Пятница , 9 Декабрь 2016

Константин Кулик. Военный прокурор, который обманул всю Украину

Добавлено в закладки: 0

ак показывает практика, кто-то воюет за страну, а кто-то в это время на этой войне обогащается. Военный прокурор сил АТО Константин Геннадиевич Кулик – яркий представитель коррупционно-клановой системы, которая окутала всю Украину. «Потомственный прокурор» благодаря связям открыл себе все двери на пути карьерного роста, а также накопил нешуточное состояние. История Кулика о том, как одурачить страну и выйти победителем.

Из ниоткуда в военные прокуроры

Найти общие факты биографии (родился-учился-женился-развелся) Константина Геннадиевича оказалось очень сложно. Складывается впечатление, что этот человек появился на свет в августе 2015 года, после того как возглавил новоиспеченную военную прокуратуру в зоне АТО. Напомним, в составе военной прокуратуры ранее действовало три региональных военных прокуратуры — Западная, Центральная и Южная, а военная прокуратура в зоне АТО стала четвертой.

Своей должностью он обязан экс-Генпрокурору Украины Виктору Шокину (подробнее про него читайте в статье Виктор Шокин. Прокурор «на каникулах»), который подписал приказ о создании военной прокуратуры в зоне проведения АТО, и главному военному прокурору Украины Анатолию Матиосу. Толик-тепловизор (кличка Матиоса после инцидента с покушением на Виктора Шокина, когда он заявил, что снайпер вел стрельбу по окнам Генпрокурора с помощью тепловизора), в привычной для себя манере преувеличивать, назвал Кулика высокопрофессиональным кадровым военным. Он также добавил, что Константин Геннадиевич провел год в зоне АТО на должности начальника управления военной прокуратуры. За какие заслуги была получена эта должность не понятно. Ведь Кулик никакого отношения к военной службе не имеет, он ее никогда и нигде не проходил. Более того, до всей вот этой канители с военными должностями наш герой восседал в кресле прокурора за надзором в соблюдении законов в транспортной сфере прокуратуры Киевской области, а еще раньше – в Николаевской. И самая интересная деталь, как только Матиос получает свое назначение, Константин Геннадиевич становится «полковником юстиций» (обычно к этой должности лет 15 идут или и вовсе не получают). Как и Владимир Жербицкий, заместитель Толика-тепловизора, у которого Кулик работал следователем по особо важным делам. С чего же такие привилегии и странные стечения обстоятельств? Все просто – к власти прорвались парни-мажоры.

Оказывается, Матиос — «друг семьи» Кулика. Отец Константина Геннадиевича и дед Матиоса в 50-х годах работали НКВД на Западной Украине. После развала системы Кулик-старший стал прокурором Харьковского гарнизона. В 1995 году руководство Генеральной прокуратуры хотело назначить его военным прокурором Западного региона, но не решилось. Репутация была не очень. Вот так семейства Матиосов и Куликов дружат до сих пор, проталкивая «своих» детей к власти.

Продвижению по службе Константина Геннадиевича не помешало даже то, что он был связан с Евгением Жилиным – экс-сотрудником харьковской милиции и действующим вожаком террористов в организации «Оплот». В 2000-2001 годах Кулик с Жилиным, тогда еще ведущим оперативником УБОП Харьковской области, расследовали дело об экономических махинациях, совершенных преступной организацией. В то время только появилась соответствующая статья 255 в Уголовном кодексе Украины, и дело было отправлено в суд. Прекрасная история про высокоморальных следователей. Только есть и другая сторона. Кулик и Жилин, как доблестные «правоохранители», входившие в состав постоянно действующих следственных групп, в 2000-х занимались еще одним интересным делом — банальным крышеванием «конвертов» по обналу. В Харькове была такая фирма «Слоны», известная исключительно в узких кругах, так как ее деятельность была связана с финансовыми махинациями. Так вот, только налоговые органы интересовались, чем же заняты «Слоны», как тут на помощь спешили двое — Кулик и Жилин. Они изымали документы, помогая следствию, но тем самым блокировали дальнейшее разбирательство и налоговые проверки. Также эффективно работали «правоохранители» в направлении по нейтрализации фирм-конкурентов. Благо положение было подходящее и позволяло без зазрения совести уничтожить конкурента по обналу.

Потом дороги мужчин разошлись, Кулик в 2004 году уехал в Киев, а Жилин остался в Харькове. Во время Евромайдана четко определились взгляды и позиции бывших друзей на политическую ситуацию, произошла большая ссора. Однако это не помешало Кулику, во время пребывания на должности, поддерживать связь с Жилиным и его семьей. Об этом свидетельствует то, что прокурор рассекал по зоне АТО на машине отца Жилина. Но, скорее всего, этого небольшая благодарность от семьи Жилина за то, что квартира Константина Кулика явилась залогом по кредиту на 15 миллионов гривен, взятому в «Финбанке» фирмой Евгения Жилина «Велторг-2013» в 2014 году. Деньги займа пошли на финансирование титушек на Евромайдане, а по документам просто исчезли. Остался открытым вопрос с залоговой недвижимостью Константина Геннадиевича, но делки по поддельным документам вывели ее из реестра залогового имущества и продали на сторону. Смысл этой финансовой аферы таков: деньги от кредита обналичивались через подставные фирмы Жилина, основной объект залога продавался по поддельным документам, потом выкупался, немного денег отстегивалось титушкам, а все остальное делили между собой Жилин и Кулик. Доказательством этой аферы можно считать то, что в конце мая 2014 года на счету будущего военного прокурора появилась «небольшая» сумма в размере 700 000 долларов. Она была передана им в качестве займа сотруднице банка Хрещатик, гражданке Тисовской. Кстати, в 2014 году по этому уголовному делу была арестована квартира Константина Геннадиевича в Харькове. Он пытался через суд вывести ее из-под ареста, но не получилось.

К слову, НАБУ только в 2016 году заинтересовалось дружбой семей Кулика и Жилина. До этого времени вот не проверили.

Отметим, что до получения должности военного прокурора Константин Геннадиевич хотел стать антикоррупционным прокурором. Он подавал документы на соискание этой должности, но не прошел по конкурсу. Тогда Кулик подал 3 иска в суд. Почему аж 3? Просто он хотел попасть на «нужного судью», который бы вынес «правильное» решение. Когда такой судья нашелся, сразу же были отозваны 2 остальных иска. Как итог, Кулик получил постановление, отменяющее решение конкурсной комиссии по отбору кандидатов на замещение административных должностей в Антикоррупционной прокуратуре. Это решение поставило под сомнение итоги конкурса и создание НАБУ, как такового, но дело умудрились замять, хотя Кулик намерен и дальше продолжать судовые тяжбы.

Тандем Кулик-Матиос переключился на родную военную прокуратуру. Но они ничего не потеряли от этого, ведь ряд их полномочий смущает даже людей, далеких от этих перипетий. Допустим, они часто занимаются делами, которые не имеют отношения ни к армии, ни к войне, их основное направление — коррупция. Но самое интересное — кто же подталкивал Кулика на эти действия относительно НАБУ? Оказывается, это глава СБУ Василий Грицак, бизнес-партнер Матиоса, крышующий антикоррупционные дела. Это вполне логично, ведь этим пперсонажам не выгодно расследование дела «бриллиантовых прокуроров». Именно военная прокуратура в лице Матиоса первой усомнилась в достоверности выявленных фактов-бриллиантов. Поговаривали о том, что дело закроют, но пока процесс идет.

Чем занят Кулик в своем болоте?

Чтобы полностью прояснить ситуацию, стоит разобраться с какой целью вообще создана военная прокуратура в зоне АТО. Ее главная миссия – контролировать военный закон в Донецком и Луганском регионах. О необходимости создания ведомства заговорили после инцидента с участием роты МВД «Торнадо». Часть бойцов подразделения обвинили в преступлениях – грабежах, похищениях и пытках. Так что военные прокуроры «пошли» в АТО со святой миссией поддерживать порядок. Только вот война – Клондайк для любителей быстрого, а главное – незаконного заработка. И Константин Кулик не исключение.

Интересный факт, Константин Кулик вершит законы в АТО, находясь дома в Киеве или в Харькове у родителей. Изредка от отправляется в командировки, где как известно платят по 3 тысячи за 5 дней.

Контрабанда на блокпостах. Какой основной источник дохода для прокурора может быть в АТО? Конечно, блокпосты. Если на начальной стадии военных действий речь шла о мародерстве, то пропускная система и блокпосты позволяют получать серьезных заработок совершенно «легально». Военная прокуратура полностью контролирует передвижение товаров и людей по территориям. К тому же, на Донбассе во всю процветает торговля наркотиками и оружием. Не секрет, что на блокпостах берут от 50 до 150 тыс. грн. за прохождение одной фуры с нелегальным грузом. А вот обращать на этот нюанс внимание или закрыть глаза — военная прокуратура в лице Константина Геннадиевича решает самостоятельно.

Дело Ружанского. Второе за что взялся Кулик — возбуждать уголовные дела против добровольцев. Первое резонансное дело связано с бойцом АТО сержантом Александром Ружанским. На него в 2015 году в Краматорске напала компания сепаратистски настроенных ранее судимых местных жителей (один из них фигурировал на сайте «Миротворец», второй имел судимость и употреблял наркотикам). Ради справедливости отметим, Ружанский в драке применил травматический пистолет «Форт». После инцидента он написал заявление в милицию, но материалы быстро забрала военная прокуратура АТО и идентифицировала произошедшее, как хулиганство с применением оружия, статья 296 часть 4 УК Украины.

За дело взялся начальник следствия военной прокуратуры сил АТО Зархин Дмитрий Александрович, курировал все Константин Кулик. Зархин сразу же занял сторону сепаратистов и даже не скрывал это. Иначе как объяснить тот факт, что травматический пистолет бойца АТО неожиданно в деле стал «огнестрельным». Правда, Ружанскому предлагали замять дело, но он не согласился. Как оказалось, Александр Ружанский с 1994 по 1996 гг. работал в должности следователя и помощника прокурора Московского района г. Харькова. Так что ему ясно как работает прокуратура и чем оборачивается вариант «замять дело». По непроверенной информации, следователь Зархин старый товарищ Евгения Жилина, лидера «Оплота» и главного сепаратиста Харькова. Так что ясно, откуда такая «любовь» к патриотам.

Также много вопросов вызывает задержание Ружанского. У него изъяли компьютер и телефон — это как минимум странно, учитывая, что ему инкриминировали хулиганство. Однако есть небольшая деталь, которая открылась в ходе процесса, — Ружанский собирал компромат на … Константина Кулика. И стоит отметить, получилось у него довольно неплохо. Бывший следователь предоставил информацию о недвижимости военного прокурора и махинациях, связанных с ней, о фальсификациях при розыгрышах тендеров, где участвовала фирма его матери, о связи с Евгением Жилиным.

Сержанту Ружанскому выбрали меру пресечения — 2 месяца тюрьмы. Интересно, что на процессе судьей была известная Лариса Переверзева. Это она судила неугодных Семье Януковича. Госпожа Переверзева в 2012 году посадила на 5 лет донецкого активиста Константина Лаврова, который протестовал против стройки дома Александра Януковича. Его обвинили в вымогательстве денег у директора крупной строительной Корпорации «МАКО», которая принадлежала Саше-Стоматологу. Это такая издевка, а срок, полученный Лавровым – наказание за попытку сунуть нос в дела сильных мира сего.

Дело Курченко потопило Кулика?

Расследовать дело младоолигарха Сергея Курченко Константин Геннадиевич якобы начал в 2014 году, тогда еще он возглавлял следственный отдел транспорта Генеральной прокуратуры Украины. Ему и еще трем следователям удалось собрать часть доказательств и объявить в розыск самого Курченко, члена наблюдательного совета «Брокбизнесбанка» Бориса Тимонькина, и других людей. Однако часть группировки бежала в Россию и Крым, расследовать стало сложнее. А тут не за горами замаячила должность военного прокурора, и Кулик ринулся в бой, вроде бы даже поехал в АТО. И именно там столкнулся с группировкой Курченко, которая пыталась в ДНР и ЛНР организовать незаконную торговлю бензином и газом. Таким образом, спонсируя сепаратистов наличными деньгами, а это уже пособничество терроризму. В этом направлении в зоне АТО «работал» Евгений Файницкий — бывший начальник следственного отдела СБУ Харьковской области, ставленник Курченко, отвечающий за функционирование его фиктивных фирм и уклонений от налогов. Он числился министром топлива и энергетики ДНР до мая 2015 года (официальная дата смерти). Константин Геннадиевич решил продолжить «активное» расследование. Правда, особых сдвигов никто не заметил.

Однако со временем с легкой руки Кулика под молотилку действующей власти попали: бывший замминистр экономики Александр Сухомлин, топ-менеджера компании «ВЕТЭК» Андрей Кошель – соратники младоолигарха Курченко, а также экс-заместитель главы Нафтогаза и экс-руководитель «Черноморнефтогаза» Александр Кацуба (подробнее про него и его семейство читайте в статье Все в семью: как клан Кацуб обосновался в нефтебизнесе Украины), задержанный недавно. К слову, последний помог компании Курченко «Газ Украины 2020» украсть у государственного холдинга бензина на 500 миллионов гривен.

И только дело по этим личностям шло к суду, как НАБУ выдвигает сообщение о подозрении о незаконном обогащении Константину Кулику. Совпадение это или тщательно спланированная схема сказать однозначно нельзя. По словам представителя НАБУ Максима Грищука, на протяжении пяти лет Константин Геннадиевич заработал меньше, чем потратил за последние полтора года, в том числе на покупку элитной недвижимости в центре Киева и дорогие авто для своей гражданской жены и матери. А именно: квартира в «Дипломат-холл» на Жилянской, апартаменты в соседнем доме от этой квартиры, Toyota Land Cruiser — за 1,2 млн. гривен для сожительницы, и Toyota RAV4 за 460 тыс. гривен, приобретенная матерью. Только если говорить цифрами, то зарплата военного прокурора за 5 лет составила 1 млн 600 тыс. гривен, при этом за последние полтора года он приобрел имущества более чем на 3 млн гривен. Простая калькуляция: расходы раз в 30 превышают доходы.

Разрешение на доступ к документам на имущество Кулика и его родственников Печерский райсуд выдал еще в декабре 2015 года. Однако полгода никто из следователей не предпринимал никаких действий. Скорее всего, не было отмашки свыше.

Только 29 июня 2016 года появилась информация о проведении обыска в доме прокурора сил АТО. После него Кулику хотели вручить уведомление о подозрении в незаконном обогащении, но он закрылся в своем доме и к следователям не вышел. Дальше пошла череда допросов. Например, в НАБУ вызвали Семена Семенченко (подробнее про него читайте в статье Семен Семенченко. Фейковый командир). И тут сенсационное заявление — оказывает Семенченко тоже собирал компромат на Кулика, но что-то вот не показывал его до этого.

1 июля 2016 года детективы НАБУ таки разыскали Константина Геннадиевича, вручили подозрение и взяли его под круглосуточный домашний арест. А дальше начался судебный «футбол»: 4 июля суд отстранил Кулика от должности военного прокурора, но уже 13 июля Апелляционный суд Киева восстановил в должности.

В течение этой недели всплывают компрометирующие записи телефонных разговоров Константина Кулика с «лицом, которое имеет широкие связи в правоохранительных органах». Опальный прокурор обращается к собеседнику «Якович/Яковлевич» и просит о помощи.

Журналист Александр Дубинский рассекретил загадочного «Яковича».

По его мнению, Кулик общался по телефону с внештатным советником бывшего главы Минэкологии и Министерства энергетики и угольной промышленности Евгением Фельдшеровым. По информации Дубинского, Фельдшеров является теневым «решалой»

Помог ли таинственный собеседник Константину Геннадиевичу — не известно, но можно предположить, что кто-то все же вмешался в эту игру

Однако самый главный вопрос — кто же все это инициирует?

В деле Курченко оказались замешаны «младореформаторы». Например, экс-замгенпрокурора Виталий Касько, который возглавлял фирму «Арцингер», предоставляющую юридические услуги по защите интересов Курченко. Также он первым пришел на помощь к младоолигарху, когда тому понадобилось быстро вывести свои активы в 2014 году. И тут стоит отвлечься от персоны Касько и разобраться, кто же играет на стороне НАБУ. Инициирует обыски у Кулика заместитель главы НАБУ Сытника (подробнее про него читайте в статье АРТЕМ СЫТНИК. СЫТАЯ ЖИЗНЬ ГЛАВНОГО АНТИКОРРУПЦИОНЕРА) — Гизо Углава, который представляет команду реформаторов Михаила Саакашвили. Есть еще один человек от НАБУ, участвующий в деле Кулика, — экс-зам генпрокурора Давид Сакварелидзе, тоже представитель «грузинской команды». Именно с последним Виталий Касько надумал создать новую политическую партию. А покровителем станет не кто иной, как грузинский губернатор Одессы. Интересное примечание: как только НАБУ активировало дело Кулика, так ГПУ сразу же достало с полки пыльные тома «квартирного» дела Касько. Так что на лицо явное противостояние двух ведомств и их покровителей. Если быть конкретнее, то история выглядит так: Кулик, который связан с людьми Юрия Луценко (подробнее про него читайте в статье Юрий Луценко. «Терминатор» украинской политики), копает под Касько, начавшего политическую карьеру, это не нравится Саакашвили, который курирует НАБУ и проект «младопрокуроров», так Кулик получает подозрение, а ГПУ не остается в долгу и вытягивает на поверхность дело Касько.

Есть еще одна версия неожиданного прессинга Константина Кулика — «месть» ФСБ. Ее выдвинул Геннадий Москаль и подхватил Георгий Тука. Якобы Константин Геннадиевич расследовал дело о наркотрафике из Афганистана в Украину через зону боевых действий. С этим было связано резонансное убийство украинских силовиков в сентябре 2015 года возле населенного пункта Лобачево в Луганской области. Тогда расстреляли группу по борьбе с контрабандой в зоне АТО, которую возглавлял Андрей Глущенко («Эндрю»). Убийство было профессиональным, работали отнюдь не сепаратисты, а скорее всего, сотрудники украинских правоохранительных органов. Подозрение пало на сотрудников контрразведки СБУ и Главного управления разведки Минобороны, потом «стрелки» перевели на милицию Луганской области. Экс-зам командира батальона «Торнадо» Николай Цукур вообще решил назвать фамилии виноватых. По его мнению, заказ сделал Анатолий Науменко, начальник Главного управления внутренних дел в Луганской области. Как видно, это привычная битва между группировками людей в погонах за право «вязать» контрабандистов, а потом выкачивать с них деньги.

Относительно роли Кулика в этом вопросе: все знают, что движение нелегального товара идет через блокпосты. Так что вряд ли Кулик хотел бы перекрыть себе такую золотую жилу, как наркотики из Афгана.

Любимые богатые женщины прокурора

У Константина Кулика две любимые женщины – мать – Светлана Кулик и любовница Ирина Нимець. Они обе долларовые миллионерши. И кстати, стали богатыми сравнительно недавно — где-то год назад. Обогащение совпало с назначением Константина Геннадиевича на должность военного прокурора. Проведем инвентаризацию добра семьи Кулик.

Стоит начать с недвижимости, потому что с ней связаны две интересные истории. Квартиры семьи Кулик расположены в столичном «Дипломат-холле» на ул. Жилянской. Общая площадь вместе с надстройкой — около 500 кв.м. (цена квадратного метра в этом доме доходит до 3000 долларов).

Одна из этих квартир записана на маму военного прокурора — Светлану Кулик.

Вторую подарил некто Гиви Макшеев.

Он бывший владелец компаний «Железнодорожпостач», «Киво» и «Свонг», ювелирной фирмы «Вилант», а также фигурант по уголовному делу, связанному со злоупотреблениями полномочий на железной дороге, а проще — с разворовыванием «Укрзализныци». Напомним, Константин Геннадиевич несколько лет трудился на благо транспортной прокуратуры, а также выступал поручителем у криминального авторитета Игоря Бутанова.

Фирмы Бутанова, у ООО «Союз Дортранс» и ООО «Союз Экспо», зарегистрированные в Черкассах по одному адресу, в 2008-2012 годах поставили «Укрзализныце» товаров на 200 млн. гривен. Сейчас фирмы на стадии ликвидации.

Кроме этого, Кулик причастен к старому делу о хищении средств «Укрзализныци». Речь идет о переводе 260 млн. гривен из ведомства железнодорожников в некий фонд «Артемида». По одной из версий, деньги ушли в 2004 году на президентскую кампанию Виктора Януковича. Следователем по этому делу был Константин Кулик, тогда еще ставленник экс-заместителя генпрокурора Виталия Щеткина. Однако деньги канули в Лету, а виновных не нашли. Поговаривали, что Кулик занимался расследованием «в частном порядке». Только после прихода в ГПУ «донецких» дело замяли, а в 2009 году профессионально убили некого гражданина Петошина — главного свидетеля, который был причастен к обналичиванию выведенных средств из «Укрзализныци» через «Артемиду».

Итак, вернемся к старому знакомому Гиви. Он квартиру-презент преподнес Кулику, когда тот был в АТО. Однако прокурор не долго владел этой элитной недвижимостью. Он сразу же переписал подаренную квартиру на свою гражданскую жену Ирину. Кстати, для нее же Константин Геннадиевич приобрел квартиру по ул. Саперно-Слободской и помещение на Печерске, где молодая особа открыла что-то вроде ателье со скромным названием «By Nemez».

Машины. В прошлом году автопарк Ирины Нимець, работающей швеей и официанткой в ресторане «Якитория», пополнился автомобилем «Мерседесом» стоимостью от 3 до почти 9 млн грн.

К слову, в 2014 году доход Ирины Нимець составил 1 тыс. 687 гривен за год.

У семьи Кулик есть еще пара шикарных авто. Например, «Ленд-Ровер», новенькая «Тойота РАВ-4» и еще один «Мерседес». После покупки автомобилей Тойота и Мерседес НАБУ обратилось в суд с просьбой предоставить доступ к документам по приобретению внедорожников. Детективы выяснили, что в договоре купли-продажи указано приобретение авто по безналичному расчету через Кредит Агриколь Банк. На деле же оказалось, деньги на счет в банке вносились наличными, так что машины куплены за наличку.

Тут стоит вспомнить историю с машиной отца Евгения Жилина, на которой Константин Кулик рассекал по зоне АТО. Оказывается, она тоже принадлежит Ирине Нимець. Об этом сказала сама девушка. По ее словам, она купила эту машину в 2009 году у Владимира Жилина. А деньги на ее приобретение дал «человек, которого уже нет в живых».

Фирма на миллион. В 2014 году после открытия предложений конкурсных торгов по госзакупкам в центре скандала оказалась фирма ООО «Будівельний центр Аюдар». Она должна была поставить «Укрзализнице» уголь на сумму где-то 100 млн гривен. Очень странно: совершенно неизвестная фирма и такой объем поставки с астрономической суммой. Фирма оказалась зарегистрирована на Светлану Кулик из поселка Коротич Харьковской области в 2011 году. Дама в широких кругах тогда была неизвестна, а вот в узких все ее знали, ведь это мама Константина Кулика. С 2013 года фирма стала выигрывать небольшие тендеры: на расчистку русла реки Любки, оснащение системами контроля и мониторинга загазованности Киева, снабжение бетоном и деревом Одесской железной дороги. По итогу оказалось, что у фирмы соглашений на 3,15 млн гривен.

Кроме этого, в 2014 году об «Аюдар» говорилось в сообщениях Государственной лекарственной службы. Фирма продавала под видом лекарственных препаратов товар, незарегистрированный в Украине.

Фирма до сих пор существует. И скорее всего, ее дела идут хорошо, ведь война на Донбассе и угольный кризис открывают возможности для контрабанды.

Каждый делает то, что умеет лучше всего. Константин Кулик умеет выходить сухим из воды, обманывая всю Украину.

Арина Дмитриева, для SKELET-info

Опубликовал(а)

не в сети 1 день

Сергей Винник

61
Украина.
Комментарии: 393Публикации: 106Регистрация: 09-04-2016

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть