Пятница , 9 Декабрь 2016
kortjara600

Война, Флотские байки

Публикация в группе: Литература

Добавлено в закладки: 0

Крысы, безусловно, распоясались до предела. Их топот и визг стал все чаще нарушать покой командира бпк «Керчь», занятого стратегическими соображениями по предстоящему выходу в море. Корабельный доктор, в нарушение существующих правил служебной подчиненности, ежесуточно докладывал Александру Васильевичу результаты проведенных им химических атак и эффективность использования антикрысиных препаратов.
После первых удачных дней, когда потерявшие страх грызуны объедались отравленными приманками и несли соответствующие потери, обстановка постепенно стабилизировалась. Быстро сообразив, что не все вкусное безопасно, крысы, вероятно, провели занятие по обмену опытом и перестали лакомиться предлагаемыми им деликатесами.
Мажорный тон докладов доктора постепенно стал носить безнадежно-мучительный характер. Крысы очередной раз продемонстрировали свою непобедимость, сообразительность и жизнестойкость…
Выслушав очередной безрадостный доклад корабельного врача и обнаружив в своем шкафу окончательно испорченную крысами парадную тужурку, командир понял, что война с крысами с этого дня вступила в новую, наивысшую стадию. Для победы требовалось не только мобилизовать весь личный состав корабля, но и ввести в сражение новые, до сих пор неизвестные противнику средства и способы борьбы. Немного поразмыслив над этим, Александр Васильевич по сигналу «большой сбор» построил экипаж на юте».
— М0РЯКИ!- начал он свою пламенную речь перед застывшим строем. — Не пристало нам спускать Военно-морской флаг в сражении перед противником! Вспомните подвиг экипажа брига «Меркурий», так сказать, «потомству в пример», вспомните прославленных героев первой и второй обороны Севастополя, вспомните адмиралов Ушакова, Нахимова, Корнилова, Лазарева и многих, многих других.
Они никогда не спускали флаг перед противником и бились с ним до последнего вздоха, до полной победы!
Откашлявшись по-революционному в кулак, Александр Васильевич продолжил: — Серые полчища крыс полностью оккупировали корабль и уже добрались до святая святых — каюты вами горячо любимого командира!!! Медицинская служба бессильна! Бестолковая химическая служба способна травить только людей! Вся надежда на вас, мо-ря-ки!!
Командир обвел взглядом строй, пытаясь оценить доходчивость своих слов. — Объявляю всему экипажу свое командирское слово.
Тот, кто предложит реально выполнимый способ борьбы с крысами, обеспечивающий избавление корабля от их нашествия, тот будет внесен в героическую летопись славного большого противолодочного корабля «Керчь», а от меня лично поощрен десятью сутками отпуска с выездом на родину! Только на вас надеюсь, моряки! Не подведите своего командира!..
* * *
Флотская среда — это особое состояние души людей, ее составляющих. Немудрено, что обращение командира нашло достойный отклик в сердцах корабельного люда. Как все новое и многообещающее, предложение командира очень сильно заинтересовало моряков, взбудоражив воображение даже в умах прирожденных скептиков. Всем очень захотелось в отпуск…
Горячие головы с инженерным уклоном в ущерб законным восьми часам сна тут же приступили к разработке хитроумных устройств, способных оригинальностью заложенных в них мыслей изумить самые светлые умы человечества.
Химическая служба корабля, получив нелестную оценку командира, жаждала доказать необоснованность выдвинутых обвинений. Закрывшись на боевом посту в полном составе, она усиленно прорабатывала варианты использования имеемых в их арсенале препаратов, включая боевые отравляющие вещества нервно-паралитического действия, но к окончательному решению по безопасности их применения для людей так и не пришла.
Механик совместно с командиром дивизиона живучести производил расчеты возможности поочередного затопления трюмов, имитирующих потопление корабля. По рассказам Жюля Верна, прочитанным в далеком детстве, он помнил, что если корабль тонет, то крысы первыми должны драпануть с борта. Это, собственно, и требовалось добиться…
В общем, десять суток отпуска, обещанные командиром, заставили в эту ночь думать всех — от мала до велика…
Александр Васильевич как опытный флотоводец, веривший в свой экипаж, расположился на ГКП и ждал… Погруженный в свои мысли, он вяло перелистывал тактическое руководство, не вникая в существо описанных в нем приемов борьбы с подводными лодками противника. Приборщик командирской каюты тоже не сидел без дела. Вооружившись палкой, напоминающей биту для игры в «чижик», и испытывая тайную надежду до смерти напугать спрятавшихся крыс, чтобы обеспечить командиру достойный отдых ночью, он настойчиво громыхал ею в самых потаенных местах командирской спальни…
Время приближалось к полночи, когда Александр Васильевич, отложив в сторону тактическое руководство, остановил свой взгляд на стопке журналов, доставленных ему почтальоном еще в обед. Бегло пролистав военные издания и не найдя в них ничего занимательного, он взял в руки непонятно как оказавшийся среди них журнал «Юный натуралист».
Как ни странно, эта небольшая брошюра его заинтересовала гораздо больше, чем варианты поиска подводных лодок противника. Занимательные истории из жизни природы, щедро сдобренные картинками, открывали новые горизонты непознанного. Но даже к самому интересному журналу пропадает интерес, когда он прочитан от корки до корки. Через час эта участь постигла и «Юный натуралист». Отложив его в сторону, Александр Васильевич был уже готов направиться в опочивальню, когда его взгляд упал на заметку, помещенную на задней странице обложки. Как он ее проглядел, сказать было трудно.
В нижнем углу обложки была нарисована перепуганная птица. Текст в несколько строк пояснял, что на островах, где много чаек, для обеспечения безопасности полетов авиации администрация аэропорта транслирует по громкоговорителям запись крика бедствия чайки. Перепуганные этим криком птицы, следуя природному закону самосохранения, разлетаются прочь от острова и не мешают полетам самолетов.
«Вот оно, новое эффективное средство в борьбе с крысами! — возликовал командир. — Клин клином вышибают! Будем бороться с ними с их же помощью
С небывалым оптимизмом Александр Васильевич отошел ко сну и впервые заснул безмятежным сном…
* * *
Боцман отбил положенные склянки и Военно-морской флаг взвился на флагштоке. На флоте наступил новый рабочий день.
На большом противолодочном корабле «Керчь» экипаж настороженно следил за командиром, который непривычно радостно давал распоряжения и весело распекал за имеемые недостатки подчиненных.
«Явно кто-то меня опередил», — думал каждый, связывая настроение Александра Васильевича с решением поставленной им задачи. Отпуск, для многих такой близкий и желанный, начал таять в дымке неопределенности и предположений.
Поинтриговав еще немного экипаж своим бодрым расположением духа, командир с напускной суровостью сказал:
— Моряки! Я вчера пред вами поставил непростую, я бы сказал — архисложную задачу, а уже сегодня утром смею вам доложить, что с этой задачей экипаж справился с честью!..
Идея быстрого и эффективного способа борьбы с крысами, как и следовало ожидать, найде-на! Ура, товарищи!!
— Ура-а-а! Ура-а-а! Ура-а-а! — сгорая от любопытства, троекратно прокричал строй и замер в оцепенении. Каждый жаждал услышать фамилию счастливчика. Выдержав положенную для возбуждения всеобщего интереса паузу и заинтриговав всех до предела, когда даже на шкентеле все замерли и приподнялись на цыпочки, Александр Васильевич с пафосом произнес:
— Как и следовало ожидать, эта идея, я бы сказал, гениальное прозрение мысли пришло в голову самому уважаемому, самому опытному и горячо любимому вами человеку! Человеку с большой буквы! Человеку, на которого вы равняетесь и в бою, и в повседневной службе! Человеку, который не отделяет свою жизнь от жизни экипажа! Человеку, который сросся своей судьбой с кораблем и с каждым из вас!..
Смешливый взгляд командира медленно обвел весь строй, где истомленные массой роящихся предположений моряки метались в своих догадках по всему списку личного состава, безрезультатно примеряя каждому командирские эпитеты. Напряжение возросло до стадии цепной реакции термоядерного взрыва…
— Я с большой радостью объявляю всем, что этим человеком яв-ля-ет-ся … — накал голоса Александра Васильевича достиг апогея. В задних рядах кому-то даже стало плохо. — Яв-ля-ет-ся ваш многоуважаемый, бескомпромиссный и справедливый ко-ман-дир, то есть я-а-а!..
Наступила мертвая тишина, которую словно по команде взорвал смех и гром аплодисментов. Дождавшись, пока смолкнут овации и уляжется волна восторга, Александр Васильевич продолжал:
— Как командир, я обязан сдержать свое слово, но как должностное лицо, я не могу использовать свое служебное положение в корыстных целях! Поэтому от десяти суток отпуска я отказываюсь!
Настроение у всех явно поднялось. Флегматы, которые, безусловно, есть в каждом экипаже, и те достаточно активно улыбались, демонстрируя окружающим, что веселое расположение духа им тоже не чуждо.
— Для проведения в действие нового средства борьбы с серыми мерзавками нам необходимо записать на магнитофон крик бедствия крысы от пожара и потопления. Затем мы эту запись запустим по всем линиям корабельной трансляции, по всем помещениям, включая верхнюю палубу, надстройки и трюм. Услышав его, крысы подумают, что им пришел конец и, по мудрым законам природы, с криком «Банзай», они бросятся вон с корабля спасать свою жизнь!
По расчетам специалистов Оксфордского университета имени Патриса Лумумбы, через три, максимум четыре часа даже парализованные крысы на инвалидных колясках, которые в принципе не способны перемещаться, оставят борт легендарного бпк «Керчь»! Этой операцией мы впишем новую страницу в историю борьбы человечества с корабельными вредителями! Для реализации плана необходимо изловить самую большую, самую матерую, самую уважаемую крысу, чтобы ее вопли были командой, подлежащей немедленному выполнению для всех остальных тварей. Объявляю экипажу свое решение! За самую большую живую крысу я поощрю поймавшего ее десятью сутками отпуска с выездом на родину! Ура, товарищи!
— Ура-а-а! Ура-а-а! Ура-а-а! — троекратно поддержал строй мудрое решение командира.
Утренние часы службы для экипажа бпк «Керчь» прошли в радостном возбуждении. Каждый надеялся, что пойманная им крыса будет именно той, которая принесет ее владельцу заветные десять суток отпуска.
По всем кабельным трассам, трюмам и коффердамам, по всем коридорам, тамбурам и подволокам, в общем, по всему, где это было возможно и даже нет, метались матросы в поисках добычи… Синхронно с ними по всем помещениям метались испуганные крысы, пытаясь понять, какая муха укусила людей, что они с утра начали играть в кошки-мышки.
Возглавляемая помощником командира корабельная крысоотборочная комиссия развернула приемный пункт на баке», скрупулезно осматривая первые поступившие экземпляры несчастных животных. По представлению членов комиссии, предполагаемый элитный экземпляр рисовался в размерах рекордиста-кота Бонифация, недавно победившего на всемирной кошачьей выставке в Бомбее … Отбракованные серые грызуны помещались в бак из-под сухарей, накрытый сверху листом фанеры. На всякий случай, для обеспечения максимальной гласности и честности при определении победителя, к хвосту каждого экземпляра привязывалась бирка с фамилией поймавшего его охотника.
В общем, работа шла полным ходом. Все были при деле и при исполнении… в общей суматохе никто не обращал внимания на расстроенный вид кока», громыхавшего бесчисленными лагунами в варочном цехе камбуза. Матросу Щепетько было от чего грустить. Во-первых, процесс приготовления пищи лишал его возможности участвовать в ловле самой породистой крысы, а следовательно, и надежды на десять суток отпуска. Во-вторых, подпольно откармливаемые им две крысиные пары,заключенные в жестяные коробки из-под томатной пасты, не достигли в неволе необходимых размеров, а их приплод, который Щепетько регулярно представлял доктору, выдавая за результат своей удачной охоты, был слишком мелок и шансов на успех не имел, разве если вообще никто не изловит ни одной крысы!
Сняв очередной раз пробу и посчитав, что обед готов,кок доложил дежурному по кораблю. Начался ритуал снятия проб, докладов и записей в книге контроля качества приготовления пищи. Окончания этого процесса ожидал не только матрос Щепетько, как оценку своего кулинарного искусства, но и самая породистая и, естественно, самая большая крыса корабля по кличке Дуся. О ее существовании знали немногие, ибо Дуся, как старая и достаточно опытная крыса, питалась исключительно в командирском салоне и, естественно, с командирского стола. Ее поразительные размеры однажды привели в ужас вестового, когда он имел неосторожность с ней столкнуться. Больше она на глаза людям не попадалась.
Как и положено по ее сану, Дуся имела в своем услужении четырех крыс более мелкого пошиба, которые выполняли функции разведчиков и обслуживающего персонала.
Ревностно оберегая свои владения от бродячих собратьев из других районов корабля (чем, собственно, и объяснялось относительное спокойствие в командирской каюте, если не считать выходку крысенка Жорика, сожравшего полкармана у тужурки Александра Васильевича), Дуся была чрезвычайно разборчива в пище. Как всякая королева, она имела свои любимые блюда. Таким блюдом для нее были гренки с сыром, которые не меньше Дуси любил и Александр Васильевич…
Дождавшись накрытия стола, Дуся заслала на разведку двух своих подчиненных, которые доложили своей госпоже, что ее любимых гренок сегодня подали к столу меньше, чем обычно. Это сообщение взволновало Дусю. В складывающейся ситуации возникла перспектива остаться без деликатесов, если, как обычно, ждать окончания обеда. Прожорливый человек (а честно признаться, Александр Васильевич любил побаловать свой желудок) к концу обеда наверняка ничего не оставит. Рассудив таким образом и взвесив все аргументы «за» и «против», Дуся реально оценила обстановку и приняла решение упредить хозяина салона и заблаговременно позаботиться о лакомом кусочке. С этой целью, расставив часовых на предполагаемых направлениях появления опасности, Дуся с необычной при своих больших размерах легкостью вскочила на стол и схватила гренку побольше и подзажаристей… Сначала она хотела следовать заранее намеченному плану — без глупого риска утащить лакомство в нору и там по-королевски, не торопясь, откушать все до последней крошки. Но гренка с сыром и хрустящей корочкой издавала настолько безумно аппетитный аромат, что Дуся едва не лишилась чувств от спазма голодного желудка и желания немедленно попробовать снедь.
Борьба аппетита и осторожности продолжалась недолго. Аппетит, заполнивший весь рот слюной и заставивший кишечник извиваться ужом, одержал верх. Впервые за все время своего царствования Дуся понадеялась на русский «авось» и принялась за трапезу прямо с тарелки командира!.. Ее челюсти с хрустом перемалывали лакомые кусочки, заглушая своим шумом все остальные звуки окружающего мира. Даже тогда, когда взволнованный Жорик высунул нос из потаенной дыры в основании дивана и начал предупреждающе пищать, Дуся не смогла оторваться от приятного дела …
В салон внезапно и решительно вошел Александр Васильевич. Глаза крысы и командира встретились…
Бой между Александром Васильевичем и Дуськой был скоротечен. Растерявшись от неожиданности, крыса, к своему несчастью, поперхнулась крошкой; пока прокашлялась — отступать было некуда. Проявив завидную сноровку и реакцию, по всем канонам классического морского боя, Александр Васильевич с помощью бильярдного кия, непонятно с какой целью оказавшегося за дверью, сбросил Дуську со стола и, зажав окончательно растерявшуюся мадам в угол, накрыл ее крышкой от супницы…
Помещенная в круглый аквариум, закрытый сверху атласом Индийского океана, Дуся безразлично взирала на окружающих, смирившись с положением заключенной. Александр Васильевич ликовал. На пойманного им крысиного гиганта, представленного крысоотборочной комиссии, сбежались поглазеть почти все участники антикрысиной операции. Дело осталось за малым — до конца исполнить намеченный план…
* * *
Трансляторщик» со снаряженным магнитофоном и эстрадным микрофоном в руках развернул свой пост в радиорубке.
Доктор в медицинских перчатках держал перепуганную Дуську за шиворот. Для исключения возможности побега на шею подопытного животного был надет кожаный ошейник, сделанный доктором на скорую руку из старого ремешка от наручных часов. Закрепленный на нем телефонный провод, привязанный одним концом к ножке стола, выполнял функцию страховки.
Рядом стояло приготовленное для экзекуции ведро с водой. Главный экзекутор, помощник командира, проверял работоспособность своей газовой зажигалки. Все находились в ожидании…
Александр Васильевич осмотрел приготовленный инвентарь хозяйским взглядом. Найдя приготовления завершенными, он с трогательной нежностью посмотрел на Дуську и, смахнув слезу, дал разрешение на проведение исторического эксперимента…
Трансляторщик нажал на клавиши магнитофона. Помощник чиркнул зажигалкой. Доктор решительно и жестко схватил крысу за шиворот. Дуська чихнула. Начался технологический процесс…
Жар от пламени зажигалки стал лизать Дуськин зад… Дуська, не будь дурой, стала им вилять в разные стороны, сводя на нет потуги главного экзекутора. Вырывавшийся при этом из ее гортани хрип и кашель напоминал скорее утренние приступы заядлого курильщика, чем ожидаемый вопль отчаяния. Казалось, что крыса за период своего царствования совсем разучилась визжать…
Помощник увеличил форс огня. Крыса увеличила амплитуду колебаний зада. Результат эксперимента оставался неизменным…
— Ближе к жопе! Ближе к жопе! — внес корректуру в действия помощника Александр Васильевич. Помощник придвинул зажигалку по указанному направлению, и Дуська, перейдя от солидно-должностного покашливания на настоящий бабий визг, стала достойно орать, как погорелец на пожаре: «Иэи-и-и-а-а-а-а-а».
— Топи ее, суку!! — дал команду командир. Зад крысы тут же очутился в ведре с водой.
Ощутив явное облегчение от охлаждающей жидкости, Дуська блаженно выдохнула воздух.
— Ох-х-х-х!..- простонала она от умиления.
— Буль-буль, И-И-И-И-И! ..- отреагировала на дальнейшее погружение крыса…
Когда опыт был завершен, Дуська, как сподвижник праведной борьбы с крысами, была выброшена за борт, сохраняя шанс вплавь добраться до берега. Магнитофонная лента, хранящая все детали эксперимента, под умелыми руками трансляторщика была склеена по замкнутому кругу, чем обеспечивала непрерывное воспроизведение всего процесса в течение неограниченного времени.
* * *
Наступил долгожданный вечер. Командир, предвкушая успех от предстоящей акции, как молодой иноходец, нетерпеливо метался по своей каюте. Обрывки пламенной речи, с которой он собирался выступить после безоговорочной победы над крысами перед почтенной аудиторией вышестоящего командования, срывались с его уст, будоража похотливое воображение на всю глубину фантазии.
Тем временем экипаж действовал в соответствии с разработанным планом. Чтобы не мешать крысам сбегать на берег, место дислокации вахтенного у трапа было перенесено на тридцать метров от корабля. Вахтенному офицеру, дежурному по кораблю и специальной группе контроля, расставленной побортно в укромных уголках верхней палубы, вменялось в обязанность считать количество сбежавших крыс и заносить полученные данные в специально разработанные контрольные листы.
Когда все приготовления были завершены, в ноль часов тридцать минут по московскому времени по всем линиям корабельной громкоговорящей связи была запущена историческая запись Дуськиных воплей.
— И-и-и-и-а-а-а-а! — орала трансляция.
— Ближе к жопе! Ближе к жопе! .. — звучал возбужденный баритон командира.
— И-и-и-и! ..
— Топи ее, суку! .. — опять слышалось участие Александра Васильевича в этом процессе.
— Ох-х-х-х …
— Глубже суй!..
— Буль-буль! И-и-и-и-и-и! ..
Не только бпк «Керчь», но, и всю сонную бухту с мирно дремлющими кораблями взбудоражили эти дикие крики и непонятные садистские команды, непрерывно повторяющиеся вслед за остервенелым визгом. Не понимая, что творится на борту бпк «Керчь», на соседних кораблях на всякий случай объявили аварийную тревогу, личному составу в спешном порядке выдавалось спасательное имущество. Аварийные партии всей пирсовой зоны, вооруженные топорами, ломами, баграми, шлангами, огнетушителями и аварийным лесом, судорожно стягивались к шумящему на все лады кораблю …
Оперативный дежурный флота получал каждую секунду доклады, сдобренные бурной фантазией дежурной службы. Информация одна страшнее другой о невероятном побоище (судя по воплям, с человеческими жертвами), которое происходит на бпк «Керчь» под руководством командира, привела его в ужас. Бросив в рот дюжину таблеток валидола и отпив из флакона добрый глоток валериановых капель, оперативный дежурный флота доложил командующему… Поднятая по тревоге комендантская служба, усиленная разведвзводом морской пехоты, с ревом и сиренами неслась вокруг бухты на 14-й пирс… Через полчаса эксперимента экипаж бпк «Керчь», доведенный до отчаяния душераздирающими воплями Дуськи, почти в полном составе судорожно курил на баке одну сигарету за другой, наивно надеясь на скорое окончание опыта…
* * *
Как ни странно, к проведенному эксперименту спокойнее всего отнеслись сами крысы. Простоявшая всю ночь в потаенных местах вахта так и не смогла зафиксировать массового бегства животных на берег.
…Правда, неделю после этого крыс не было не видно и не слышно. Но затем, спустя семь дней, изголодавшиеся грызуны, когда поняли, что их подло надули, устроили такой глубоко эшелонированный набег на провизионные кладовые и нанесли им столь невосполнимые потери, что после этого интендант корабля еще целый месяц изгалялся в фантазии при составлении актов на списание испорченного продовольствия…
Подготовленная «тронная речь» и отработанные величественные жесты Александру Васильевичу не пригодились.
Отодранный всеми начальниками одновременно, он еще долго с содроганием вспоминал тот день, когда решился выйти «на тропу Войны» с крысами.
© Валерий Перегудов.

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 3 дня

Монгол

776

Российский укроп :)

Россия. Город: Питер
28 летКомментарии: 810Публикации: 1100Регистрация: 08-08-2014

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть