Среда , 7 Декабрь 2016
001-365

Почём свобода для богатых в Беларуси

Добавлено в закладки: 0

Белорусское уголовное законодательство довольно либерально и, можно сказать, очень гибкое, когда дело касается смягчения наказания или вообще прекращения уголовного дела. В УК даже есть специальная статья – 88-1 (освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольными возмещением причиненного ущерба (вреда), уплатой дохода, полученного преступным путем).

Памятна история ныне покойного гендиректора торгового дома «Ждановичи» Евгения Шигалова. Весной 2008г. он, что называется, попался, ущерба насчитали почти на $40 млн. А осенью 2009г. стало известно, что бизнесмен от уголовной ответственности освобожден на основании указа президента о прекращении уголовного преследования с условием возмещения ущерба. Таков закон — у каждого его переступившего есть выбор: кошелек или тюрьма.

В то же время есть в этой сложной денежной теме взаимоотношений гражданина с государством и более серьезные нюансы, которые даже опытные юристы затрудняются под статью подвести. Если попытаться изложить ситуацию в хронологическом порядке, то дело было так.

На пресс-конференции  23 декабря 2011г. президент РБ заявил: «Ущерб нанес государству — деньги на стол в двукратном-трехкратном размере, и пошел. Не заплатит деньги — будет сидеть в тюрьме». Это было первое публичное упоминание о некой кратности, которое персонально касалось «наступившего» на УК председателя совета директоров ЗАО «Белзарубежстрой» Виктора Шевцова. Шевцов сидеть не захотел. По слухам, он свою проблему решил, правда, неизвестно, в каком размере.

Летом 2014г. стало известно, что неприятная история случилась с бывшим главой концерна «Белнефтехим» Игорем Жилиным. Что он конкретно натворил и каким испугом отделался, опять же сообщил глава государства на совещании по совершенствованию законодательства в борьбе с коррупцией: «Ему никто не давал права за счет подчиненного себе предприятия квартиру содержать, иметь квартиру в Минске, жену обслуживать за счет государства. Это непозволительно, это ущерб. Но он был обсчитан, умножен на три. Заплатил — до свидания».

В июле т.г., после встречи с Александром Лукашенко, глава КГБ Валерий Вакульчик сообщил: «Также президенту доложено о возмещении в полном объеме ущерба без учета кратности по уголовному делу в отношении должностных лиц «Серволюкса». И компания «Консул» — здесь тоже все понятно… Мы видим, что, исходя из действий, проходящих по уголовным делам лиц, они предпринимают меры для возмещения ущерба с учетом кратности». Закономерен вопрос: какая норма права в данных случаях применяется или может применяться при определении так называемого «учета кратности»?

КРАТНОСТЬ ВЫСЧИТЫВАЮТ НА ГЛАЗОК

Павел САПЕЛКО, юрист, в прошлом адвокат. Идея продавать свободу за деньги не нова; она только модернизировалась и совершенствовалась с годами. В Беларуси она была реализована в нынешнем виде не сразу. В конце 90-х еще не было никаких юридических построений на этот счет, а одному бывшему крупному чиновнику условия освобождения уже предлагали на всю страну: «Деньги на бочку!».

В 2005г. эта возможность была законодательно закреплена в УК и несколько конкретизирована соответствующим указом президента. Забегая вперед, скажу, что никакой кратности там не было и нет; есть лишь общие положения. «Лицо, совершившее преступление, повлекшее причинение ущерба государственной собственности или имуществу юридического лица, доля в уставном фонде которого принадлежит государству, либо существенного вреда государственным или общественным интересам и не сопряженное с посягательством на жизнь или здоровье человека, может быть освобождено от уголовной ответственности президентом Республики Беларусьесли это лицо…».

Далее перечисляются условия, которые необходимо соблюсти, прежде чем обратиться к президенту.

Идея применять некие коэффициенты возникла, очевидно, от нежелания или неумения высчитать разные виды ущербов, обогащений, упущенных выгод и прочих профитов. Так что у представителей исполнительной ветви власти остаются неограниченные и практически не отрегулированные полномочия для принятия решения об освобождении от уголовной ответственности. И «кратность» будет назначена каждому своя.

Что касается совершенных хищений, образно, «мешка картошки», то теоретически этот вариант с обращением к президенту тоже мог бы работать. Но многие ли пробовали им воспользоваться?

Конечно, часто мешали тонкости формулировки этого положения: например, если ущерб причинен организации с частной формой собственности, то перечисленные нормы не работают; практически невозможно было купить себе свободу, не признав полностью вину по предъявленному обвинению.

Впрочем, сейчас, после внесения некоторых изменений в УК, этот путь уже не очень актуален. Кодексом предусмотрено несколько других «монетизированных» способов избежать уголовной ответственности, которые вполне живо работают и позволили заметно снизить количество осужденных в стране.

Например, по ст.88 УК может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, впервые совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, или менее тяжкое преступление, если оно после совершения преступления добровольно явилось с повинной или активно способствовало выявлению и раскрытию преступления, возместило причиненный преступлением ущерб, возвратило неосновательное обогащение или уплатило доход, полученный преступным путем, и внесло на депозитный счет органа, ведущего уголовный процесс, уголовно-правовую компенсацию в размере 50% причиненного преступлением ущерба, но не менее 30 базовых величин (BYN630).

По ст.89 может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, или впервые совершившее менее тяжкое преступление, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный преступлением вред.

Если в качестве условия освобождения от уголовной ответственности предусмотрена уплата уголовно-правовой компенсации, решение об освобождении лица от уголовной ответственности принимается после ее внесения на депозитный счет органа, ведущего уголовный процесс. Уплата уголовно-правовой компенсации не освобождает лицо от обязанности возместить причиненный преступлением ущерб или уплатить доход, полученный преступным путем, если указанные условия предусмотрены в качестве таковых для принятия решения об освобождении от уголовной ответственности.

В случае освобождения лица от уголовной ответственности денежные средства, внесенные на депозитный счет органа, ведущего уголовный процесс, обращаются в доход государства. В случае отклонения ходатайства об освобождении лица от уголовной ответственности денежные средства, внесенные на депозитный счет органа, ведущего уголовный процесс, возвращаются лицу, их внесшему. Для этого уже совершенно необязательно отвлекать от важных дел президента, решение могут принять следователь, прокурор или суд.

ПОРОЧНАЯ ПРАКТИКА

Сергей БАЛЫКИН, юрист, председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства. С моей точки зрения, практика продажи такого рода индульгенций ведет к криминализации общества и уголовного правосудия. Это не нормально, когда за совершенное преступление платится выкуп с последующим помилованием, пусть даже выкуп в кратном размере. Ведь преступление совершается не против конкретного лица или организации, оно совершается против государства и общества в целом. Это деяние по определению общественно опасно, причиняет ущерб интересам всех.

Кража собственности — это вред не только потерпевшему, но и общественным интересам, потому что представляет собой посягательство на сам институт частной собственности. В понимании большинства цель уголовного наказания — исправление и изоляция, но у уголовного наказания есть еще две функции — частное и общее предупреждения. Государство, наказывая преступника, делая это публично, не только лишает его возможности совершать преступления на какой-то срок, но и других предупреждает о возможном наказании. Это сдерживающий фактор. А при таких индульгенциях, выкупах, возможности откупиться разрушаются все принципы правосудия.

Экономические преступления в массе своей носят латентный характер. Этот гражданин совершил преступление, откупился и свободен. Так чего мне бояться? Поймают — откуплюсь, не поймают — буду в шоколаде. Риск сводится к минимуму. А к чему завтра можем прийти? К штрафу за убийство?

Количество составов экономических преступлений нужно сокращать, а законодательство, регулирующее предпринимательскую деятельность, следует менять, отказываясь от карательного в пользу стимулирующего. Пусть будут минимальные ограничения, но жесткие санкции за нарушения.

Даже если кратность возмещения ущерба будет узаконена, то все равно такая система порочна, она будет разрушать сознание как простого гражданина, так и психологию сотрудника правоохранительных органов. Что значит откупиться по закону? Тогда возникает возможность откупиться не по закону, как альтернатива более дешевого варианта. Если совершено преступление, то за него необходимо отвечать перед судом.

Да, в западных странах применятся практика сделок с правосудием, но наказание все равно определяется судом. Нельзя законность и справедливость подменять целесообразностью, когда речь идет о справедливости, то разговоры о деньгах неуместны. Задачей уголовного правосудия является как раз восстановление справедливости, а не наполнение бюджета.

БелГазета

Опубликовал(а):

не в сети 1 день

Леонид Пантелеев

76
Белоруссия.
39 летКомментарии: 211Публикации: 62Регистрация: 02-02-2016

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть