Воскресенье , 11 Декабрь 2016
001216

Я и бал принцесс

Публикация в группе: Еврейские будни

Добавлено в закладки: 0

— Эдик, пошли гидравлику грузить, нам привезли тонну почти!
Андрей Борисович стоит в дверях моей каюты и сверлит меня взглядом. Чувствую это спиной, так как делаю вид, что крепко сплю. А вдруг отстанет.
— Эдикбля!!!
Олрайт, значит так не удастся откосить.
— Борисыч, — говорю, садясь на кровати, — ну какая гидравлика? Ну я же люкс в БЧ-5, ну посмотри на мои пальцы, я ж, как музыкант по кнопкам должен: чуйствовать подводную лодку.

Борисыч скатывает в тугой шар ватник, который он держит в руках и как жахнет мне его в грудь,- чуть рёбра не сломал, гад:
— Вот Ваш фрак, маэстро!!! Публика ждёт на бенефис и нервно волнуется. Пошлибля. Нет никого, только мы с Толиком. А вдвоём у нас пупки развяжуться!
— А так у нас втроём пупки развяжуться и вам не так обидно будет?

А на дворе как раз весна началась. Ну, в смысле, где-то в Севастополе она уже, наверняка, началась, а у нас март — один из самых противных месяцев. Солнце появляется и это, конечно, хорошо, но вот морозы ещё не уходят, а ветра сильные уже пришли. Так что даже сморкаемся сосульками. Одеваю водолазное бельё, робу, ватник, ботинки — шапку и варежки беру под мышку. И этакой вот каракатицеобразной матрёшкой бреду в центральный пост. В центральном меня ждут Борисыч и мичман — компрессорщик Толик.
— Чё так долго-то?
— Да думал, что без меня начнёте.

В составе дружного трио ползём наверх. Первым идёт Толик и застывает, при выходе из рубки:
— Глядите, — говорит, — картина «старик и море»!
Глядим: на корне пирса стоит управленец ГЭУ, тоже Борисыч, и писает в залив.
— Борисыч!!! — кричит ему Андрей, — Смотри осторожней, а то русалки за струю в море утащат!!!
— Не утащат! Они ж хохлов не таскают — от нас чесноком пахнет всё время. Это вас, кацапов, за милую душу!
— Мы же бульбаши!!! — кричим мы с Толиком, а наш Борисыч не кричит — он из Питера.
— Ага, — улыбается Борисыч, которые не наш, — особенно Эдик бульбаш! Такой же, как Хафизыч, только глаза пошире!!
— А давайте его отпиздим!!! — предлагает Толик, — заодно и разомнёмся!!!
— А кто вам реакторами будет в море управлять, короли говна и пара, а? — резонно парирует не наш Борисыч.

Тут он, сука, прав. Самый грамотный управленец в дивизии. Чуть что — зовут его. На стержнях реактора, как Паганини — что хочешь сыграет. Образно выражаясь, конечно.
— Давай это…помоги нам лучше! — забрасываю я пробный шар.
— Да щас! Бог — поможет! Я же офицер военно-морского флота, а не грузчик!!
Ладно, идём на пирс. У трапа стоит огромный овчинный тулуп в валенках. На тулупе висит автомат, а внутри тулупа торчит верхний вахтенный матрос. Возле него лежат и ждут наших ласковых касаний четыре двухсотлитровые бочки с гидравликой. Курим. Ходим вокруг бочек. Пинаем их ногами. Бочки продолжают равнодушно лежать.
— Может чая пойдём попьём? — сооблазняет Толик
— Не, надо грузить, а то стемнеет скоро.

Покурили ещё. Поняли, что бочки сами себя не загрузят и надо браться за работу. Раскрутили боковые поручни у трапа, соорудили наверху подобие блока из подручных материалов и кое -как закатили бочки на палубу. Открыли приёмный лючок.
— Ты систему подготовил? — на всякий случай уточняет Борисыч у Толика.
— А то. Готова, как девственница в первую брачную ночь!

Начинаем заливать бочки внутрь подводной лодки. Гидравлика замёрзла и течёт неохотно, тоненькой и ленивой струйкой. Мы с Борисычем поддерживаем бочку с боков, чтоб она не кульнулась, а Толик — сзади, чтоб тоже типа что-то делать. Из дивизии приходит командир, подходит к нам и молча стоит любуется на нашу слаженную работу. Конечно это красиво, когда два человека с высшим образованием и один со средне-техническим заливают гидравлику из бочек внутрь. Минут пять стоял молча, потом вздохнул:
— Ну что: ебётесь?
— Ну, — говорим
— А хотите по-настоящему?- улыбается командир
— Не-не-не-не-не!!!! — дружным, слаженным коллективом отвечаем мы.
— Так, ты! — показывает командир на меня пальцем, — подойди — ка ко мне.

Выполняю приказание. А он каааак даст мне в пузо кулаком.
— Ураааа!!! — кричит Борисыч, — наконец-то можно младших по воинскому званию бить!!!
И отвешивает оплеуху Толику.
— Только мне! — уточняет командир, — Эдуард, почему ты меня, своего родного командира, обманул?
Прокручиваю в голове свою почти двухлетнюю службу.
— Сан Сеич, — говорю официальным тоном, — соизвольте объясниться! Ни разу за всю свою жизнь я Вас обмануть ещё не успел!
— А кто мне говорил, что он флотская сирота и родственников у него в штабах нету?
— Я говорил. Так ведь и нету: мать у меня медсестра в Борисове и отец хуй знает где в Челябинске.
— Да? А почему тебе министр нашей обороны звание капитан-лейтенанта досрочно присвоил?
— Какой министр? Какое звание? — хлопаю ресницами.
— Ну приказ пришёл в дивизию, что тебе министр обороны присвоил очередное воинское звание досрочно и требует, твоего явиления в Североморск послезавтра, чтоб он тебе погоны мог лично вручить, в связи с твоей охуенностью. Так что собирайся.
— Так а чё тут собираться, — говорю, — два месяца зарплату не платят — я до Североморска точно не доберусь никак.
— Придумаем, что-нибудь. Там, вроде, с флотилии машина пойдёт, пристроим тебя на хвост.

Ну пристроили. Ехали из одинадцатой, вроде, дивизии ещё один геройский старлей-спецтрюмный и его командир на УАЗике дивизийном. Ехали весело: у УАЗика не работали дворники и водитель останавливался каждые двадцать-тридцать километров, выскакивал протирать лобовое стекло. Это же атомный флот бля, а не автобат — правильно? А ещё мы всю дорогу были возбуждёны и хотели выпить, но одёргивали себя, что мол надо терпеть, а то, вдруг министр целоваться полезет.

Ну доехали до ДК Северного флота. Чуть не опоздали, между прочим. Бежим в зал, волнительно открыв рты. На входе прапорщики:
— Сдайте, — говорят, — фотоаппараты.
— Что? Что сделать??? — прямо бровями поднял фуражку командир лодки.
— Фотоаппараты запрещено с собой брать. Для безопасности.
— Чтобля? Я — капитан первого ранга, командир атомной подводной лодки Северного флота! Это — дворец культуры того же самого Северного флота!!!! Вы охуели, чтоли совсем тут?

Ну мы, конечно, с другим старлеем давай его успокаивать и дёргать за рукава с обеих сторон. Волнуемся за свои досрочно полученные звания, наверное. Уговорили его, сдали фотоаппараты — даихуйсними, заходим в зал, садимся. Лётчики кругом, пограничники, надводники ну и, как всегда, больше всего крыс тыловых. Даихуйсними тоже! Начинается. И выходит на сцену..мать моя женщина, так этожы Черномырдин Виктор Степанович !!!

Он-то нам погоны и вручал. Министр обороны просто стоял сзади и хлопал в ладоши, а потом руки всем жал. Некоторые потом говорили, что был он выпивши, но я лично этого не заметил. Из моряков меня первого вызвали, просто, видимо, случайно. Выхожу. Овации вокруг — прям хоть бери и стесняться начинай. Виктор Степанович вручает мне погоны, жмёт руку и спрашивает:
— Ну как служится-то? Надёжно ли защищены наши рубежи?
— Да нормально, — говорю — рубежи неприступны!
— А у вас, — гворит Виктор Степанович, — такие звание смешные. Читаю вот в приказе Вашем «Старшему лейтенанту присвоить звание капитан минус лейтенант». Как это, говорю, товарищи, — капитан минус лейтенант и есть же старший лейтенант. А он ( и показывает за спину на министра обороны) надо мной смеётся!
— Вот гад, — сочувствую, — только Вы ему не говорите, что я так сказал!
— Не скажу! Потом на балу ещё поговорим!

Ёпт! Так ещё и бал будет? А может они с собой и принцесс из Москвы каких привезли, для отличившихся офицеров! Ещё прямо радостнее на душе стало: я ибал принцесс, — потом же всем можно рассказывать, не особо лукавя душой!
Но на фуршет с балом мы не смогли остаться — в дивизию затребовали срочно вернуть единственный УАЗик.

Решили сами себе устроить фуршет и бал. Спирт у нас с собой был, скинулись на троих и купили банку килек в томате, батон и пачку сосисок. Водитель нам банку тушёнки ещё подогнал Заехали на ядерную свалку по дороге в Заозёрск и давай там быстро напиваться. Сторож к нам пришёл:
— Чего это вы тут, ребята?
Ну рассказали ему что, да как.
— Погодьте, — говорит, — я вам счас хоть сала с лучком принесу.
— А принцесс, — спрашиваем, — нет у тебя случайно тут?
— Не, -смеётся, — только радиоактивные крысы и собаки.

Ну а что за бал без принцесс, я так себе думаю, — просто пьянка же. Да и фуршет без канапе и шампанского в высоких бокалах тоже, вроде как, уже не фуршет, а просто пьянка.
Поэтому просто пьянкой на радиоактивной свалке мы и отметили вручение нам погон Виктором Степановичем Черномырдиным.

© i_legal_alien

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 16 часов

Шурик Шниперсон

1 345
Израиль.
40 летКомментарии: 2444Публикации: 2787Регистрация: 18-05-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть