Среда , 7 Декабрь 2016
1-2

Советник Таруты: «Начальство украинских олигархов до сих пор сидит в Москве»

Добавлено в закладки: 0

Константин Батозский был советником губернатора Донетчины Сергея Таруты весной 2014-го, когда у многих жителей Донбасса была надежда, что войны удастся избежать. Толпа сторонников «русской весны» обзывала Таруту последними словами, устраивала погромы в его офисе, и радостно пожирала сосиски и конфеты в столовке тарутинской корпорации ИСД. Так называемые «ополченцы» охотились на помощников главы Донецкой облгосадминистрации. И все это выглядело странно, так как в Донецке считали, что Тарута тесно связан с «донбасским ханом» Ахметовым, да и сам он не скрывал, что рассчитывал на помощь олигарха № 1. Но имущество Ахметова, который стал богатейшим украинцем в результате криминальных войн в 90-е, «ополченцы» не трогали. Более того – боевики «ДНР» несли круглосуточную охрану, не давая люмпенам ограбить дворец Рината Ахметова в Ботаническом саду.

Недавно Батозский удивил внезапной критикой бывшего «хозяина Донбасса», и законопроекта о создании «Межобластного территориального объединения Донбасс», который, по мнению многих, написан Оппоблоком специально для того, чтобы Ахметов получил возможность вернуть себе утраченный контроль над регионом. По поводу законопроекта №4297 «Про особливості управління окремими територіями Донецької та Луганської областей» Батозский высказался так: «Очевидно, что власть в этой опухоли будет поставлена под контроль Рината Ахметова. Это его депутаты представляют законопроект. Это его пиарщики «обкатывают» степень принятия этой кандидатуры украинским обществом. Наконец, это против него и «олигархского капитала» вставал «несломленный народ Донбасса». Ну и самое основное. Все эти игры – плевок в лицо нам, тем дончанам, которые не согласились с фактом существования «дыры» ногами. Теми, кто выбрал сердцем Украину. Кто самоотверженно боролся за неё каждый день. Мы никогда не примем возвращения Ахметова на Донбасс. И мы никогда не примем власть, которая допустит это возвращение».

В интервью «ОРД» политолог Константин Батозский рассказал о выборе, который сделал Ахметов в 2014 году, о черных днях украинских олигархов, о политиках, которые ищут спонсоров, и о том, какими могут быть шаги по деолигархизации. Похоже, тактика раскладывания яиц в разные корзины, которой славится Ахметов, сегодня не работает, и даже может привести донецкого олигарха к национализации неэффективной собственности.

— Прежде всего вопрос, который не могу не задать «человеку Таруты»: является ли ваш патрон – народный депутат Сергей Тарута — олигархом?

Когда говорят, что я «тарутин», я отвечаю, что я мамин и папин. Я не могу давать оценку материальному состоянию. Знаю, что Сергей Алексеевич обладает репутацией, позволяющей ему на равных общаться с любым украинским политиком и предпринимателем.

— Просто у многих отпали челюсти, когда на одном из сайтов появилась информация, что «советник Таруты подтвердил факт трогательной дружбы Рината Ахметова и Олега Ляшко и послал обоих на три буквы». А тут еще и заявление «врага олигархов» с вилами о том, что Ахметов — гарант независимости Украины!

— Я просто сопоставил факты. Проанализировал, во-первых, высказывания руководителей компании Рината Ахметова «Метинвест», которые настаивают на понижении для них ж/д тарифов. Затем факт номер два – присутствие Олега Ляшко в Киеве в офисе СКМ на Десятинной в течение месяца, которое фиксировали активисты. А через несколько дней Олег Ляшко появляется в Запорожье, Мариуполе, и выступает с заявлениями из корпоративных пресс-релизов компаний, входящих в СКМ: «Нельзя поднимать тарифы на железнодорожные перевозки. Укрзализныце необходимо искать внутренние резервы, металлургов надо поддержать». И при этом с ним в этом туре участвует коллега из РПЛ – Виктор Галасюк – который повторяет ту же риторику металлургов Ахметова. Из чего я и сделал вывод, что имела место политическая коррупция.

— Ляшко и его соратники спалились в лоббировании интересов олигарха?

— К сожалению, в Украине политика является бизнесом, и в предчувствии новых выборов политики пытаются найти себе спонсоров. А Ринат Ахметов всегда крайне последовательно раскладывал яйца в разные корзины, спонсируя идейных противников. В этой стране каждый второй берет у него деньги.

Беда в том, что украинские политики если ссорятся, то понарошку, считают, что у них своя замкнутая каста — такой клуб, где они «делают большую работу». И их «работа» состоит в том, чтобы заниматься политическим бизнесом. Политика для них является средством заработка.

— Какова роль Ахметова в «русской весне»?

— Побуду немножко «адвокатом дьявола». Могу представить, что чувствовали «элиты» в момент начала русской агрессии. Будучи советником губернатора Донецкой области, я знал, что из милицейских арсеналов исчезло оружие еще до всех событий, а имевшиеся водометы были выведены из строя. Их было 2, но их никто никогда не использовал, они стояли разобранными, детали разворовали, и восстановить невозможно, потому что российские. И из 18 тыс. донецких милиционеров большинство прошли через Майдан и вернулись деморализованными — очень боялись, что их накажут, и шли на поводу пропагандистов и рекрутеров.

Касательно Ахметова — в апреле 2014 года был такой случай. Офис губернатора Таруты пробовал консолидировать бизнес – мы хотели, чтобы бизнес заявил, что он против «ДНР». Чтобы работодатели вывели людей на улицы. У нас в Донбассе всегда выходили за партию начальников. Мы просили самоопределиться и вывести людей на митинг за Украину. Так вот, в Мариуполе организацией такой акции занимался сотрудник «Метинвеста», которого звали Эдуард Коридоров. Сам он был из РФ, занимался политтехнологиями, и в решающий момент заявил, что акции не будет из соображений безопасности. Все это было еще до акции Ахметова с гудками. А сегодня Эдуард работает в Севастополе, является советником губернатора Меняйло, и занимает позицию абсолютно антиукраинскую.

В СКМ работает много выходцев из РФ, их кадровая политика строилась на привлечении экспатов. И, благодаря наличию на многих этажах граждан РФ, они занимали ту позицию, которую занимали. Не верю, что с этими людьми не работали спецслужбы в РФ.

Мне кажется, что для Рината Ахметова вся эта ситуация (течение «русской весны») была большой неожиданностью. Самой большой в его жизни. Он не смог спрогнозировать последствия. Считал, что всем управляет. Точкой невозврата был момент, когда он вышел на площадь перед захваченным облсоветом в ночь на 7 апреля 2014 г., и был освистан. Тогда-то он осознал, что не управляет процессом – а до этого жил с ощущением, что по щелчку сможет это все прекратить.

Но яйца и здесь «были разложены»: он помогал «ДНРовцам», он не позволил Яреме совершить зачистку ОГА в ночь на 7 апреля.

— Думаю, что благодаря тому, что он исповедовал тактику «раскладывания яиц», он звонил захватчикам ОГА, и требовал от них угрозами прекратить то, что они делали, но в этот раз «ополченцы» его не слушали и активно посылали. Для него это был самый неприятный сюрприз.

А Ярема не планировал никакую операцию. Тогда никто во власти, включая Ярему, не мог отдать приказ штурмовать захваченное здание ДонОГА. Все боялись брать на себя ответственность и никто не решался спрогнозировать развитие событий. Губернатор настаивал на спецоперации, но не был услышан в Киеве. Ярема уехал из Донецка ни с чем, оставив на месяц кировоградский ОМОН в аэропорту.

— Говорят, что Ахметов и деньги предлагал?

— Слышал эту историю в пересказе, и думаю, что он пытался действовать всеми методами. Я думаю, что РФ очень хотела, чтобы Ринат Ахметов остался в Донецке. Но он уехал, сделав свой выбор в пользу Украины.

— Писали, что он лично просил Суркова поставить Захарченко во главе «ДНР», содержал банду «Восток». Его влияние на «ДНР» — каково оно сегодня?

— Есть точка соприкосновения – это все, что касается функционирования предприятий на оккупированной территории. Надо отдать должное: все ахметовские предприятия перерегистрированы в Украине и платят налоги в украинский бюджет. Ахметов, тем самым, выбрал Украину, не знаю, чем он руководствовался, скорее – прагматизмом. Но Россия боролась за него. Я думаю, что РФ изначально ставила условие полноценной аннексии и искала поддержку внутри, чтобы построить сухопутный коридор в Крым. А позиция Ахметова повредила этим планам. Большинство крупных донецких бизнесменов, кстати, выбрало Украину. Россию выбрал только «великий православный» олигарх Нусенкис.

Думаю, что влияние Ахметова на те территории сегодня крайне незначительно. И последние скандалы с высылкой из Донецка его людей это подтверждают. Когда «Оппозиционный блок» предложил законопроект относительно МТО Донбасс (с Ахметовым и Бойко во главе) им последовал классный ответ из РФ. Владислав Сурков, который реально управляет событиями в Донбассе, заявил, что Плотницкий и Захарченко останутся у власти до 2018 г. Это был плевок в сторону подобных инициатив. Там все сейчас решает Кремль, и его нынешнее отношение к нашим олигархам крайне пренебрежительное.

— Многие уверены, что нельзя достичь обновления страны, продолжая методику договорняков с людьми 90-х, и вся страна накроется медным тазом, если такие, как Ахметов продолжат рулить. В то же время олигархи успешно договариваются с Порошенко, узким кружком «избранных» решают судьбы миллионов украинцев. Как вы к этому относитесь?

— Это заблуждение – думать, что главная беда Украины в том, что есть Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Игорь Коломойский и др. Нам очень не хватает честного разговора украинцев с украинцами. Олигархи – большое злое, но не меньшее зло, которое творится ежедневно – это человек, который берет взятки. Копанки Донбасса – ведь они не хуже копания янтаря в Ровенской области. Это явления одного порядка, это каменный век. И прежде чем двигаться в Европу, давайте поймем — откуда же мы двигаемся. Место с абсолютно разрушенными институтами власти, место с разрушенной системой общественной морали.

Место, где деньги — предмет культа и обожания значительной части населения. Вот – то место, где мы сегодня находимся.

На мой взгляд, большее зло, чем олигархат – те люди, которые занимаются политической коррупцией. Они ищут должности для того, чтобы придумывать схемы. А политик изначально призван приумножать общественные, а не собственные блага. И у политиков есть все ресурсы для того, чтобы изменить Систему. У них есть законодательная, исполнительная власть, они обладают монополией на насилие, и потому, когда мы сетуем, что правила не меняются — это не вина олигархов. Невозможно заставить крокодила не плыть по реке и не есть других животных – но можно поставить барьеры и оградить ареал обитания крокодилов. К тому же ни Ахметов, ни Пинчук не занимаются распределением земель, ремонтами дорог, закупками для государства. Там крутятся миллиарды, и это бизнес сугубо чиновников и их прихлебателей.

— Но схемы, создаваемые политиками, покупают олигархи, это они рождают спрос…

-Под олигархами, в первую очередь, понимаю людей, которые получили собственность по итогам распада СССР. Это – поколение рожденных в 50-е-60-е. Часть пришла из комсомольских структур, другая часть – с улицы или из кооперативного движения.

«Комсомольцы» имитировали реальную деятельность ради отчета в партии и всегда договаривались, так как партийная сеть позволяла устанавливать контакты. «Комсомольцы» всегда были ориентированы на некий центр, всегда смотрели на Москву. Когда советская система рухнула, их мировоззрение осталось нетронутым – они по-прежнему оглядываются на Москву, привыкли, что там столица. Они не суверенны. Своими глазами они видели обрушение советского колосса, и это навсегда обнулило в них доверие к государству.

«Кооператоры» обожествляли прибыль. Они помнят, насколько лживым и коррумпированным был «совок». Особенно в провинции. Поэтому государственные, общественные и моральные институты для них всегда представлялись условностью.

Наконец «уличные» отличались незаурядными талантами по управлению и перераспределению. Для них также не существовало никаких «тормозов» по части морали. Вот из какого теста сделаны те, кого принято называть у нас словом «олигархи».

Тут интересна связь украинского бизнеса с Россией в целом, и русскими банками в частности. Заточенность на РФ всегда объяснялась тем, что когда строишь бизнес с русскими — не надо конкурировать, а надо договариваться. Люди из того поколения боятся конкуренции и предпочитают договариваться, живут в советской модели, которая приучила к страху перед начальством, москвоцентричности и «договорнякам». Тем более, у нас один из олигархов является Президентом. Поэтому странно его обвинять в том, что он договаривается. Он так привык. И это проблема.

— Какого же начальства они боятся сегодня? И почему начальство украинских олигархов до сих пор в Кремле?

— Колониальное мышление, неспособность мыслить суверенно, понять, в чем состоит интерес страны — это «маркеры» их поколения, черта большинства людей той тусовки.

Для олигархов было легче вести бизнес с русскими, так как Кремль всегда платил выше рынка. Его цена включала в себя себестоимость плюс часть для «распила». Не секрет, что большинство кредитов, которые брал СКМ — это кредиты российских банков. При том, что зависимость от российских банков — фактор риска для Украины, потому что у нас много долгов корпоративных (вообще всей страны, не только у олигархов) – в российских банках.

— Некоторые блогеры-порохоботы уже прямо пишут: не дай Бог разрушить коррупционно-олигархическую спайку — рухнет вместе с ней и украинское государство. Мол, некому структуру подхватить!

— Украинское государство не рухнуло при внешней агрессии, тем более не рухнет, если изменится структура собственности или структура экономики — так что это абсолютный бред. Если начать двигаться в направлении деолигархизации — через несколько лет получим другую страну.

— С чего надо начинать деолигархизацию, и какой она должна быть?

— Главное негативное влияние, рычаг олигархов – это СМИ. Фирташ, Левочкин, Пинчук, Ахметов, Коломойский, Порошенко контролируют все телеканалы в стране, и каждый политик вынужден к ним обращаться. Изменение правил на рынке СМИ – это первое, что нужно делать.

Надо разделить на уровне лицензий информационное вещание и развлекательное, т.к. синтез «мыла» и политики на одном канале развращает людей, превращает политику в шоу и воспитывает у людей отношение к политикам, как к героям сериалов. И надо обязать СМИ указывать конечных бенефициаров в уставных документах (сегодня номинальными собственниками большинства СМИ являются офшорные компании). Затем необходимо запретить одному частному лицу владеть более чем 50% долей. Пока существует олигархический телевизор, у них есть влияние на голоса. И каждые выборы политики договариваются о том, на каких каналах они имеют право присутствовать, а им выдвигают политические условия, на которые они соглашаются, и т.о. происходит сговор политиков и собственников СМИ.

Затем государству необходимо выработать эффективную антимонопольную политику. Нужно имплементировать у себя все европейские нормы, касающиеся базовых индустрий. В Европе, к примеру, производство энергии, транспортировка энергии и продажа ее населению – три разных бизнеса, которые не могут быть объединены в единой компании. В Украине надо предпринять те же шаги: лишить олигархов монополий в тех отраслях, которые они контролируют. Это вопрос законов, и общество должно надавить на политиков, чтобы эти законы принимались. Независимое антимонопольное ведомство не позволит одной структуре консолидировать 75% энергетики страны.

Ну и нужна борьба с коррупцией – это, опять-таки, проблема законов, которые позволяют чиновникам принимать те или иные решения. Во многих странах существуют комиссии, которые из законов убирают т.н. «вилки» – например размер штрафа на усмотрение чиновника. Победить коррупцию просто: надо привести законы в соответствие с европейскими практиками, перевести в электронный вид документооборот – и это изменит ландшафт Украины радикально.

— Кстати, на тему монополии в энергетике: Сергей Лещенко говорит, что Ахметову в ходе переговоров об отставке Яценюка и новом составе правительства уже обещана полная монополия в энергосекторе. Что об этом думаете?

— У меня такого инсайда нет, но компания ДТЭК, как и многие бизнесы Ахметова, находится сейчас в преддефолтном состоянии — у них колоссальные проблемы с кредиторами. С одной стороны структура собственности их толкает к необходимости расширяться, с другой — мало кто из бизнеса при нынешних ценах и нынешней неопределенности хочет это покупать.

Думаю, что Ахметов не захочет прирастать г**ном (а оставшиеся у государства активы – это го*но). Ему нужны такие тарифы и правила рынка, которые позволят ему извлекать сверхприбыли. При Януковиче это были махинации с энерготарифом. Грубо говоря, все деньги брали у атомщиков государственных, и перераспределяли их в пользу тепловых станций Ахметова. То есть, если бы Ахметов торговал цветочками, его способ больше продавать состоял бы не в цене/качестве и борьбе за потребителя, а в том, чтобы убрать всех остальных цветочников.

— А украинские олигархи понимают, что надо меняться вместе с Украиной? Кто вообще из них способен жить в условиях конкуренции и европейских стандартов бизнеса?

— Они сейчас переживают черные дни вместе со всей Украиной, их компании дешевеют, а будущее есть только у тех, кто готов меняться. Они паразитировали на советском индустриальном наследии, строили бизнес на экспорте, и он был очень прибыльным, но этот ресурс закончился. Я думаю, что кто из них не сможет конкурировать и бороться за потребителя, тот отойдет от дел. Или же это все национализируется – если олигархи начнут шантажировать государство забастовками и бунтами, государство в праве поставить вопрос так: почему эти люди не задумывались об эффективности своего бизнеса и социальной ответственности раньше, а когда стало трудно, прибежали к государству?

То же касается и Ахметова. Он по привычке нажимает на государство, а надо искать первопричины в себе – в структуре бизнеса, неэффективности, и т.д. Верю, что у СКМ есть пространство для маневра, хотя они упорно выбирают свой прежний образ деятельности – типа они отстранены, находятся над схваткой и выстраивают эксклюзивные отношения с государством.

Советское наследие на грани разрушения и это касается всего: заводов, которые не модернизировались, котельных, атомных станций, дорог. Второй момент – изменения в мировой экономике, связанные с переходом к четвертой промышленной революции. Традиционные статьи нашего экспорта – металлургия, машиностроение – становятся все менее востребованными. Наши самолеты, станки находят спрос в Азии, в догоняющих странах. Но если не направлять деньги внутрь нас – на взросление, на обучение, на завоевание других отраслей — в сферы IT, биотехнологий, коммуникаций – мы, конечно, проиграем.

Сейчас мы можем наблюдать, как рядом со старым, неповоротливым, договорняковым олигархатом в Украине зреют свежие листочки бизнеса – такие, как отрасль беспилотников, которая появилась во время войны. Бизнес, построенный по принципу горизонтального сотрудничества, являющийся высокотехнологичным, он гораздо выгоднее, чем тот же металл – это новое украинское явление.

У украинских олигархов сегодня два вызова. Первое: адаптироваться к изменяющейся экономике, понять, что сосать соки из страны уже невозможно, и пора найти свое место в мире, став глобальными торговыми марками (как Антонов, Nemiroff – это то, что знает весь мир). Второе – найти общий язык с Украиной. Потому что корпорация СКМ – крупнейший работодатель и крупнейший налогоплательщик страны, но… Является ли она корпорацией мечты? Хотели бы туда пойти украинские выпускники? На самом деле это сырьевая, косная, темная корпорация из комиксов ужасов времен Кукрыниксов. Если сравнить её, например, с корпорацией Google — большинство выпускников выберет компанию будущего, а не корпорацию прошлого. И задача всех олигархов рассказать обществу о своих планах на будущее. Потому что бесконечное клепание листа проката — это прошлое, там нет интереса Украины, на этом мы никуда не уедем.

Строить далее договорняковую, азиатскую по форме республику не получится, общество этого не хочет. После падения режима Януковича что-то начало меняться… За его каденцию ведь что было самым страшным? Не то, что Ахметов увеличил свою долю в тепловой генерации, или получил контроль над ММК им. Ильича, убрав оттуда Бойко. А то, что на ровном месте появлялись олигархи без прошлого, без репутации – Курченко, Арбузов, Александр Янукович…

— Но сейчас такие же люди вырастают из окружения Порошенко – тот же Кононенко, например, разве там не та же азиатщина?

— Одним из следствий оффшорного скандала стало то, что жулики и воры по всему миру увидели: все их ходы записаны. И сейчас они будут думать о том, что деньги невозможно деть куда-то незамеченными, ведь им не интересно иметь эти деньги в Украине, им охота покупать виллы в Европе. Поколение комсомольцев воспитано на песне «Гудбай Америка», Запад — это тот мир, где учатся их дети, и где они планируют провести старость. И если кто-то не понимает, что как раньше, так уже не будет, значит единственный путь, который у них остается – из Украины в Ростов.

 

Беседовала Татьяна Заровная, «ОРД».

Опубликовал(а):

не в сети 47 минут

Антон Городецкий

59
Украина. Город: Киев
47 летКомментарии: 197Публикации: 266Регистрация: 19-12-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть