Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов

Прочитайте и Вы поймете, почему мигранты мусульмане твари и почему они подлежат уничтожению.

Спецкор «КП» Дарья Асламова побывала в ФРГ, открывшей ворота для несметного количества беженцев из мусульманских государств, и увидела, чем это нашествие обернулось.

ОБЫКНОВЕННОЕ НЕМЕЦКОЕ УБИЙСТВО

Однажды в крохотном немецком городке Кандель среди бела дня афганский беженец зарезал пятнадцатилетнюю девочку Мию, – в магазине, на глазах у двадцати свидетелей.

Зарезал, как мясник, огромным тесаком, нанеся не менее пятнадцати ударов.

Девочка оказалась его бывшей подружкой. Но когда от друга из солнечного Афганистана стали поступать ревнивые угрозы, родители ребенка обратились в полицию, которая даже вызвала будущего убийцу для душеспасительной беседы. Не помогло.

Как здесь водится, все крупные СМИ промолчали об убийстве. Но городок поднял такой вой, что пришлось сквозь зубы озвучить новость. Одновременно появились сочувствующие статьи об… убийце, несчастном «15-летнем подростке, который останется душевно травмированным на всю жизнь».

Но тут возмутился отец жертвы, утверждавший, что убийца – взрослый человек, а не тинэйджер. (При пересечении границы большинство беженцев рвут паспорта и заявляют, что им 15 лет, и родители их погибли. Это гарантирует им смягчение или даже отсутствие наказания при совершении ЛЮБЫХ преступлений, хорошие денежные пособия и всяческую заботу государства о «сироте». Рентген костей, который позволяет определить реальный возраст мигранта, в Германии запрещен, дабы не унижать человеческое достоинство.)

Активист Роберт Фогельман показал спецкору «КП» Дарье Асламовой свой фотоальбом под названием «Нас больше нет».

– После убийства Мии я понял, что больше нельзя молчать, – говорит Роберт Фогельман из маленького городка Швебиш-Халль. – Жертвы не могут быть забыты. Их лица, имена должны остаться в памяти. Моя дочь тоже едва не стала жертвой. Когда она гуляла с подружкой, рядом остановился грузовичок, где сидел водитель-мигрант. Он разделся перед ними догола. Девочки успели его сфотографировать и бросились бежать. Он погнался за ними. Им удалось оторваться от него и позвонить мне. Я пришел в полицию с фотографией преступника и сказал: «Лучше будет, если вы его найдете быстрее, чем я». Надо отдать им должное: подонка они нашли сразу. Меня вызвали в суд, где судья запретила мне даже смотреть на обвиняемого! Якобы для того, чтобы не возбуждать у меня чувства мести. Решение приняли быстро. Беженца оставить в Германии. Он должен принести извинения (преступник сказал «о’кей») и отработать несколько часов на государство. ВСЕ! А я не могу не думать: где он сейчас и что еще успеет натворить?

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 1
Фотографии, имена и истории немцев, ставших жертвами изнасилований и убийств, совершенных мигрантами. Более 3500 жертв

Вот тогда, с марта 2018 года я стал собирать фотографии и информацию о жертвах изнасилований и убийств. Более трех с половиной тысяч (!) «единичных случаев» (так называет их немецкое правительство, скрывая национальности преступников и тот факт, что они мигранты). Если вытянуть в длину всю мою «коллекцию», это четыреста метров ужаса и насилия! И это только вершина айсберга, – сведения из доступных источников. А скольких мы не знаем! Я назвал это собрание жертв так: НАС БОЛЬШЕ НЕТ.

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 2
В фотоальбоме «Нас больше нет» – рассказы о немцах, которые стали жертвами убийств и изнасилований, совершенных мигрантами.

«НЕМЦАМ ОСТАЛОСЬ ДЕСЯТЬ ЛЕТ»

Пушистая плюшевая курица поет веселую немецкую песенку, потом поднатуживается и высиживает горячее яйцо. «Ну, разве не прелесть?!» – хохочет хозяйка пансиона престарелая Мария. Я сижу в саду, настоящем «баварском раю», в окружении целой банды гномов, гипсовых лягушек, лебедей, уток, фламинго, кроликов. В моей кровати со мной спят плюшевые медведи и зайцы. Мечта обывателя. Сумасшедший китч (кстати, немецкое слово). Но потом я увидела в соседних домиках тех же лебедей и троллей и поняла, что это баварское сентиментальное представление о счастье.

– А вы не боитесь мигрантов? – спросила я Марию.

– О, нет! Их лагерь от нас в нескольких километрах. В нашу деревню они не придут. Им интересен соседний город Мемминген.

Боже мой! Живут на краю пропасти и даже не думают о ней!

Мемминген – по-немецки чистенький, вылизанный, уютный городок с 40 тысячами жителей. Изредка попадаются черные из Эритреи из соседнего лагеря. (Кстати, черный – теперь запрещенное слово в Германии, за которое можно и штраф схлопотать. Политкорректным считается выражение «сильно пигментированный».)

– Был у нас случай. Трое черных поймали вечером дедушку и принудили его…э…к оральному сексу. Почему сильно избили? Потому что не хотел. А кто захочет? Дедушка отлежался и побежал в полицию с заявлением. Нашли насильников быстро (они из соседнего лагеря), провели с ними беседу и отпустили.

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 3
Утро в Мюнхене. Рынок Стамбул.

– То есть как? – ошеломленно спрашиваю я.

– А вот так! Таких случаев в Германии не счесть, и никто о них не знает. Главным СМИ запрещено об этом писать. А уж про банальное воровство я вообще молчу. Каждый день мигранты крадут в супермаркетах, но никто уже не пишет заявлений в полицию. Какие штрафы с беженца возьмешь?

Передо мной сидит здоровый, крепкий, вооруженный мужик – Иво из Боснии, наполовину немец. Работает в секьюрити и в лагерях для мигрантов.

– Собрались представители местных балканских диаспор – сербов, хорватов, боснийцев, албанцев и даже турок. Провели переговоры: это дело с дедушкой так оставить нельзя. Во-первых, случай бросает тень на всех иностранцев-работяг. Во-вторых, на немцев нам наплевать, но наши жены и дети тоже по улицам гуляют. В общем, поймали этих троих и вышибли из них дерьмо. Я думаю, больше им секса не захочется. Вызвали черных главарей и доходчиво объяснили, как надо вести себя в цивилизованной стране. Я, как понимаешь, в этом не участвовал.

Иво широко и хищно улыбается.

– Я специально выбрал работу в далеком лагере для беженцев из соображений безопасности. Чтоб семье не отомстили. Мы не имеем права носить там оружие, дубинки, ножи. Мы вообще ни на что не имеем права. Даже ударить в ответ на удар. А там на днях трагедия: беженке отказали в убежище, и она покончила собой. В лагере восстание. А нам даже нельзя защищаться. Пришлось спасаться бегством. Трое наших ребят до сих пор в больнице. Вот ответь мне: все ненавидят Меркель. Я не знаю ни одного человека, который бы голосовал за ее партию. Она сознательно уничтожила цветущую страну. Ты думаешь, я после это поверю в честные выборы?! Германии теперь осталось лет десять, не больше.

– Ты будешь ее защищать?

– Я буду защищать свою семью. Оружия хватит. У меня даже есть кое-что, оставшееся со Второй мировой войны. Но морально кастрированных немцев? Зачем? Они сами отдали свою страну. Я убегу в Боснию. Там у меня домик. Местные дураки надеются на русских. Ходит тут такая байка, что Путин спасет восточных немцев от мигрантов.

– Чего?!!!

– Не удивляйся. Тебе еще тут будут заглядывать в глаза и спрашивать: «а Путин нас спасет?»

И он оказался прав.

«КАКИМИ МЫ БЫЛИ НАИВНЫМИ»

Наташа Морозова из Дюссельдорфа – моя ровесница, веселая энергичная москвичка, которая когда-то эмигрировала вслед за родителями в Германию. Скрипачка из музыкальной семьи. Настолько блестяще выучила язык, что работает как НЕМЕЦКИЙ журналист, а также преподает музыку и театр.

– Были у меня здесь друзья, которые традиционно приглашали к себе на открытые вечера известных людей из мира политики и экономики, чтобы те нам объяснили: что нас ждет, и как нам жить дальше, – вспоминает Наташа. – И вот в 2015 году приехали двое политологов, которым мы не поверили. Более того, оскорбились.

– Я была в 2015 в Германии, когда ваши доброхоты с плюшевыми мишками в руках встречали на вокзалах «беженцев».

– Точно. И вот эти двое сказали нам: это конец. Ваша жизнь изменится кардинально. В маленьких городках наступит апокалипсис, потому что нельзя найти столько полиции, чтобы обуздать то, что идет на Германию. Они говорили о том, что будет происходить на улицах, и каким будет отношение к женщинам. Мы страшно возмутились: что за пропаганда? И когда произошел этот ужас в Кельне (массовая атака мигрантов на женщин в новогоднюю ночь 2016 года. – Авт.) , вот тогда у меня случился катарсис. Я позвонила хозяйке того вечера и извинилась за свою слепоту.

– Вы боитесь?

– Изнасилования? Нет. Я для них старенькая, – усмехается Наташа. – Ну, разве что по большой нужде нападут. Они девчонок ищут. Таких, как та восемнадцатилетняя школьница во Фрайбурге, которую изнасиловали 11 мигрантов (в октябре прошлого года над девушкой надругались беженцы из Сирии, предварительно подмешав ей в котейль наркотик. – Авт.). Но в любом случае по вечерам из гостей возвращаюсь домой только на такси.

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 4
Новые жители Германии.

– Я не понимаю одного. Почему немцы не защищают своих женщин? Вот рядом с Бонном молодая пара заночевала в палатке на природе. На них напал мигрант из Ганы и, угрожая мачете, изнасиловал девушку на глазах у ее парня. Ну, нельзя делать два дела одновременно, – насиловать и угрожать мачете свидетелю! Но тот даже не попытался защитить свою девушку!

– Все боятся. Одно дело – арабы, а вот если на афганца нарвешься? Просто убьет. Причем как овцу. Ритуально. У нас немки после сорока склонны заводить романы с молодыми иностранцами. Тем хорошо: они под крылом у «мамочки», их кормят, одевают, облизывают. И бесплатного секса сколько хочешь. А для дам – экзотика. И вот одна такая образованная успешная женщина сошлась с афганцем по имени Наджмудин. У нее был старый отец, к которому она раз в неделю ездила в городок Цвиккау навестить. Это не понравилось ее приятелю. Наджмудин напросился в гости к ее папочке якобы помочь в саду и перерезал 85-летнему старику горло. Суд был особенно шокирован тем, что афганец убил человека как овцу. Этот Наджмудин ужасно скучал на суде, хотя у него был переводчик. Он просто ждал, когда кончится вся эта бодяга. Так и сказал: мне скучно. Зачем тратить столько времени на очевидное? Дедушка был старый, ему все равно. И вообще: он не хотел делить свою женщину с ее отцом. Так же как убийца четырнадцатилетней еврейской девочки сидел на процессе и не понимал, за что его судят. Он же только изнасиловал и убил. Один раз. (Сюзанна Фельдман, родители – выходцы из СССР, была изнасилована и задушена в городе Висбаден иракским беженцем по имени Али. После он похвалялся в лагере, что убил еврейку, – девочка носила на шее цепочку со звездой Давида. Кто-то посоветовал ему бежать. Али благополучно улетел со всей своей многочисленной семьей из Дюссельдорфа в Стамбул, хотя он давно числился в «черных списках». Его поймал в Ираке курдский спецназ и выдал Германии. – Авт.)

– Наташа, не обольщайтесь тем, что беженцы не понимают, что они делают, – говорю я. – В мусульманских странах слишком пристальный взгляд на постороннюю женщину или попытка к ней прикоснуться караются крайне жестоко. Могут и все «мужское хозяйство» отрезать в отместку. Просто вы для них проститутки, а не женщины. Они еще и гордятся убийством. Если у женщины голые руки и ноги, значит, сама напросилась. А если она христианка, еврейка или атеистка («поганая язычница»), так вообще «хорошее дело делаешь». Землю от неверных очищаешь.

– Точно. Но страшна не только масса пришлых людей, которых нельзя интегрировать. Неизвестно, как воспитывать их детей. Я работала в школе, где половина детей не говорила по-немецки. Я говорю: дети, встаньте, когда входит учитель. Они не понимают. Три ребенка с мыслью в глазах подняли весь класс, а потом посадили. Ладно, я учитель музыки. А что делать учителю математики или немецкого языка?! В первом классе только три ребенка были немцами, все остальные – дети мигрантов. Только сейчас встал вопрос о том, что сначала детей надо обучить немецкому языку, а потом принимать в школу. А раньше кричали: это дискриминация!

– Уже заявлено, что к 2050 году немцы станут меньшинством в своей стране. Раньше нельзя было даже пикнуть об этом. Теперь говорят открыто. «Мы справимся», – сказала канцлер Ангела Меркель. А сейчас уже понятно, что мы не только не справимся, но и не ХОТИМ справляться. Меркель сделала столько зла против собственного народа, сколько ни один враг не сделал. И сделала сознательно. Это умная, прагматичная, все просчитывающая женщина.

– Я многим задавала этот вопрос, но нет ответа: Что ею двигало?

– Ненависть к Германии, причин которой мы не знаем. Уничтожение собственного народа и замена его пришлыми, – это подсудное дело. Оно достойно трибунала. Меркель погубила свою страну.

«НАДО ОТКРЫТЬ ГРАНИЦЫ ДЛЯ ВСЕХ!»

Утро в Мюнхене. Я слишком рано приехала на встречу и зверски голодна. Мечтаю о жирных баварских сосисках с горчицей и картофельном салате. Терпеливо обхожу район. Пять кафешек с кебабом, две шаурмы и турецкий рынок. Наконец я вспоминаю волшебное слово biergarten (пивной сад), и прохожие отправляют меня в парк. Я уже представляю себе девушек в синих платьицах и в кружевных фартучках с пивными кружками в руках, но навстречу мне выходит баба вся в тату и пирсинге. Пытаясь перекричать грохот рок-н-ролла, она предлагает мне гамбургер. Черт с вами! Пусть будет гамбургер. «Ну, и райончик выбрала для акции партия «Альтернатива для Германии» (АдГ), – думаю я, ковыряя котлету. Оказывается, не выбрала. В Германии с этим строго. Сначала подай заявку на проведение митинга в мэрию, а там уже решат, в какое место тебя загнать. Чем дальше, тем лучше.

К полудню возле железнодорожной станции начинают собираться строгие мужчины и женщины в черном. И немедленно появляется полиция. Мужчины и женщины становятся в круг, в центре которого свечи, цветы и надпись «29 июля 2019 года». Сегодня АдГ устраивает акцию памяти, своего рода поминки после убийства восьмилетнего мальчика во Франкфурте-на-Майне, которого столкнул под скоростной поезд беженец из Эритреи. Столкнул также и мать (она выжила). Пытался убить еще одну женщину, но не успел. Никаких объяснений дать не мог. «Просто захотелось». А за неделю до этого в городе Фреде албанец также бессмысленно сбросил на рельсы 34-летнюю женщину, жену и мать. Она погибла. Албанец объяснил свой поступок непреодолимым «желанием убить».

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 5
Свечи в память о восьмилетнем ребенке, убитом мигрантом.

После короткой речи начинается двухчасовая акция молчания. Я перешептываюсь с моими соседями, которые совершенно шокированы недавним зверским убийством в Штутгарте «казаха» (так упорно называют «русского немца» Вильгельма местные медиа. Мол, не немца убили, а какого-то чужого казаха.) Прямо в городе, днем, на глазах у множества людей беженец с фальшивым сирийским паспортом изрубил на куски самурайским мечом «казаха» Вильгельма. Просто превратил его в фарш. При этом 11-летняя дочь жертвы вопила от ужаса. Все это немедленно выложили в интернет многочисленные свидетели, от чего немецкие власти пришли в ярость и даже потребовали завести на них уголовные дела!

Акция поминовения прерывается появлением банды молодых людей с разноцветными волосами, в наколках, грязных майках и рваных джинсах с плакатами «Нацисты, пошли вон!» Они улюлюкают, свистят, выкрикивают оскорбления. Большинству из них я гожусь в матери, и у меня возникает желание всех их засунуть в горячую ванну, а их засаленные шмотки просто сжечь. Когда я пытаюсь сфотографировать пацанов, они закрывают лица и ведут себя крайне агрессивно. Даже пытаются ткнуть мне в глаза зонтиком. «В чем дело? – возмущаюсь я. – Вы пришли на публичную демонстрацию. Значит, я могу вас снимать». Вперед выступает молодая и даже красивая женщина, которая протягивает ко мне руку, как пророчица, и плачущим голосом вещает:

– Мое сердце не позволило мне сегодня остаться дома, но я не хочу, чтобы вы меня фотографировали.

– Почему? Вы боитесь?

– Просто не хочу. Но я должна была выразить свой протест против возрождения нацизма. Эти люди – нацисты.

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 6
Левые радикалы ненавидят, когда их снимают

– Слушайте, милочка, если вы еще не выросли, сидите дома и играйте в куклы. Если вы приходите на демонстрацию как взрослый человек, вы должны понимать, что вас будут снимать и задавать вам вопросы.

Пацаны угрожающе ворчат:

– Вы слишком агрессивны!

– Я делаю свою работу. А вы ткнули мне зонтиком в глаз.

Наконец, один из них по кличке «Мол» соглашается выступить:

– Я пришел сюда потому, что мне противно, когда смерть ребенка используется в политических целях, потому что его убил иностранец. Это унизительно для семьи погибшего, и это просто пропаганда.

– Но ведь ребенок убит «просто так», и он не первый в этой длинной цепи убийств. Проблема-то реальна! Что же ты предлагаешь?

– Открыть все границы! Впустить всех, кто хочет! Абсолютно всех! Это и есть свобода.

Я ошеломленно молчу.

– Это логика левых, – говорит мне член парламента от АдГ Геролд Оттен. – Люди бегут от войны и нищеты, значит, их нельзя выгнать. В Афганистане проживает 30 миллионов человек. Их всех надо эвакуировать в Германию? А Сирия, Ирак, Нигерия, Гана, Пакистан? Чем дальше, тем хуже. Теперь к нам едут беженцы из Туниса, Алжира, Марокко, из тех стран, куда немцы ездят в отпуск! И они тоже беженцы!

– А сколько вообще беженцев в Германии?

– Это закрытые цифры. Известно, что только в 2015-2016 годах в Германию въехал миллион мигрантов. И что каждый месяц границу нелегально пересекают около 25 тысяч человек. Навскидку около трех миллионов.

– Министр внутренних дел Италии Сальвини уже обвинил немецкие неправительственные организации (НПО) в том, что они занимаются трафиком людей и сотрудничают с контрабандистами Ливии. В условленном месте немецкие частные лодки забирают в море людей и перевозят как «спасенных» в Италию. Я сама видела это на Сицилии. При этом Германия отказывается заводить уголовные дела на НПО.

– Это государственная политика. Меркель хочет показать, что это новая Германия, лучшая Германия, усвоившая уроки прошлого. Мы спасаем мир! Мы вправе читать мораль другим! Главное – хорошая международная репутация, а на собственных граждан властям наплевать.

«А ПОЧЕМУ БЫ ВАМ НЕ СДАТЬ В АРЕНДУ СИБИРЬ?»

Дорис фон Сайн-Витгенштейн – одна из самых ярких политиков в Германии. Приставку «фон» игнорирует и вообще не любит говорить о своей аристократической семье. «Какая еще аристократия? Мы живем в 21 веке в демократической стране», – раздраженно говорит она. Даже в партии «Альтернатива для Германии» ее считают слишком радикальной, хотя никакой крамолы в ее речах найдешь. Настоящая красавица 65(!) лет с гордой осанкой и проницательными голубыми глазами.

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 7
Дорис Сайн-Витгенштейн

– Я вступила в АдГ, потому что наша страна разрушена – говорит Дорис. – Проблема в том, что вся политика Германии построена не на разуме, а на идеологии, и мы знаем, чем это обычно кончается. В 2015 году, когда сюда потекла нескончаемая река мигрантов, власти уверяли население, что к нам идут высокообразованные люди – инженеры и доктора.

– Их так и называли: «культурные обогатители».

– Это смехотворно! Потом: упс! Произошла ошибка. Это бедные люди, которым мы должны помочь и дать образование им и их детям. Мы даже не способны дать нормальное образование нашим детям (наши школы в жалком состоянии!). Как же мы можем дать образование людям, которые не умеют писать на собственном языке? Людям с другой культурой, с другим отношением к женщинам, с их тремя-четырьмя женами. И мы платим за всех! Забудьте о богатой Германии. Ее больше не существует. Страна переполнена. Один мигрант в среднем обходится государству в 5-6 тысяч евро в месяц. Ему нужно дать жилье, трехразовое питание, наличные, бесплатный проезд по всей стране, заплатить учителям немецкого языка, переводчикам, охране их лагерей (хотя я не люблю это слово), докторам, которые их лечат. Требуется психологическая помощь их детям, которых тоже нужно поить, кормить, учить. А наши собственные граждане теряют работу, опускаются и нищенствуют.

Теперь у правительства новая теория: не мигранты должны интегрироваться, а МЫ, НЕМЦЫ, обязаны приспособиться к чужакам! Они даже свинину запретили в детских садах, чтобы не оскорблять чувства мусульман! Я не хочу быть интегрированной и смириться с другой культурой. Я прожила 65 лет и имею право жить так, как жила, по своим обычаям. Я не хочу меняться. Мне не нравится, что Германия не может контролировать свои границы. Что вокруг рождественских базаров стоит полиция с автоматами. А чтобы сходить в бассейн, я должна брать с собой удостоверение личности.

(О, бассейны, это отдельный кошмар для всей Германии! Массовые домогательства к женщинам со стороны мигрантов, изнасилования, оскорбления, избиения мужчин довели немцев до того, что большинство старается посещать бассейны только днем. Вот последний случай: 7 августа в Мюнхене иракский мигрант принудил 13-летнюю девочку к оральному сексу в раздевалке бассейна, угрожая ей ножом.)

– Дорис, а если бы вы были на месте Меркель, как бы вы решили проблему?

– Я бы прямо заявила мигрантам: вам здесь нет места. Мы готовы помочь вам вернуться домой. Мы и сейчас оплачиваем билеты беженцам, которые улетают самолетом, а потом возвращаются с новым паспортом.

– Но они-то не хотят возвращаться. А паспортов у большинства из них нет. Ни одна страна их не примет. Законным путем эту проблему не решить. Согласно Женевской конвенции, проситель убежища должен, приехав в страну, явиться в ближайший полицейский участок и предъявить документы. А вы впустили несколько миллионов людей в страну нелегально, без документов.

– А может, президент Путин готов заключить с нами сделку? Мы можем арендовать место в Сибири, далеко от русской цивилизации, и перевезти мигрантов туда. Мы готовы хорошо заплатить за аренду, за перемещение мигрантов, за их полное содержание.

– Вы смеетесь?!

– Нет. Россия больше, чем Германия. Мы просто берем в аренду землю, а остальное – не ваша проблема. Может, мне удастся вас убедить. Думаю, постепенно Россия может пойти на переговоры.

(Я уже слышала от немцев рассуждения: почему бы не забрать у Греции пару островов, – она ведь все равно в долгах, как в шелках. Или зачем нищей Хорватии 1200 островов? Нужно купить у нее несколько и перебросить туда весь мигрантский сброд. Поражает их уверенность, что деньгами можно решить все проблемы. А ведь именно политика Меркель погрузила всю Европу в хаос.)

– А вы слышали историю про то, что русские придут нас спасать? – внезапно спрашивает Дорис.

– Слышала. Но зачем нам это? Тем более немцы считают нас империей зла.

– Верно, наши СМИ все время пишут, что все зло исходит от России. И потом: Бог помогает тому, кто сам себе помогает. Пожалуй, только восточные немцы отчетливо понимают ситуацию. Коммунистическая система дала им новый старт. Мы теперь ничего не имеем общего с нацизмом. У нас новое государство и новые законы. А вот западных немцев постоянно принуждали думать о прошлом и каяться. Им труднее принять реальность.

МОЖЕТ ЛИ ВОЗРОДИТЬСЯ НАЦИЗМ?

Может. Чем настойчивее немцев призывают отказаться от собственного «я», чем больше принижают и насилуют, тем страшнее тайная злость, тем сильнее мечта о новом Гитлере.

Однажды в компании моих знакомых оказался человек по имени Николай Нерлинг, который представился как бывший учитель и видеоблогер, и попросил меня об интервью. Я простодушно согласилась. Он включил камеру. То, что произошло дальше, не поддается описанию! Он обвинил русских в изнасиловании немок и заявил, что немецкие солдаты никогда не прикасались к русским женщинам и никогда не жгли русские города. Что немцы вторглись в Россию, дабы спасти ее от большевизма, и мы должны быть им благодарны! А мы, гады, бросали человеческое мясо под танки. (По-видимому, должны были бросать цветы или поить шампанским, как французы.) Что хороший человек Гитлер захватил Европу только потому, что ему постоянно угрожали. Что план «ОСТ» никогда не существовал. Это выдумка пропагандистов. Что Россия угрожала Гитлеру большевизмом, поэтому не было другого выхода, как послать армию, сплошь состоящую из благородных, чистеньких солдат, которые желали русским только добра.

Мы орали друг на друга, у меня от бешенства сжимались кулаки. Потом я вскочила и заявила: «Жаль, сволочь, что у меня нет автомата Калашникова, чтобы пристрелить тебя. И жалко, что твоих дедушек не прикончили на полях России, потому что появилась на свет такая мразь, как ты!»

Потом я выяснила, что Николай Нерлинг – человек «нерукопожатный» в Германии, которого выгнали из школы за преподавание истории. (Могу представить, что он рассказывал детишкам!) Но при этом он произносит речи и читает лекции по всей стране и даже оплачивает места своим сторонникам в отелях на массовых сборищах. Откуда деньги? Кто его поддерживает?

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 8
Эта инсталяция, установленная в частном доме одного из местных жителей, живописует битву за Берлин в 1945 году.

Самое страшное, что западные немцы нас по-прежнему ненавидят. Если им напоминаешь о 27 миллионах погибших русских, они тут же заявляют, что погибло 16 миллионов немцев. И никакие они не агрессоры. Просто два диктатора, Гитлер и Сталин, сражались друг с другом. И вообще, давайте оставим прошлое, которое является спорным (а Нюрнбергский процесс?!) и будем думать о будущем. Но нет никакого будущего без признания прошлого. Немцы до сих пор играют в солдатиков. Я видела целые коллекции, полностью копирующие знаменитые сражения. Немецкие газеты каждый день пишут «исторические статьи», в которых шаг за шагом описывают битвы в России, выставляя напоказ храбрость немецких солдат и «глупость и беспомощность» русских. Удивительно, как мы вообще дошли до Берлина!

Один мой немецкий друг после нескольких кружек пива признался мне:

– Да, немцы ненавидят именно русских. Не Запад. Объясню, почему. Мы – молодая нация, родившаяся только в 19 веке. Потом первая мировая война, разгром и Версальский мир, в результате которого от голода в Германии умерли сотни тысяч человек. А потом пришел Гитлер, и Германия захватила ВСЮ ЕВРОПУ! Это был миг нашего величайшего триумфа! Весь мир лежал у наших ног! И только где-то в Сибири, в тайге копошились какие-то полулюди-полузвери, годные только на то, чтобы стать нашими рабами. И вот эти недолюди, представители низшей расы, сокрушили величайшую армию в истории, разгромили Германию, которая впала в ничтожество. Прости. Это не я так думаю, но большинство западных немцев, тайно, в глубине души, – да! Именно так!

P.S. В саду у Роберта Фогельмана, который собрал имена и портреты немцев, ставшими жертвами мигрантов, стоит памятник ПРОТИВ ЗАБВЕНИЯ. Роберт, честный и порядочный человек, тревожно заглядывает мне в глаза:

– Два года назад Путин сказал, что он поможет немцам. Много людей в Германии надеются на него.

Я совершенно не помню этих слов Путина и осторожно говорю:

– Может, его не так поняли?

– Нет-нет! Он говорил о борьбе с международным терроризмом. Значит, он придет на помощь к нам. Ведь все, что у нас происходит, – это и есть международный терроризм. Убийства, изнасилования…Ведь русские нас не бросят, правда?

ВОПРОС – РЕБРОМ

А у нас с приезжими все иначе?

Самый частый комментарий под такими репортажами на нашем сайте kp.ru: «Как вам не стыдно писать про загнивающий Запад, когда в самой России с пришлым элементом о-о-очень большие проблемы? Или у нас какие-то другие мигранты, нежели в ФРГ?» На этот вопрос отвечает эксперт по Германии, кандидат политических наук Александр ЛАПИН:

– Любая бесконтрольная миграция (включая наш случай, когда в Россию как к себе домой едут миллионы выходцев из Средней Азии) несет угрозы и вызовы. Но следует понимать, что есть два принципиально разных типа миграции: трудовая и замещающая. Первый тип – классические гастарбайтеры. В 1950 – 60-е годы миллионы «новых немцев» родом из Турции ехали в ФРГ, где после страшных потерь на войне некому было стоять у станка. Такие люди интегрировались в общество, получали справедливые деньги за свой труд. Так же сейчас и у нас: рождаемость падает, рабочие руки нужны.

А вот второй тип миграции – замещение – начался в нынешнем веке. Когда либеральная идея настолько пропитала европейских политиков и журналистов, что они заявили: у нас есть «историческая вина» (в случае Германии – преступления Гитлера). Значит, мы обязаны принимать столько мигрантов, сколько потребуется. В Африке миллионы голодают? Пусть едут в Берлин!

Улавливаете разницу? У нас государство НЕ выплачивает мигрантам огромные пособия (вернее, таковые есть, но удручающе низки даже для коренных жителей). У нас им НЕ дают койко-место и питание в общежитиях для беженцев сразу после прибытия. У нас им НЕ прививают идеологию иждивенцев – вы, мол, соль земли, а местные вам обязаны.

Наоборот, в России для мигрантов принцип простой: кто не работает, тот не ест. Статистика ФСБ и других спецслужб показывает: большинство гастарбайтеров, как маятник, через некоторое время возвращаются на родину. И регулярно переводят туда деньги. Почему? Cемья остается дома. В отличие от Германии, куда с благословения государства бегут всем многочисленным семейством, чтобы остаться навсегда. Поэтому, хотя и у нас ситуация с новыми жителями тяжелая, с немецким «потопом» ее не сравнишь.

© Источник:https://www.kuban.kp.ru
7

Опубликовал

не в сети 3 дня

Никита Клюев

Мусульмане убийцы или ответ на вопрос, почему нужно уничтожать мигрантов 615
25 лет
День рождения: 04 Января 1994
Комментарии: 663Публикации: 950Регистрация: 03-04-2015

    Другие записи этого автора:

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    РЭНБИ
    Комментариев: 4
    1. Никита Клюев (автор)

      Не будьте равнодушными. Это ждет все страны и Россию и Украину.
      Нужно остановить мусульманскую чуму :kill:

      5
      1. Шурик Шниперсон

        Начинает доходить?

        4
    2. Федор Громов

      Мы теперь не большинство. :cry:

      3
    3. Виолетта

      В писании сказано:
      угроза придет с востока.
      :kill:

      0
    Добавить комментарий
    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Отображать дату:
    Войти с помощью: 
    Генерация пароля