Суббота , 10 Декабрь 2016

Ученые Боярской станции & эколог Заика: через 8 лет на Киевщине не будет лесов

Добавлено в закладки: 0

Бесконтрольная вырубка лесов вокруг Киева по масштабу приближается к янтарному бедствию в Полесье. Защитники природы подсчитали, что при такой скорости уменьшения лесных покровов через 6 – максимум 8 лет у общественности не останется поводов для волнений, так как на Киевщине не останется лесов.

Нет леса — нет проблем! Гугл зафиксировал вырубки под Киевом

Судить о темпах исчезновения лесов позволяет ресурс, разработанный с помощью Google: http://www.globalforestwatch.org/accept_terms

Спутниковая съемка фиксирует изменения за последние 13 лет и наглядно демонстрирует влияние вырубки — где были вековые дубы и сосны, образовались километровые «проплешины». Регулярно обновляемая карта говорит о том, что потери Украины за 2000-2013 годы составили 565,6 тыс. гектаров.

 

На Киевщине вырубается 2 – 2,5 сотки в час. А ученые Боярской лесной станции, в чьем пользовании все еще находятся 17 тысяч гектаров леса в пригороде столицы, хвастают, что заготовили 315 тысяч кубометров древесины за год…

Причем, останавливаться не намерены даже в период сезонного моратория. С 1 апреля по 15 июня в Киевской области запрещена санитарная вырубка. Закон Украины «О животном мире» в редакции от 09.04.2015 говорит, что диким животным мешает размножаться звук электропилы. Заодно и Киевский облсовет решил подстраховаться, запретив на это время проведение в лесу любых работ производящих шум. Однако, 27 апреля депутат Киевского облсовета Тимофей Ныч поймал несколько лесовозов в Дзвинковском заповеднике. Вывозили лес, срубленный под предлогом очистки от сухостоя. «Водитель не стал спорить, — написал Тимофей у себя в Фейсбуке, — признал, что рубят вековечный лес и никакая это не санитарная чистка. Есть еще совесть у простых людей».

Хотелось бы тоже самое сказать и об ученых Боярской лесной станции, однако не поворачивается язык. На недавних дебатах в облсовете, посвященных созданию Национального природного парка на территории Боярской ЛДС, ее представители не без гордости говорили о своей хозяйственной деятельности по части заготовки деловой древесины.

У присутствующих представителей общественности иногда даже возникало ощущение, что ученые НУБИП (как известно, лесная станция является подразделением этого университета) держат их за круглых идиотов.

Профессор НУБИП Петр Лакида уверял, что если вырубить гектар взрослого леса, и посадить на его место юные сосны — в том не будет никакого урона природе. К слову, этот ученый был одним из инициаторов выделения 200 гектаров леса, находящихся в пользовании Боярской станции, под строительство друзьям Азарова в августе 2013-го.

«Нет ни одного гектара леса, который срублен и не восстановлен», — утешил участников собрания Лакида, уверяя, что замена сосен-гигантов саженцами – нормальная научная практика.

«Заказник Дзвинковской имеет общегосударственное значение, был создан с целью сберечь самые большие сосны Киевщины, — ответил на это эколог Алексей Василюк. — С точки зрения природы, все насаждения до 40 лет не имеют никакой ценности. Это просто искусственная плантация, которая не сравнится со столетними дубами». И добавил: «Мы хотим, чтобы вы занимались наукой, а не лесозаготовками с целью продажи».

Петр Лакида уверен, что создание Национального природного парка, о котором мечтают гражданские активисты, повредит науке, а вот от заготовки деловой древесины в заказниках жители области только выиграют.

Ученые не видят разницы между лесом, которому 100 лет и посадкой, которой 10

Не говоря уж о пользе для народного хозяйства! Благо, НУБИПовцы уже получили сертификат для продажи продукции на экспорт.

Профессор Лакида сравнил деревья с пшеницей, которую надо собирать. «Почему должна пропасть древесина? Не может же все упасть и погибнуть? Выросла пшеница, а мы ее не косим? Пусть упадет? Ну как так?”

А коллега ученого Лакиды – Александр Шевчук, главный лесник Боярской ЛДС, сделал акцент на вредителях. Дескать, если не вырубать леса, то вредители так размножатся, что лесу капец (а пока вредители не сожрали, надо этот лес поскорее срубить и отправить на экспорт, видимо).

«Я извиняюсь, но я тоже биолог, — возразил в научном споре депутат облсовета Юрий Опенько, — Если бы вредители убивали леса, то природа просто не создалась бы за миллионы лет. Несмотря на вредителей, мы, человечество, имеем кучу лесов, которые прекрасно вырубаем».

То, что у Боярской ЛДС называется санитарной рубкой, можно описать словами: нет леса – нет проблем. Как неоднократно фиксировали жители сел вблизи Боярской ЛДС, во время «санитарной вырубки» как бы случайно в «оздоравливаемых» кварталах происходят пожары.

«Прекратите так дерзко врать. Мы с вами по разному смотрим на будущее Украины, мы не хотим быть сырьевой базой, хотим покупать кругляк в России, а не продавать его за границу», — не выдержал депутат Тимофей Ныч.

Но проблема не только в вырубке, а и в том, что уменьшаются земли природно-заповедного фонда Киевщины. Лесные массивы с согласия ученого совета НУБИП присоединяются к сельсоветам, а затем передаются высокопоставленным силовикам, и прочим «большим людям», под видом ветеранов АТО.

В реликтовом Чернечьем лесу возродили схему дерибана. Как рассказал активист из с. Лесники Леонид Городецкий, десять лет назад ВИП-садоводы из кооператива «Горобина» получили 22 га леса на правах аренды, но жители Лесников не дали им построиться, снесли забор вокруг заповедного леса, противостояли охранной фирме, защищавшей 165 участков (по 12 соток). А недавно судебный иск по Горобине в апелляции оказался решен совершенно не в пользу жителей.

Хотя встречаются счастливые исключения. В Беличанском лесу депутат сельсовета Коцюбинское Владислав Евстифеев умудрился нарезать себе 100 участков. Но активистам, которые 6 лет боролись за включение этого леса в состав Нацпарка, на волне Майдана удалось добиться одобрения тогдашнего и.о. Президента Турчинова. Как рассказала активистка Ирина Федорив, которая отстаивала Биличанский лес, просьбу жителей Коцюбинского удовлетворили в начале весны 2014 г. Депутаты успели нарезать в лесу 500 участков, но после создания Нацпарка построиться им будет трудно.

«Земля вблизи Киева и лес всегда будут лакомым куском, куда все будут стремиться, но нам повезло, что в нашем случае лесники были на стороне громады и так же хотели бороться с застройщиками», — сказала Ирина.

Что касается Боярской станции, там, как говорится, все Ок – комар носа не подточит. Каждая вырубка подкреплена научно, на каждое дерево есть бумага о том, что снос оправдан. Хотя у жителей есть подозрения, что независимая экспертиза не оставит от этого “научного обоснования” камня на камне.

Прокуратура подсобила кооперативу садоводов Чернечьего леса

Парадокс состоит в том, что… — только не смейтесь! — Боярская лесная станция сама себе выписывает разрешающие документы на рубки (ордер на осуществление лесорубных работ).

«В 2010 году именно он срезал во-от такенный дуб, — рассказала односельчанка Шевчука, который как раз и руководит вырубками. — Я подошла и говорю: «Что ж ты делаешь – смотри, тут метки нет, чтобы его рубать. А он взял и при мне поставил метку: «На, если тебе нужна метка, смотри». Включил пилу и спилил».

По словам Надежды Дмитриевны Бунис, которая так же приняла участие в заседании, сам главный лесничий Боярки Александр Шевчук поселился посреди леса, провел туда для себя и других «хороших людей» воду, и газ.

«Три года бьюсь, и все без толку. Природоохранную прокуратуру ликвидировали, попасть на прием к прокурору области невозможно, экологическая инспекция отвечает, что оснований для беспокойства нет. Добиться чего-то невозможно, круговая порука», — говорит активистка.

Кто же контролирует лесорубов НУБИПа? И почему им все так легко сходит с рук? Сами работники Боярской станции намекают, что не они главные (мол, жираф большой — ему видней).

 

Кто же жираф? На этот счет существуют разные версии. По одной из них, варварство под видом науки покрывают экологическая инспекция и прокуратура.

В едином реестре судебных решений не удалось найти свежие приговоры по ст. 246 Уголовного кодекса Украины («Незаконная вырубка леса»). Современное законодательство позволяет нарушителю отделаться штрафом, но возмещение ущерба превращает наказание в серьезное (пример: в марте 2014-го срезал житель Ирпеня 42 дерева, суд решил взыскать с него за это 171 тыс. грн..).

Но вот претензий у Киевской областной прокуратуры к Боярской станции, несмотря на многочисленные обращения жителей с жалобами на вырубку и поджоги, нет. А что касается провала по защите Чернечьего леса, в Лесниках уверены, что коррумпированная прокуратура нарочно так составила иск, чтобы он был заведомо проигрышным, а в отчете можно было бы написать, что работа проделана.

Главным же крышевателем захвата территорий заказников активисты рассматривают Андрея Николаевича Заику. Он руководит главным государственным органом, осуществляющим контроль за экологией в стране, и добивается, чтобы этот орган был единственным контролером всей природоохраны. Но за время пребывания в должности (около года), как говорят подчиненные, ни одного иска к нарушителям эколог № 1 не предъявил, хотя потери державы составили сотни миллионов…

Контроль доверили рейдеру, который в 90-е захватывал Подол

Андрей Заика — человек, у которого «Фокус» в 2011 году насчитал $115,1 миллионов и включил в рейтинг самых богатых людей Украины. Если верить декларациям чиновника за 2014 и 2015 год, выходит, что он совершает подвиг самоотречения и подвижничества. Легко ли — отказаться от привычной жизни миллионера ради серых будней чиновника?..

В 2014-ом глава государственной экологической инспекции Украины задекларировал 6 млн 147 тыс грн, из которых почти 5,2 млн. грн. составили дивиденды, а в 2015-ом заработал за год всего 391,5 тыс. грн., из которых зарплата – мизерные 30,8 тысяч гривен за 12 месяцев…

Креатура уволенного (с формулировкой за некомпетентность и безответственность) министра экологии и природных ресурсов Игоря Шевченко, г-н Заика пересидел и скандальное увольнение своего кума. И – затем – скандальное увольнение исполняющего обязанности министра экологии и природных ресурсов Украины Сергея Курыкина, изгнанного Яценюком за махинации с миллиардом на замену ламп с помощью фиктивной фирмы (оказалось, победитель тендера находится в оккупированном Донецке). И, как говорят в инспекции, очень рассчитывает остаться при новом министре экологии.

Хотя в марте предшественник Заики на посту главэколога страны Николай Казимир в суде доказал, что скандальный Шевченко уволил его незаконно – зачищая место под распорядителя коррупционных схем. Формально Казимир восстановлен в должности, но командовать продолжает Заика.

Как говорят злые языки, вся деятельность Заики заключалась в трудоустройстве армии советников из числа «папередников». 8 раз подчиненных главэколога ловили на взятках, и есть основания подозревать, что деньги предназначались Заике.

Еще в ноябре прошлого года начальник Государственной экологической инспекции Николай Клименко из Черкасс решился вынести сор из корпоративной избы, рассказав, как руководство наследует преступные схемы януковичей. Председатель Госэкоинспекции Украины сколотил, по его словам, группу вымогателей, которые принуждают инспекторов собирать дань с нарушителей природоохранного законодательства.

После задержания представительницы Одесской госэкоинспекции в прокуратуре ненадолго заговорили о коррупционной цепи, но вскоре тема заглохла. А схема выглядела так: не хочешь, чтобы тебя проверяли – периодически делай перечисления на наш «страховой» счет. Экологический инспектор на местах должен был заниматься обработкой бизнесменов, желающих откупиться. Журналисты http://knk.media раздобыли инструкцию, которая была спущена на регионы: до устного распоряжения от самого Заики никаких плановых проверок на местах происходить не должно.

 

Забавный парень этот Заика — никогда не работал в области природоохранной деятельности, не имеет профильного образования, и вдруг становится главным украинским защитником природы. «Заика — это опытный менеджер с большим опытом в строительстве. Успешный человек, который в своей жизни сделал не один полезный проект», — охарактеризовал бывший министр Шевченко, рекомендуя кума.

Во-первых, стоит ли после этого удивляться тому, что бизнесмен-эколог мыслит категориями прибыли, которую можно получить с «хозяйства», вместо такого резона, как польза для будущих поколений.

Во-вторых – как же по-разному можно оценивать успешность и пользу. Андрей Заика путь к успеху начал в 90-е. Тогда этот «эффективный менеджер» отселял бабушек из старинных домов в исторической части столицы. А на свою экологическую миссию пришел с поста гендиректора девелоперской компании НСМ Group, которая возводила бизнес-центры и жилые комплексы, таким образом, что о ее деятельности писали, как об инвесторах с большой дороги. Угрозы, шантаж, штурмы сопутствовали скупке предприятий, расположенных на Подоле. Все — ради дальнейшего разорения и использования дорогостоящей земли.

Единственная связь Заики с темой экологии в том, что он на пике рейдерства, в 2006-ом, финансировал мало чем связанную с экологией кроме названия «Партию Зеленых», от которой пытался попасть в Киевсовет.

Сегодня, по словам Казимира (который считает себя настоящим начальником инспекции), миллионер-эколог Заика часто захаживает в Администрацию Президента, и уверен в себе. Говорят, на жаргоне, его сегодняшний успешный бизнес называется загоном оленей (освобождение привлекательных территорий) и обилечиванием (продажа разрешений на нарушения)…

Жителям Лесников в этой связи вспоминается стиль представителей Семьи, во времена господства которой продавливалось выделение участков в реликтовом Чернечьем лесу. Тогда разбилась на машине голова сельсовета, и местные уверены, что это не был несчастный случай.

Урожай, который надо косить, или все-таки золотой запас?

Проблема отражения внешней агрессии и кризис в экономике отодвинули экологию в самый дальний угол. И кое-кто успел этим воспользоваться. Но территория Боярской ЛДС остается объектом европейского значения. Здесь проходит путь миграции птиц и летучих мышей из Скандинавии в Африку.

Пока старые кадры украинской экологии прикидывают – как бы в очередной раз украсть миллионы евро, которые Европа готова выделить на поддержку природно-заповедных территорий. Но как бы обман не обернулся против самих себя. Преодолевать экологические препятствия на пути в ЕС все равно придется. Украина уже подписала ряд международных соглашений, которые нарушаются.

Без достижения европейских стандартов в области охраны окружающей среды Киеву не стать европейской столицей. Что означают эти стандарты? То, что украинским «зеленым» старой закалки уже не понять: Берлин, в котором живет в 1,5 раза больше людей, чем в Киеве, является заодно столицей диких кабанов. По улицам гуляют лисы и еноты.

А в чистую лондонскую Темзу заходит морской лосось. Там водится более ста видов рыб, и желающим ее половить, нужно купить дорогую лицензию, а всю пойманную рыбу после лова отпустить обратно в реку. По логике штатных защитников природы такое отношение к «подзащитным» – сущая бесхозяйственность: уж они бы сдали берлинских кабанов на шашлык, организовали промышленную заготовку рыбы в Темзе!

Но время совковых ученых и «успешных парней» из 90-х уходит. Как сказал киевскому профессору один из молодых активистов: «Мы с вами к понятию лес подходим с разных позиций. Для нас лес – это экосистема, где живут растения, животные, птицы, а для вас лес — урожай (поспел — надо убирать). Если тот «урожай дуба», который до вас рос, вы продолжите «охранять» и «лечить», у вас будет идеальная ситуация: исчезнут птицы и животные, снова можно сажать-убирать. Но Украина, если вы еще не заметили – это не Сибирь».

Татьяна Заровная, «ОРД».

Опубликовал(а)

не в сети 2 дня

Антон Городецкий

59
Украина. Город: Киев
47 летКомментарии: 197Публикации: 266Регистрация: 19-12-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть