Суббота , 3 Декабрь 2016
jaguar_1

Ворованный домкрат и дочь миллионера

Публикация в группе: Юмор, приколы.

Добавлено в закладки: 0

Шел второй час напряженных переговоров, и никакого прогресса даже не намечалось. Я стоял посреди шоу-рума автосалона, окруженный роскошными ягуарами, глаза мои были налиты кровью, а вспотевшие руки сжимали ржавый домкрат. Команда продавцов и техников столпилась за спиной директора, который весьма импульсивно убеждал меня сдаться.
— Ты дебил, блядь, — кричал он мне. – Таких дебилов тут не бывает, не могло такого случиться!
— Это ты, блядь, дебил, — возражал я. — Именно такие дебилы у тебя и работают. Ворье поганое, крысы!
— Положи домкрат, сука! – требовал директор. – Отойди от машины.
— Уебу так, что крыша в пол уйдет, — не сдавался я и замахнулся на стоявший рядом автомобиль.

Из толпы сотрудников салона послышался колкий упрек.
— Он идиот и сумасшедший!
Я обернулся. Оказалось, что замахивался на кабриолет.
— Умные дохуя, — оскорбился я. – В капот уебу – что, лучше будет?
— Я тогда твое корыто на автовозе перееду, — продолжал вести переговоры директор. – И тебя заодно.
— Валяй, — не унимался я. – Нахуй мне машина, в багажнике которой вместо домкрата такая поебень! Верните нормальный домкрат, пидоры, я все прощу!
— Да не менял тебе никто твой домкрат, — кричал директор. – Нахуй ты вообще свою сраную Хонду в наш салон приволок, у своих рукожопых бомжей ремонтируйся.

Я всякие оскорбления стерпеть могу. Выдержка у меня – что сталь, из которой тот домкрат (ну, мой настоящий) и выплавлен был. Но когда Хонду сраной называют – это все, финиш. Жаль только, что в замедленной съемке мой удар никогда не увидеть. Ржавый домкрат сначала грациозно взлетел над кабриолетом, а затем, набрав невероятную космическую скорость, с искрами уебался об капот. Громко вышло – мне в армии на стрельбах уши так не закладывало, а ведь и боевые гранаты кидали. Я помчался к выходу.

В детстве наши пытливые умы зачем-то терзал один простой вопрос. Возможно ли впечататься в автоматически открывающиеся двери с разбегу. И никогда я не подумал бы, что ответ придет ко мне вот так. На финишной прямой, метра за три до дверей, бес меня дернул набегу повернуть голову и крикнуть пидорам, какие они пидоры.

***

Когда очнулся в больнице, первым делом увидел я недобрые упитанные лица полицейских.
— Лейтенант Жопов, — представился один из полицейских. – У нас к вам вопросы.
— Вас, вероятно, жестоко и с цинизмом отпиздили в автосалоне ягуара, — по-отечески добро поинтересовался Жопов. – Так ведь и было, Денис Викторович?
Нельзя сказать, что парень я глупый. Что к чему — налету ловлю.
— А обязательно надо так, — неуверенно спросил я. – Как будто жестоко и с цинизмом отпиздили?
— И желательно, чтоб по предварительному сговору! – обрадовался лейтенант. – Давайте будем честны друг с другом. Вы представляете собой…
Лейтенант замялся, и в разговор оперативно вмешался его коллега.
— Вы – скромный асоциальный элемент, Денис Викторович, — бодро рапортовал он. – Обычный падонок, и таких – легион.
— Точно, — согласился Жопов. – Вы – падонок, и это может быть грустным. Но заверяю вас, что данный факт сейчас играет исключительно на вашей стороне.
— А они, — снова встрял второй. – Успешные бизнесмены. Продают дорогие машины, вы о таких и мечтать не смеете.
— У вас есть один плюс, — рассуждал Жопов. – Вы — не лишенный амбиций падонок, вот зачем вы свою Хонду в их автосалоне чинили?
— Ваши амбиции, — продолжал второй. – Помогут нам всем немного улучшить свое материальное благосостояние.
— С вас ведь, как с гуся вода, — надменно произнес Жопов. – Вы – скучный человек. Вот посадим вас, кому от этого и чего прибудет?
— А у них машины, — снова мечтательно запел второй. – Охуеть… всю жизнь мечтал о ягуаре.

Мое заявление мусорам не понравилось. Особенно сильно разочарован был Жопов, он даже пуговицу от своего кителя зачем-то оторвал и швырнул в меня.

«Я, бла-бла-бла, привез на кузовной ремонт в такой-то автосалон свой автомобиль, бла-бла-бла, в момент сдачи в багажнике находился пиздатый нержавеющий домкрат фирмы Ликота, бла-бла-бла, после приема на его месте был обнаружен ржавый беспородный (подозреваю, что китайский) домкрат, бла-бла-бла. Требую незамедлительно разобраться и к сотрудникам салона, допустившим коварный подмен, применить все меры наказаний вплоть до расстрела. Отдельно хочу отметить, что меня никто жестоко не пиздил, бла-бла-бла, а разбил голову об двери я самостоятельно. Дата и подпись.»

— Вместо покорения золотых гор, — заключил Жопов. – Всю никчемную жизнь будете платить за разбитый кабриолет.
— После отсидки, конечно, — ехидно добавил второй.
И полицейские стали спешно собираться, обсуждая какое общежитие с гастерами следует подоить.
— Меня честным человеком воспитывали, — крикнул я им вслед. – А вы хоть значение этого слова знаете?
Полицейские удивленно переглянулись. Жопов оторвал еще одну пуговицу со своего кителя и подло запустил ее мне в лоб.

***

Дела шли хуже некуда. Постоянно болела голова, нервы сточило ожидание повестки в суд, да еще и в багажнике не было вообще никакого домкрата. А если колесо в пути пробьет? Ну, жизнь – сука!

На парковке меня окликнули знакомый голос.
— Денис, что же вы на звонки совсем не отвечаете?
Знакомый голос принадлежал директору того самого злоебучего автосалона.
— Кстати, Рубик, – представился директор и протянул мне руку. – Как голова? Садитесь-ка в мою машину, обсудим кое-чего.
Я сел на пассажирское его внедрожника, достал из сумки сигарету, которую он тут же у меня отнял, сломал и выкинул в окно.
— Человек вы принципиальный, стойкий и смелый. Отличный от других, — начал он. — По мнению хозяина нашего автосалона.
— Я-то лично считаю, — продолжал директор. – Что вы мудак, каких и не сыщешь. К тому же вы опасны для цивилизованного общества, вас следовало бы посадить в тюрьму.
— Впрочем, — рассуждал директор. – К делу отношения это не имеет. Мы предлагаем хорошую сделку. Возьмите с заднего сидения портфель и передайте его мне.
Пока директор копался в портфеле, я достал еще одну сигарету и даже успел закурить. Рубик, отвлекшись от бумаг, опять выхватил ее и выкинул в окошко. Затем он извлек из портфеля два файлика и передал один из них мне.
— Калькуляция причиненного вами ущерба, — объяснил он. – Ознакомьтесь, пожалуйста.
Цифры – просто пиздец, меня сразу в жар кинуло. Оказалось, что тот ягуар стоит дороже квартиры. А чтобы его отремонтировать, мне надо продать и свою Хонду, и еще десять таких же.
— Ну что, — спросил директор. – Нравится?
— Нет у меня таких денег и не было никогда.
— А теперь внимательно, — второй файлик директор положил мне на колени. — Внимательно слушайте меня.
— Жизнь мне поломали, — шептал я, не притронувшись к файлику. – И домкрата больше нет. А такой хороший был, фирмы Ликота.
— Пиздота! — сорвался директор. – Видит Бог, еще одно упоминание ебучего домкрата, который мы у вас не воровали и в глаза не видели, и встретимся следующий раз в суде.
— Короче, — предложил директор. – Возьмете в жены старшую дочку хозяина, и не будет к вам никаких претензий.
В голове моей все вдруг смешалось в непрерывно вращавшуюся замкнутую цепь. Старшая дочь, пять миллионов, домкрат, старшая дочь. Что бы я ни пытался сказать, буквы вообще никак не складывались в слова, и минут пять я просто мычал.
— Водички? — предложил директор.
За несколько секунд я выдул всю литровую бутылку минералки.
— Подозреваю, — способность говорить ко мне вернулась. – Подвох имеется.
— Наберите воздуха в легкие и откройте файлик, там фотографии.
Есть все-таки вещи, которые лучше не видеть никогда. Даже. Даже, блядь, если самый отпетый и лютый маньяк примется рисовать Собаку Баскервилей, поедающую младенцев, картинка получится не такой жуткой.
— Еще водички? — предложил директор.
— Лучше пакет, — попросил я.
– Допустим, — предположил я. — Вот это все вместе – ебало. На каждой из фотографий.
— А где тогда остальное? – спросил я.
— Не влезло в кадр, — спокойно объяснил директор. – Ни в один кадр остальное не помещается. Есть один снимок, сделан со ста метров, но на нем лица не разглядеть – детализация хромает.
Я еще раз с отвращением посмотрел на фотографию. Нос девушки напоминал источившийся топор, уши формой походили на два тракторных колеса, на прыщавый узкий лоб свисали растрепанные волосы, золотые зубы делали улыбку незабываемой, а усы начинали виться от верхней губы и простилались должно быть до самого ада.
— Сарыхатун, — представил девушку Рубик. – В шесть вы знакомитесь и ужинаете. Все понятно?
— Она ведь не захочет ебаться до свадьбы? – с надеждой спросил я.
И ничего иное меня так сильно в тот момент не волновало.

***

Всеми силами я не хотел бы вдаваться в подробности знакомства с Сарыхатун. За пару часов мной была испытана вся гамма возможных и невозможных разновидностей страха. Словно я просидел вечность в одной клетке с разъяренным говорящим носорогом-людоедом. Посетители и персонал ресторана смотрели на меня, как на безногого мальчика, который мечтает стать футболистом – столько жалости и сострадания было в их глазах. Душ дома принимал прямо в одежде, не разувшись, а спал я в позе эмбриона до трех часов следующего дня.

***

Следующее свидание выпало на субботу. Сарыхатун пригласила меня домой – познакомиться с семьюдесятью тремя своими братьями, двумя сестрами и отцом.
— Все они, пупсик мой, — обещала Сарыхатун. — Вечером уедут в гости к дяде, и мы останемся одни.
Это одни напрягло меня сильно. Я хоть и слышал про целомудрие восточных женщин, сейчас чувствовал неладное, а в таких делах интуиция меня подводит редко. Лучшего момента для приобретения нового домкрата и не найти – хотя бы в качестве оборонительного оружия оперативного назначения.

По пути как раз попался магазин с вывеской гаражный инструмент, и вместо цветочного я решил заскочить туда. Скучавший у прилавка парень в зеленом жилете оживился и направился ко мне.
— Сергей, консультант гаражтулс, — представился парень.
— Денис – самый несчастный из женихов дочерей миллионеров, — представился я.
— Мне нужен домкрат, — стал объяснять я. – Чтоб не ржавел.
— И чтоб был счастливым, — продолжал я. – Имел я такой однажды, а потом его спиздили. И пошло-поехало, лучше вам и не знать.
— Помимо таких домкратов, у нас полный спектр… — увлеченно принялся рассказывать консультант.
И он говорил, и говорил. Про то, какой замечательный инструмент они продают, сколько счастливых клиентов им пользуется. Про гибкую систему скидок, индивидуальный подход и прочее, и прочее.
— Давайте не будем ебать друг другу мозги, — предложил я. – Я покажу вам фотографию своей невесты, вы охуеете и продадите мне домкрат с максимальной скидкой.
— Через месяц, — пообещал я. – Максимум – через три – вы обо всем этом забудете, как о страшном сне.
Консультант удивленно посмотрел на меня. Я расстегнул куртку и достал из внутреннего кармана несколько фоток Сарыхатун (ношу их теперь вместо травмата).
— Бля! – не сдержался консультант. – Что это – лицо?
— Ебало, — пояснил я.
— А где все остальное? – в этот момент у консультанта задергался левый глаз.
— В кадр не влезло, — устало объяснил я, убирая фотографии. – Вообще никак не помещается. Есть, говорят, один снимок со ста метров, да и похуй.
— Хочу красный хромированный, — я вернул разговор к теме домкратов. — Двадцать процентов скидку дадите или мне снова фотокарточки достать?
— Возможно дадим лучшую цену, — пообещал консультант. – Но нужно посовещаться с директором, он наверху.

Через пару минут в магазин спустился директор. За ним ошарашенно плелся, ударяясь об расставленный по залу инструмент, продавец – накрыло пацана флэшбэком от фоток.
— Курите? — спросил директор. – Пойдемте ко мне в кабинет, закурим по одной.
Директор оказался человеком прямолинейным, что мне сильно понравилось. Не успел я щелкнуть зажигалкой и закурить, как последовал вопрос.
— Значит, женитесь на ебическом монстре из преисподней? — уточнил директор. – Не по своей, полагаю, воле?
Я кивнул головой и снова полез под куртку за фотографиями.
— Не надо, — директор одернул мою руку. – Мне вкратце пояснили, насколько печально дело.
— Пятьдесят процентов будет хорошей скидкой, — предложил директор. – И карточка вип-клиента.
Я снова кивнул головой. Пятьдесят процентов – это заебись. Особенно, если домкрат счастливый. Да и карточкой с тремя крутыми буквами где-нибудь козырнуть можно перед любым дураком.

Не успели мы ударить по рукам, как у меня запищал телефон. Это Сарыхатун прислала из туалета селфи. Меня едва не перекосило вообще навсегда.
— Мне бы еще пневмолоток, — попросил директора я. – Какой-нибудь надежный.
— А под какие задачи? – поинтересовался директор.
— Заебашить кита, — ответил я. – Как можно наименее гуманным методом.

© Тринашкин

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 2 дня

Иванна "Катя МУ-МУ"

809

Модератор сайту. Заміжня.

Италия. Город: Неаполь
Комментарии: 1850Публикации: 2795Регистрация: 13-08-2014
  • Модератор сайта

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть