма резкой критикой творчества своих подопечных.

«Предложенная интерпретация выявленных фактов вызвала аргументированную критику со стороны экспертов, авторитетных журналистов, а также представителей ведущих гражданских организаций, которые, как и «Громадське.TV», давно и плодотворно сотрудничают с Фондом, отстаивая свободу слова в Украине», — сказано в комментарии.

По словам авторов заявления, «реакция со стороны журналистов «Слідство.Інфо» на аргументированную критику разочаровывает. Они заняли позицию некритического самооправдания без всякого намека на признание нарушения журналистских стандартов, а именно манипулирование фактами (авторы расследования не признают искусственности привязки ситуации с оффшором президента к трагедии в Иловайске, нет доказательств вывода активов компании «Рошен» в соответствующую оффшорную зону, как и доказательств того, что оффшор был создан именно для уклонения от налогов с продаж)».

«В отношении к этой позиции, занятой расследователями «Слідство.Інфо», мы вынуждены отметить, что журналистская болезнь «права на абсолютную истину» противоречит не только принципу сбалансированного представления информации, — сказано в комментарии. — Как представители фонда «Відродження», миссией которого является содействие развитию открытого демократического общества, мы заявляем, что единоличное право на истину противоречит главной ценности такого общества. Никто не имеет такого права. Каждый рациональный аргумент должен быть услышан».

Забавно то, что это критическое заявление де-факто исходит не просто от спонсоров «Громадського.TV». Миллиардер Джордж Сорос, основавший и финансирующий «Відродження», также в большой мере профинансировала журналистское расследование всего «панамского архива». И сейчас некоторые аналитики задаются вопросом, не использовали ли деньги филантропа его недруги для проведения своей спецоперации?

Русский след

На первый взгляд, «Панамские документы» характеризуют Россию не с лучшей стороны, — пишет обозреватель The Washington Post Адам Тейлор [перевод публикует InoPressa]. Но в кругу экспертов появилась версия, что за утечкой «Панамских документов», наоборот, могут стоять русские.

По мнению автора, важно, что эту теорию выдвинул Клиффорд Гэдди, авторитетный специалист по российской экономике, соавтор книги «Мистер Путин: оперативный агент в Кремле» («Mr.Putin: Operative in the Kremlin»).

Автор кратко пересказывает текст Гэдди, опубликованный в блоге на сайте аналитического центра Brookings.

1. «В начале 2015 года хакер, которого поддерживают российские власти, обратился по электронной почте в Süddeutsche Zeitung и предложил организовать утечку информации. Таков был первый контакт, за которым в итоге последовала публикация «Панамских документов», — утверждает автор.

2. «В «Панамские документы» преднамеренно включено мало информации, которая вредит Путину. Хотя сама цифра — 2 млрд долларов — была сообщена широко, ее связь с Путиным относительно неясна, а российский президент в прошлом уцелел и после гораздо более страшных обвинений в коррупции», — говорится в статье.

3. «Зато в «Панамских документах» предостаточно информации, которая уже поставила других мировых лидеров в крайне неловкое положение. Как минимум, утверждает Гэдди, на этом фоне Путин и его репутация коррупционера кажутся скорее отражением стандартной практики действий, чем аномалией», — пересказывает Тейлор.

4. «Тот факт, что с «Панамскими документами» связано так мало американцев, может навести на предположение, что их данные были вычеркнуты из документов, врученных газете Süddeutsche Zeitung и позднее переданных другим СМИ. По мнению Гэдди, отсутствие этой информации в публикациях может означать, что ее придерживают в целях шантажа», — говорится в статье.

Гэдди признал, что не совсем уверен в своей версии, но автор находит некоторые аргументы вполне логичными. Так, история с 2 млрд долларов на счетах, к которым якобы имеют отношение друзья Путина, не стала для Путина сильным ударом, пишет Тейлор. Зато скандал пошатнул позиции Кэмерона и Порошенко (находящихся в плохих отношениях с Россией).

Отсутствие скандала в России Тейлор объясняет двумя причинами. Во-первых, Путин колоссально популярен. Во-вторых, многие критики и так уверены в его коррумпированности.

Правда, малое число американцев в «Панамских документах» можно объяснить и другими факторами. Возможно, американцы предпочитают иные налоговые убежища, а не Панаму.

«Гэдди говорит, что наблюдал, как Путин использовал финансовые секреты, чтобы «губить или контролировать» людей в России, и теперь, когда оказалось, что финансовые секреты чинят мировым лидерам огромные проблемы, Гэдди гадает: может, Путин вернулся к старым уловкам?» — говорится в статье.

***

Обозреватели CRiME`а в своей предыдущей публикации высказали предположение, что «слив» документов «панамского архива» могли организовать европейские спецслужбы. Но более детальный анализ всё-таки заставил нас изменить свое мнение.

Практика показывает, что западные правоохранительные органы предпочитают легализировать информацию, полученную с помощью хакеров, процессуальным путем, прежде чем сообщать её прессе. К тому же, не факт, что большая часть данных, попавших в СМИ, не была известна компетентным органам Евросоюза. К примеру, созданная юристами Порошенко голландская компания, фигурирующая в «панамагейте», просто не могла быть незамеченной финмониторингом Нидерландов. Как и созданная на его имя фирма на Британских Виргинских островах, находящихся в юрисдикции Великобритании. То есть, велика вероятность того, что европейские власти из труда сотен журналистов-расследователей почерпнули для себя не так уж нового.

Как писал CRiME ранее, вряд ли за похищением архивов Mossack Fonseca стоит хакерское сообщество. Киберпреступники попытались бы монетизировать результаты взлома – путем продажи прессе, властям или же путем шантажа панамской компании либо её клиентов. Этого не было. Кибер-активисты, такие как «Анонимный интернационал», просто бы выложили «добычу» в открытый доступ, дав возможность любому желающему ознакомиться с содержимым досье. Этого тоже не было. «Доброжелатель», «сливший» редакции Suddeutsche Zeitung «панамское досье», якобы хотел от журналистов лишь публикации компромата и сохранения в тайне его скромной персоны.

Этот человек, назвавшийся «Джоном Доу», по словам журналистов Suddeutsche Zeitung, вышел на них в 2014 году. Когда «зеленые человечки» оттяпали Крым, на Донбасс пришли русские наемники и регулярные войска, а между Западом и Москвой началась новая холодная война. Возможно, это лишь совпадение. Но настораживают и другие мелкие детали.

В частности, как сказано в начале этого материала, «Джон Доу» передавал журналистам данные порционно. Утечка длилась где-то со второй половины 2014-го по март этого года. То есть, взломщик (или взломщики) сначала заинтересовал журналистов, потом выдавал им информацию частями. Есть основания считать, что держать журналистское расследование в строгом секрете и опубликовать расследования репортеров из разных стран в один день – было условием именно «Джона Доу», именно он управлял временными рамками расследования. С одной стороны, это разумная мера с оглядкой хотя бы на то, что преждевременная огласка информации о взломе и журналистской работе дала бы возможность Mossack Fonseca вовремя усилить меры безопасности и пресечь утечку. Но почему тогда «Джон Доу» не стал выжидать дольше, чтобы добыть больше информации?

Ответов на этот вопрос может быть лишь два. 1) Панамцы в какой-то момент заподозрили неладное и прикрыли «лазейку»; 2) «Джон Доу» добыл и передал журналистам всё, что считал нужным, кроме того, наступил подходящий момент для публикации. Мы больше склоняемся ко второму варианту.

Суммируем то, что у нас есть.

1. «Джон Доу» выстроил схему обнародования «компромата» так, чтобы вызвать максимальный резонанс и общественный негатив в отношении фигурантов. Что дает основания полагать, что целью «слива» было не привлечение кого-то к ответственности, а сам резонанс.
2. «Панамское досье» появилось на фоне миграционного кризиса в ЕС, голландского референдума и правительственного кризиса в Украине.
3. На данный момент наибольший ущерб «Панамское досье» нанесло некоторым странам ЕС и Украине.
4. «Панамское досье», по мнению экспертов, неполное. Они считают, что некоторые данные были умышленно утаены от журналистов.
5. В нем не так уж много данных, прямо указывающих на совершение преступлений кем-то из фигурантов. Большая часть опубликованной информации с большой долей вероятности была известна властям.
6. В обнародованных документах нет компромата, который мог бы нанести серьезный вред кремлевской верхушке. Одновременно наличие упоминаний оффшоров россиян, как-то связанных с Путиным, делает «досье» более убедительным и, по логике вещей, должно снять некоторые подозрения.
7. По странному стечению обстоятельств, в «Панамском досье» не фигурируют американцы. В то же время работу журналистов отчасти финансировали структуры, подконтрольные Госдепартаменту.
8. Российские власти заранее знали о публикации «панамских документов» и анонсировали их как очередную информационную атаку на Путина, притом, что, как выяснилось впоследствии, ничего серьезного на ВВП опубликовано не было (п. 6). Опираясь на факты, указанные в п. 7, российские власти впоследствии обвинили в организации «панамагейта» американские спецслужбы.

Возможно, мы заблуждаемся в выводах, однако мы видим признаки широкомасштабной информационно-психологической спецоперации (или, если говорить точнее, операции информационно-психологического влияния). И независимые украинские журналисты, вероятно неосознанно, стали самыми прилежными её участниками.

Источник

 

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 2 дня

Тарас

213
Украина.
Комментарии: 855Публикации: 691Регистрация: 17-03-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть