Пятница , 9 Декабрь 2016
001304

Самая удивительная ложь в истории

Публикация в группе: Интересное/невероятное

Добавлено в закладки: 0

…или история как фермер, пара принцесс и 27 воображаемых шпионов помогли Союзникам высадиться в Нормандии. Незадолго до победы, командование союзников имело на руках лучшие карты за всю историю войны. «У этой операции не может быть никаких альтернатив», — рявкнул генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр. «Эта операция запланирована как победа, и это — именно тот способ, которым она будет достигнута!» Действительно, больше 6000 судов были готовы пройти через Ла-Манш, чтобы высадить первую часть двухмиллионного войска на белых пляжах Нормандии. Почти 20000 транспортных средств доставили бы на берег, и 13000 самолётов сбросили бы тысячи тонн взрывчатых веществ и тысячи парашютистов.

Размер вторжения, которое должно было стать самым большим в истории, точно неизвестен. Но количество убитых и раненых первого дня, которое должно было достичь 90 процентов, заставляли Эйзенхауэра сомневаться. Он превратился в тревожный дымоход, выкуривая по четыре пачки сигарет в день. Другие Союзнические лидеры тоже чувствовали себя неуверенными. «Мне повсюду видятся потоки крови», — жаловался Уинстон Черчилль. Генерал Джордж С. Паттон жаловался на чувство «ужасного беспокойства». Руководитель Имперского Генерального штаба Алан Брук был ещё более скептичен: «Это не сработает», — говорил он. За день до вторжения, Эйзенхауэр спокойно расписал план отступления, а когда он наблюдал, как последняя из 101-й Воздушно-десантной дивизии взлетает, стальной генерал начал плакать.

Они волновались не просто так. С таким количеством войск и таким большим количеством артиллерии, было невозможно сохранить нападение в тайне. Гитлер знал, что это случится, и он готовил защиту в течение многих месяцев. Только одна деталь ускользнула от него — где точно произойдёт нападение. Чтобы добиться успеха, Союзники должны были держать это в тайне: они должны были обмануть немцев, сделав вид, что реальное вторжение было просто блефом, заставив их думать, что основное нападение будет в другом месте. Задача казалась невозможной, но к счастью, у британцев было секретное оружие: маленький, молодой лысеющий испанец. Он был королём мошенников, шпионом-любителем, самым трусливым лгуном в мире и ещё он был фермером.

Хуан Гарсия Пужоль работал в отеле, когда решил стать шпионом. Хотя он родился в богатой семье и был родом из Барселоны, Пужоль утратил свои привилегии. К разочарованию своей семьи он вылетел из школы-интерната в 15 лет, поступив в академию птицеводов. В 21 он отслужил шесть месяцев обязательной военной службы, но армейская жизнь была не для него. Пацифист ушёл из конницы и купил кинотеатр. Когда предприятие потерпело неудачу, он купил меньший театр, который также провалился. Успех хронически ускользал от него. В 24 Пужоль устроился на работу на птицеферму и женился на девушке, которую он не был уверен, что любил. Его жизнь была обычной, если не сказать что скучной.

Но жизнь в 1930-х в Испании была совсем нескучной. В 1931 году испанский король Альфонсо XIII понял, что утратил свою популярность, и сбежал из страны без формального отречения, оставив Испанию в политическом вакууме. Коммунистические и Фашистские группы яростно боролись за власть. Страна стала театром для общественной резни, а трупы политиков заполонили переулки Мадрида.

Когда Испания погрузилась в гражданскую войну, в июле 1936, Пужоль вместо того, чтобы явиться на службу, сбежал. Он скоро был пойман и отправлен в тюрьму. Затем после невольного присоединения к побегу из тюрьмы он убежал на явочную квартиру в Барселоне. Больше он никогда не видел свою невесту. Прошло больше года, и в 1938 подавленный и истощённый Пужоль вышел из укрытия. Беглец выглядел так плохо, что смог подделать документ, в котором говорилось, что он был слишком стар для армии. Это было началом растущего кома лжи, который он собрал к началу Второй мировой.

Отчаянно нуждающийся в деньгах, Пужоль в конечном счёте получил работу управляющего отелем в Мадриде. Стены отеля разваливались на глазах, а отопление почти полностью отсутствовало, но в некотором смысле он нашёл дом. У него был прекрасно подвешен язык, и отель был великолепным местом, чтобы обрести друзей. А эти люди могли стать его билетом из разорённой войной Испании.

Однажды, испанский Герцог приехал в отель и попросил комнату. Пужоль завёл с ним разговор, в котором герцог пожаловался, что его тёти, две пожилые принцессы, были расстроены, что не могут достать виски, так как разразилась гражданская война. Глаза Пужоля загорелись. Он знал, что выпивку можно было достать через границу Португалии. У него не было паспорта, а его получение было почти невозможным, но если кто-либо и мог помочь получить его, то это пара принцесс.

Таким образом, Пужоль заключил с герцогом соглашение: если тот сможет обеспечить Пужолю паспорт, то тот обеспечит ему виски. Королевская особа согласилась, и скоро испанец получил документы. Пужоль и шофёр герцога отправились в Португалию, купили шесть бутылок выпивки на чёрном рынке и вернулись назад в Испанию. Теперь у него был документ, за который люди могли убить. Но теперь он мог убежать.

Но хуже время для бегства выбрать было сложно. В Европе нигде не было безопасно. Несколькими неделями ранее, в сентябре 1939 года, Англия объявила войну Германии. Гитлер начал завоёвывать Европу, и повсюду стали появляться концентрационные лагеря. Так что Пужоль был пойман в ловушку, и поэтому начал готовить схемы помощи Союзникам.

В январе 1941 он отправился в британское посольство и попросил работу шпиона. Была всего одна проблема: он абсолютно ничего не знал о шпионаже. Он ходил от одного секретаря посольства к другому, предлагая «свои услуги». Но все они указывали ему на дверь. Совсем не расстроившись, Пужоль вернулся домой и тщательно продумал свою легенду. Затем он сделал невероятное: он позвонил в немецкое посольство и объявил, что хочет шпионить для нацистов.

Голос в трубке был тяжёлым и гортанным. Человек сказал Пужолю придти в Кафе Лион в 16:30 на следующий день — агент с плащом в руках будет ждать его в дальнем углу кафе.

Пужоль следовал инструкциям. Он забрёл в кафе и представился спортивному, голубоглазому белокурому человеку, сидящему в дальнем конце зала. Агент приветствовал его холодным поклоном. Его кодовым именем было Федерико, и он был специально обучен определять мошенничества. Пужоль начал утверждать, что любит Гитлера. Напыщенная речь была хитрой и претенциозной. С головы до пят Пужоль опутал себя паутиной лжи, отбарабанив имена несуществующих дипломатов, которые, по его словам, были ему друзьями. Впечатлённый Федерико назначил вторую встречу.

При встрече в пивной Федерико сказал Пужолю, что нацистская агентурная сеть не нуждается в большем количестве агентов в Испании. Скорее они нуждаются в «кротах», которые могут шпионить за границей. Пужоль сообщил вербовщику о наличие паспорта. Федерико кивнул. Несколько дней спустя он сказал Пужолю отправиться в Лиссабон и очаровать посольство, чтобы получить выездную визу. Когда Пужоль добрался туда, посольство отказало выдать ему визу.

Это было похоже на тупик, но снова подарок Пужолю преподнесла его болтливость. В отеле в Лиссабоне он оказал поддержку полному, приветливому человеку по имени Хайме Соуза. Ночью Соуза показал Пужолю такой желанный документ, как дипломатическая виза. В течение следующей недели Пужоль сопровождал Соузу везде: в парках, ночных клубах, кабаре и казино. Однажды, когда они играли в рулетку, Пужоль симулировал желудочные колики. Он сказал Соузе продолжать играть, в то время как сам отправился в отель. Он ворвался в их комнату, открыл чемодан Соузы, украл визу и схватил несколько фотографий. Затем он вернулся в казино как ни в чём не бывало.

В течение нескольких дней Пужоль подделал документ. После возвращения в Испанию он показал его Федерико. Агент был так впечатлён, что взял Пуйоля под своё крыло, снабдив его невидимыми чернилами, шифрами, 3000$ наличных и кодовым именем ARABEL. Он должен был переехать в Англию, изобразить из себя продюсера радио Би-би-си и разоблачить британскую разведку.

У Пужоля, конечно, не было интереса к шпионажу в пользу нацистов. Он хотел быть Союзническим двойным агентом. Таким образом вместо того, чтобы отправиться в Великобританию, он поехал в Португалию. Уверенный в том, что Союзники примут его теперь, когда у него есть доступ к немецким тайнам, он помчался в британское посольство и показал им чернила, шифры и наличные деньги. Теперь у него было всё, в чём нуждался двойной агент. Но ответ британцев был чётким: «Нет».

Пужоль был удручён. «Почему,» — задавался он вопросом, — «враг оказался так услужлив, в то время как те, кому я хотел быть другом, так непримиримы?»

Несмотря на своё название, британский офис разведки был место скопление лодырей и непрофессионалов. Когда началась война, офис вообще стал фабрикой плохих идей. В 1941 году британская разведка даже попыталась убедить немцев, что в Ла-Манш были выпущены 200 питающихся людьми акул. Год спустя они серьёзно рассматривали организацию Второго пришествия Христа. План британцев был прост и одновременно глуп: подобная Иисусу фигура волшебным образом появилась бы в немецкой сельской местности, сотворила бы чудеса и проповедовала бы мир.

Решение отклонить кандидатуру Пужоля, однако, было скорее политическим. Союзники не хотели ввязывать Испанию в войну, таким образом, испанский двойной агент не был такой уж необходимостью. Плюс незначительной деталью было то, что Пужоль не знал ничего об Англии. Он никогда не был там. Он ничего не знал о её вооружённых силах. Он только говорил на их языке. И теперь, чтобы не лишиться своего прикрытия, он должен был убедить нацистов, что жил там.

Не уезжая из Португалии, Пужоль купил карту Англии, туристический путеводитель и железнодорожное расписание. «Абвер» (немецкая разведывательная служба) сказал ему принимать на работу второстепенных агентов в помощь. Но у Пужоля была идея получше: он придумывал их. Если бы что-то пошло не так, то он мог бы возложить ответственность за себя на своих воображаемых сотрудников. Когда что-то было сделано правильно, он лично получал дополнительное доверие. Так ARABEL начал придумывать шпионов и истории. Используя газеты и телефонные книги в качестве вдохновения, Пужоль писал ориентировки и письма в немецкое разведовательное агенство, которые не содержали практически никакой полезной информации — они были предназначены для того, чтобы тратить впустую время агентства. Но Пужоль знал, что не сможет поддерживать враньё на высоком уровне вечно. Если он хотел завоевать доверие, то он должен был начать отправлять некоторую достоверную информацию. Он попросил британцев о помощи, но посольство отклонило его в четвёртый и в пятый раз.

Затем, совершенно случайно, некоторые отчёты ARABEL оказались слишком близки к правде. В одном письме он сообщил немцам, что конвой из пяти Союзнических судов оставил Ливерпуль и отправился на Мальту. Пужоль не знал, что фальшивый отчёт был по сути правильным. Когда британские шпионы, МИ5, перехватили сообщение, агенты запаниковали. Нацистский шпион был на свободе и был в Англии! «Британцы сходили с ума, разыскивая меня», — позже вспоминал Пужоль. Он исполнил подобный трюк несколько недель спустя, сообщив, что главная армада отбыла из Уэльса. На сей раз это было ложью. Но немецкие подводные лодки и итальянские самолёты-истребители были подняты, чтобы заманить выдуманные британские корабли в засаду и потратили впустую тонны топлива и тысячи человеко-часов. Теперь это привлекло внимание Союзников. В апреле 1942 МИ5 перевезли Пужоля в Лондон и наняли его в качестве двойного агента. Британцы были так впечатлены его способностью играть преданного нациста, что дали ему кодовое имя шпиона-любителя GARBO, потому что по их мнению он был лучшим актёром в мире.

Как у добросовестного двойного агента, у GARBO была целая сеть воображаемых шпионов. Она включала путешествующего продавца, живущего в пещере гибралтарского официанта, отставного валлийского моряка, ставшего Фашистским наёмником, индийского поэта и даже сотрудника в британском Военном Министерстве. Поддельные шпионы подавали отчёты о расходах; некоторые имели реальные зарплаты — и всё финансировали нацисты. К концу войны GARBO придумал 27 персон. Работа для МИ5 также означала, что у Пужоля наконец появилась реальная военная информация. Таким образом, чтобы завоевать доверие немцев, он начал выдавать тайны Союзников, разбавляя отчёты достаточным количеством лжи во спасение.

Например, во время Операции Факел, кампании по вторжению в Северную Африку, три воображаемых агента GARBO сообщили о наблюдении войск в Шотландии, готовящихся к вторжению. (Там никого не было.) Призрачные агенты распространяли слухи, что Норвегия может подвергнуться нападению, в то время как другие утверждали, что Дакар и Сенегал будут следующими. Новости сбивали нацистов с толку. Чтобы спасти репутацию, GARBO написал немцам письмо за неделю до настоящего африканского вторжения, детализируя точно, когда и где нападут Союзники. Информация, возможно, могла поставить жизни тысяч солдат под угрозу, за исключением того, что МИ5 преднамеренно задержали письмо, таким образом, оно пришло слишком поздно. Трюк спас жизни и заставил GARBO походить на оракула.

Были и другие трюки, которые увеличили его силу. Когда нацисты хотели бомбить гражданские поезда в Англии, они попросили у GARBO расписание поездов. Он отправил устаревшее. Когда они хотели книгу с тайнами ВВС Великобритании, GARBO отправил её по почте в пироге, предварительно вырвав все актуальные страницы. Когда немцы подбили гражданский самолёт между Португалией и Лондоном, убив всех на борту, включая голливудского актёра Лесли Говарда, GARBO раскритиковал немцев. Один из его воображаемых агентов, пилот, был на борту! Смущённые немцы никогда больше не нападали на гражданские самолёты на том маршруте.

К июню 1943 года Пужоль стал одним из самых дорогих шпионов Германии. Абвер отправляла ему всё новые и новые шифры и пузырьки невидимых чернил, что облегчало МИ5 взлом вражеских шифровок. Между тем нацисты распространили сообщение, где сравнивали его с армией в 45000 человек. Пужоль, который потерпел неудачу в школе, на военной службе и в бизнесе, был виртуозным мошенником. И теперь у него были все компоненты, чтобы подготовить свою самую большую ложь.

Переулки Англии наполнились войсками. Это было в начале 1943, самолёты, джипы и палатки были везде. Местные жители шутили, что остров утонет под всем этим весом. Немецкой разведке было очевидно, что должно произойти что-то грандиозное. Работа GARBO заключалась в том, чтобы он убедил немцев, что это произойдёт в Кале, в 200 милях к северу от Нормандии. Если бы он преуспел, то большинство нацистских солдат ждали бы в неправильном месте в тот момент, когда произойдёт реальное вторжение. Но немногие полагали, что уловка сработает.

Чтобы осуществить план, GARBO должен был убедить нацистов, что несуществующая миллионная армии собирается в юго-восточной Англии. Воображаемой армии дали настоящее имя: First United States Army Group или FUSAG. Британцы не экономили сил и денег, чтобы заставить обман выглядеть правдиво. Надувные ложные цели, танки и лодки, заняли гавани и фермы. Были даже установлены поддельные больницы. Бульдозеры пахали поддельные взлётно-посадочные полосы, и солдаты строили сотни фальшивых деревянных самолётов. Британцы даже реквизировали ветровые машины из киностудии, чтобы поднять пыль и сделать стройплощадку более правдоподобной. Газеты напечатали снимки короля Георга VI, осматривающего фальшивый завод. Почтовые голуби специально выпускались над вражеской территорией, и специальные машины отпечатывали следы вдоль пыльных дорог, которые указывали на явную активность войск. Газеты издавали поддельные письма с жалобами на шум, который вызывали воображаемые солдаты. И поскольку дата реального вторжения приближалась, генерал Паттон, как писали газеты, сплотил воображаемые войска.

GARBO «отправил» своих лучших агентов в юго-восточную Англию, чтобы сообщать о развитии событий. Между тем другие фальшивые агенты сообщали о наблюдении войск в Шотландии, что заставило нападение на Норвегию выглядеть неизбежным. Отчеты так взволновали Гитлера, что он сохранял 250000 контингент необходимых ему тогда войск в Скандинавии. К маю 1944 немецкое Верховное командование было сильно запутанно. Фельдмаршал Роммель был убеждён, что FUSAG реальна. Как раз перед днём нападения Союзники разбомбили 19 железнодорожных узлов под Кале — и ни один в Нормандии. Сопровождаемые отчётами GARBO, бомбёжки вынудили большинство нацистских важных шишек согласиться, что все знаки указывали на Кале.

В 6:30 6 июня 1944 первые Союзные войска высадились на песках пляжа Омаха в Нормандии. И началось. Хотя первые лодки встретили жёсткое сопротивление, нацисты были относительно неподготовлены. Немецкая Седьмая армия находилась поблизости в своих бараках и не ожидала нападения. Генерал Ханс Спейдель приказал обеим своим армиям уменьшить состояние готовности из-за плохой погоды и отсутсвий предупреждений из штаба. Генерал Фридрих Доллман был так убеждён, что 6 июня будет тихим днём, что наметил военные игры и не следил за ситуацией на фронте. Роммель взял выходной, чтобы отпраздновать день рождения жены. И когда Берлин узнал, что союзники высадились в Нормандии, штаб отказался даже будить Гитлера, чтобы не расстроить и без того расшатанное здоровье фюрера. Уловка сработала — почти никто не отнёсся к вторжению серьёзно. Нацисты думали, что это была попытка отвлечь их от реального вторжения в Кале.

Прошло два дня. Десятки тысяч войск заполонили пляжи, а немецкие генералы отказывались просить подкрепления. Они всё ещё ждали нападения поддельной армии в Кале, и считали высадку в Нормандии обманным маневром. 9 июня отчаянный генерал Герд фон Рундштедт попросил Гитлера прислать танки «Panzers». Гитлер согласился. Это было ужасными новостями для Союзников. Panzers могли разрушить все планы союзников.

Но рано тем же утром, GARBO отправил немцам сообщение о выдуманной армии, которая изменит историю: «Я обладаю информацией о большой концентрации отрядов в юго-восточной и восточной Англии, которые не являются участниками существующих операций, и что эти операции являются диверсионным манёвром, разработанным, чтобы выманить вражеские запасы и совершить решающее нападение в другом месте…, это может быть в районе Па-де-Кале».

Сообщение было немедленно отправлено в Берлин. Личный офицер разведки Гитлера подчеркнул слово «диверсионное» и передал его более высокому чиновнику, который положил его на стол Гитлеру. Абвер вмешался в подтверждение информации. Позже той ночью Гитлер прочитал сообщение GARBO; вскоре поступил приказ от Верховного командования: «Движение 1-й Бронетанковой дивизии SS будет остановлено». Внезапно девять бронированных подразделений Германии, все направляющиеся в Нормандию, остановились и развернулись, чтобы защитить Кале.

Это была самая большая ложь GARBO, и она, возможно, изменила ход войны. Фальшивка спасла десятки тысяч жизней Союзников и обеспечила точку опоры на континенте. Месяц спустя 22 немецких подразделения всё ещё ждали в Па-де-Кале поддельную армию. К декабрю, когда Союзники вернули Францию, немецкие командующие всё ещё полагали, что FUSAG реальна. Берлин был так убеждён отчетами GARBO, что наградил его Железным Крестом — честь, которой удостаиваются солдаты за героизм на линии фронта. Несколько месяцев спустя Король Англии последовал примеру и сделал Пужоля членом ордена отличия Британской империи — одна из самых больших национальных почестей. Шпион, добившийся успеха самостоятельно, стал первым и единственным человеком, награждённым обеими сторонами.

День нападения стал началом конца. Следующей весной Гитлер совершил самоубийство, и абвер приказал GARBO сдаваться. Они так и не поняли, что он был двойным агентом. К тому времени его сеть фальшивых агентов украла 17554£, на современные деньги почти $1 миллион, из нацистской казны. Пужоль сбежал в Южную Америку. Четыре года спустя МИ5 сообщили, что он умер от малярии, исследуя Африку.

Но это также было ещё одной блестящей ложью, чтобы избавиться агента от любых мстительных нацистских лоялистов. Пужолю тогда было 36 лет, он был жив и здоров и проживал в Венесуэле, где его жизнь стала скучной и обычной. У него была жена, два сына, книжный магазин и работа в Shell Oil в качестве учителя иностранного языка. Он даже попытался вернуться в гостиничный бизнес, где снова потерпел неудачу. Он жил в тайне до 1984 года, пока инициативный журналист Найджел Вест не разыскал его. В том году 72-летний Пужоль вернулся в Лондон. Его бывшие коллеги по МИ5 были ошеломлены. «Это не можете быть Вы», — кричал один из них — «Вы мертвы!»

Пужоль попал на пляж Омаха в 40-ю годовщину нападения. Когда шпион увидел кладбище, с его длинными, опрятными рядами белых надгробных камней, он упал на колени и разрыдался. Он чувствовал себя ответственным за каждую могилу. Толпы седых мужчин подходили к нему с просьбой пожать руку. Один человек, окружённый семьёй и ветеранами, взял Пужоля за руку и сказал: «Я имею честь видеть GARBO, человека, который спас наши жизни». Снова слёзы заполнили глаза Пужоля. На сей раз, слезами радости.

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 9 часов

Rusick

1 200

Online

Украина. Город: Киев
21 годКомментарии: 1813Публикации: 2268Регистрация: 01-08-2014

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть