Суббота , 10 Декабрь 2016
001546

В ресторане

Публикация в группе: Литература

Категории группы: Проза

Добавлено в закладки: 0

Ресторан – это место особое, историческое. Несмотря ни на какие неурядицы, здесь всегда был праздник, даже когда проходили поминки.
Пятничное веселье было в самом разгаре. За столиками собралась самая разная публика по самым разным поводам.
Центральное место ресторана занимал ряд из трех столов, где восседали гости с мэром во главе.
— В этот день, годовщины свадьбы с моей любимой Светочкой, — говорил тост мэр, взяв жену за руку, — я хочу пожелать всем процветания и любви. Такой любви, которая ведет нас с женой по жизни вот уже двадцать лет.
Все захлопали и выпили.
— Вы – опора нашего города, —  восхищенно говорил  зам.мэра. – Вы надежный, умный, щедрый. За вас!
Никто не разделял его мысль, но все захлопали и выпили.
— Алкоголизм – это форма политической слабости, — вел беседу отец Василий с начальником отдела промышленности Коптевым.  —  Кто идет верным курсом  с нашим мэром, никогда не опустится до этого.
Отец Василий опрокинул стопку водки и закусил огурцом.
— Это точно, — кивал уже окосевший начальник отдела промышленности Коптев.
— Да, пить в меру – дело праведное, — продолжал отец Василий, — а все скабрёзности и слабости от дьявола.
Услышав случайно эти слова, все захлопали и выпили.
За столиком у туалета Лысый поздравлял свою любимую в компании соплеменников.
— Маринуся, ну там, типа, здоровья, тебе, да, счастья, бабосиков, гыыы, побольше. В общем, с днюхай тебя! —  и неожиданно  закричал. — У Марины сальная вагина!
Весь столик вместе с Мариной заржал, а самый интеллектуальный из них Штырь добавил:
— С днем рождения, шалава!
И окружающие, весело чокаясь, громко подхватили:
— С днем рождения! С днем рождения!
Лысый сел, закусил пошехонским сыром и произнес :
— Слышьте, вчера читал Ветхий завет, и было такое чувство, что меня где-то наебывают.
— Вот тебя торкнуло, Лысый. Ты б еще Новый почитал, ыыыы, — брызгая слюной, сказал самый интеллектуальный из них Штырь.
— А че уже вышел?
За столиком у окна компания из трех мужчин собралась по не менее серьезному поводу.
— Офицеры! Наполните пустоту ваших стаканов патриотическим  сознанием,  —  пафосно говорил полковник в отставке. — Хочу выпить в этот день за всех тех, кто грел цевье своего ружья. Стоя!
— За  инженерно-саперные войска! – встал и закричал другой военный в синих джинсах и свитере в черно-оранжевую полоску.
— Ура!!!  – ревел третий никогда не служивший в армии брат полковника.
Потом они уселись.
— Воевать с женщиной тяжелее, чем на передовой, – заговорил полковник, —  враг следует стратегии, плану боевых действий, а вот с женщиной – сложнее. Непонятно где она оставит заряд!
— А ля гер кон а ля гер, — протянул военный в свитере.
— Ура! – уже под столом хрипел брат полковника.
Рядом со столиком  именинницы Маринки сидели четыре парня крепкого телосложения и толерантного происхождения.
— Хочу выпить за нашего братана, — объявил один из них по имени Анзор  двум бритоголовым парням, затем повернулся к виновнику торжества. — Гиви, ты чалился семь лет,  тебя никогда никто не фаршмачил и ты всегда оставался человеком. За тебя и твою свободу!
— Спасибо, — сказал безрадостно Гиви и, оглядевшись по сторонам, добавил. – Смотри, какие фреи сидят. — Гиви указал на столик с двумя подругами.
— Понял. Ща все сделаем брат, – учтиво  сказал Анзор и ушел.
— Эй, уморыш, еще жевалки принеси! – крикнул Гиви официанту с нескрываемой апатией.
Бритоголовые молчали и ели борщ.
Гиви не зря обратил внимание на столик с девушками. Несмотря на навязанную самим себе сорокалетнюю старость, они выглядели еще совсем не плохо, за счёт завивки на голове и поддельных лабутенов.
— Лен, я ему говорю: красиво — оставь елочку, не разбирай, а он – че оставлять-то, крещение то уже прошло. А я говорю – а пасха?
— Ну? А он?
— Че, он. Игрушки сложил, и мыться пошел, сволочь бессердечная!
— Да, козлы они все! — подруга сочувственно обняла Катьку, — Мой такой же подлец, взял и выкинул  мамину черно-белую фотографию. Говорит, не знал, думал из журнала старого. Как он не знал, если я ее специально не в ведро положила, а рядом. Назло, понимаешь? Взял — и в помойку.
— А ты зачем рядом с ведром-то положила?
— Ну, чтоб муж не нашел и не выкинул. Давай выпьем.
— Я щас приду, — Катька встала из-за стола, — пописаю.
— Девушка, — обратился к Лене подошедший Анзор, — пойдемте за наш столик? У моего братишки праздник. Он угощает. – И положил свою руку девушке на плечи.
— Костыли убери! – одергивая его руку, запищала Лена.
— Эй, ты че, лахудра! – возмутился он и дал ей легкий подзатыльник.
Недалеко сидела компания из трех интеллигентных скучного вида мужчин.
— Страшнее смерти, я вам скажу, может быть только ситуация, когда твой пятилетний сын на весь магазин кричит: папа, ты водку забыл! – копаясь в салате, сказал Лёня.
— Нет, хуже некуда, когда ты цитируешь жене Бродского, а тебя останавливает ее храп, – сказал Дима.
— Я вчера своему сыну говорю: скрывать свое невежество, отгораживаясь стеной из каприз  — удел слабых  и безвольных людей. Ты должен собрать все свои мысли и написать это сочинение про жизнь Лорашфуко.  А он – не могу и все, – поделился Евгений.
— А в каком он сейчас классе? – спросил Леня.
—  Во второй перешел.  Нет, мы раньше лучше учились.
— Это факт, – согласился Дима.
— Смотри, какой-то человек к девушке пристает, –  увидев Анзора, сказал Лёня и поднялся.
— Лёня, не лезь, — хотел остановить его друг.
В это время к столику с урками подошел отец Василий.
— Здравствуйте, православные, — с хмельной улыбкой произнес он, — у вас не будет минутки внимания?
Братки переглянулись. Гиви встал и прорычал:
— Слышь, ты за метлой следи. Аллаху Акбар!
— О, не беспокойтесь, бог – един, и все мы равны перед ним, – еще шире улыбнулся отец Василий.
— Да мне похуй! – злился Гиви. – Умри, неверный! —  И схватил со стола нож.
Мэр зашел в туалет, оставив охранника у входа. Туалет был женский, и мэр был приятно удивлен встрече с Катькой.
— Сто долларов и ни пенса меньше! – смог выговорить мэр.
— Что? – удивилась Катька.
— Известно, минет.
Полковник пристально смотрел в одну точку ресторана.
— Смотри, это не Васек Елохин там, в рясе трясется, — спросил полковник военного в свитере, — командовал второй ротой, у него еще кличка была, такая птичья?
— Баклан.
— Точно. Он! — обрадовался полковник и закричал на весь ресторан. – Васька!  Васька, Баклан!
Дело в том, что Лысого тоже звали Василием, и его столик находился рядом со столиком бандитов. Увидев обращающего к нему человека, он встал и подошел к полковнику.
— Слышь, старпер, ты кого бакланом назвал?
— Пацан, тебе чего? – произнес полковник.
— Кто здесь старпер? – поднялся военный в свитере.
— Ты, блядина! – уточнил Лысый.
— Ура!!! – прокричал брат полковника.
Леня подошел к столику с девушкой и произнес:
— Уважаемый, не могли бы вы оставить  девушку в покое, чтобы ни у кого не было проблем.
— Че? Ты, блять,  проблем хочешь? Тебе по сопатке дать,  педрила, — возмутился Анзор.
— Что за бестактность? Не тебе, а вам, —  заметил Лёня.
Мэр вышел из туалета с синяком и закричал на весь ресторан:
— Гаранта отечества бьют!
Леня отлетел, ударился головой о барную стойку и потерял сознание. Как впоследствии выяснилось  — на три недели.  Его друзьям тоже досталось. Немного, правда – Анзор к тому времени уже устал бить два бездыханных тела Димы и Евгения и переключился на колонну.
Военная подготовка пригодилась отцу Василию, поэтому битву на ножах он выиграл, как и следующие три раунда рукопашного боя с Гиви.
Полковник, отправив  Лысого в нокаут, услышал призыв мэра и побежал спасать гаранта. Он начал с его гостей. Больше всех он бил зам.мэра и начальника отдела промышленности Коптева.
Брат полковника очнулся и зачем-то пригвоздил вилками военного в свитере к паркету.  Тот извивался на полу как угорь, однако освободиться не смог. По нему еще долго ходили участники событий.
Ленка, которая получила подзатыльник от Анзора, на события никак не реагировала. Кушала холодец со стола мэра, пока Светочка — жена мэра не стала рвать ее завивки. Но это, видимо, уже было что-то личное. Из прошлого.
С упавшей и потерявшей сознание Маринки пытался снять трусы один из бритоголовых. Однако, получив бутылкой водки по голове от самого интеллектуального из них Штыря, оставил эту затею.
Штыря охранник мэра принял за Катьку, и нанес ему несколько ударов столом.
Катька же оказалось самой удачной – она уснула в туалете и не пострадала. Если не считать пропавшие лабутены.
Остальные дрались без разбору.
Лишь прибывший отряд ОМОНа не допустил жертв.
Так закончился еще один вечер в ресторане.
— Во всем виноваты евреи. Все беды из-за них, –  заключил полковник, вытирая с лица кровь.
Второй бритоголовый убежал из ресторана. Он шел по улице в лабутенах и пел песню группы «Ленинград».
Утром на дверях заведения висело объявление:
«Ресторан «Русь» закрыт на ремонт.
До пятницы».

© Сухой

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 6 часов

Наталі Бусько

919
Украина.
27 летКомментарии: 4604Публикации: 2845Регистрация: 12-09-2014

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть