Хоть тушкой, хоть чучелом

Хоть тушкой, хоть чучелом

Добавлено в закладки: 0

Как часто в жарких интернет-дискуссиях в ход идет самый неотразимый аргумент: «Если тебе не нравится эта страна, то почему ты из неё не уезжаешь?» Логика понятна, но если остыть, то отлично понимаешь, что для каждого отдельного человека вопрос эмиграции, даже при наличии «внутреннего запроса», сугубо индивидуальный.

Очень часто тормозом являются семейные обстоятельства, а еще чаще ― желание-то есть, но не настолько сильное, чтобы решиться на кардинальное изменение своей жизни. Как правило, для такого шага нужно «дозреть». И тем не менее «дозревшие» всегда появляются. И наиболее четкий критерий «где лучше, где хуже» ― не высказанные мнения в Сети, а направление и масштабы миграционных потоков.

Ведь если кто-то «тяжел на подъем», то другие, наоборот, ищут «новые вызовы». Нередко срабатывает и классический стереотип «там хорошо, где нас нет». Кажется, что «там» сытно и благоустроенно, замучившие дома проблемы и негаразды отсутствуют в принципе и ради этой благополучной жизни (если не для себя, то для детей) стоит перетерпеть все тяготы эмиграции.

Чтобы перебраться в более благополучную и богатую страну, люди распродают все имущество и начинают на новом месте жизнь с нуля, осваивают чужой язык и чужие нравы, смиряются со статусом «понаехавших» (а от него никуда не денешься при любой политкорректности), проходят все круги ада миграционных служб, а часто и прут нелегалами.

Последним нередко до «места назначения» приходится добираться со многими проблемами и риском для жизни, а по прибытии многие годы жить под угрозой депортации, соглашаясь на самую низкооплачиваемую и грязную работу (впрочем, это чаще всего относится и к легальным иммигрантам). И тем не менее масштабы явления таковы, что для благополучных стран эмигранты стали настоящим бедствием.

Впрочем, есть, хотя и в неизмеримо меньших масштабах, и обратный поток: из богатых и благополучных стран едут в более бедные, если видят в последних больше возможностей для себя, развития своего бизнеса или же там более востребована специальность такого мигранта. Наконец, нередко люди, имеющие не требующий их постоянного присутствия стабильный доход, пенсионеры или рантье, перебираются в более комфортную для себя страну.

Переезд же из Крыма на «материковую» Украину сложно и эмиграцией назвать: несмотря на разные статусы, это более похоже на переезд в рамках одного государства. У переезжающего паспорт «принимающего» государства, да еще и льготы «вынужденному переселенцу»: не нужно осваивать язык, а нравы, обычаи и законы попросту родные.

Материальные вопросы также могут быть решены настолько легко, насколько это вообще возможно, ведь недвижимость в Крыму куда дороже, чем на Украине. Цены в провинциальном Симферополе (о приморских городах я и не говорю) соизмеримы со столичным Киевом и, если продав жилье в Крыму, купить аналогичное в Херсоне, останется и на сам переезд, и на многое другое. Аналогичная ситуация и с коммерческими активами. Проблемы при переносе бизнеса из Крыма на «материк» не выходят за рамки «рабочих».

Но, как показывает статистика, за прошедшие пять лет около 50 тыс. украинцев переехали в Крым и только 7 тыс. мигрировали в обратном направлении. Причем в последнем случае речь идет в основном о выехавших сразу после «крымнаш», когда, с одной стороны, проукраински настроенные крымчане боялись «ужасов оккупации», а с другой ― пребывали в эйфории от открывавшихся после Евромайдана перед Украиной «европерспектив» и боялись не оказаться на этом «празднике жизни».

Читайте также:   «Глубинное государство» выигрывает войну с американцами

Сейчас же ― тишина, случаи переезда на Украину носят единичный характер. Можно говорить об отсутствии как явления миграции всех трех приведённых выше типов. Да, у многих эйфория после воссоединения с Россией прошла, реальная жизнь со своими проблемами всегда прозаичней радужных ожиданий, напрягают сложности, связанные с фактической блокадой Крыма международными брендами, сложности с получением виз в западные страны (это причина того, что многие сохраняют украинские паспорта). Наконец, то, что в плане соблюдения законов и правопорядка Россия куда больше «Европа», чем «европейская» Украина, напрягает весьма многих, привыкших к прежней «вольнице».

И тем не менее даже «политические украинцы», коих осталось в Крыму не так уж мало, предпочитают страдать под игом оккупантов, рассказывая о его ужасах в соцсетях, терпеть «мову оккупантов». К слову, украинский язык не просто имеет в Крыму статус государственного: тамошние власти, называя вещи своими именами, заинтересованы в большем числе обучающихся на нем для демонстрации разницы подходов к языковому вопросу на Украине и в России.

Но число обучающихся на нем крайне невелико. По данным проукраинских активистов, ― 250 школьников на весь Крым. Люди просто не хотят отдавать детей в украинские школы и классы. И это очень серьезный показатель: если видишь будущее своих детей на Украине (независимо ― при возвращении Крыма в оную или в результате переезда на «материк»), то логично отдать их в украинский класс, тем паче что в повседневной жизни они пребывают в русскоязычном окружении. Т. е. и для своих детей украинское будущее практически никто из жителей Крыма не видит.

И еще про миграцию и визы. У живущих ныне на Украине, по их словам, нередко возникает ощущение выжженной земли вокруг себя: кого ни возьми ― все в Польше или в России. А много ли крымчан собирают клубнику на польских плантациях? Не слыхал о таких случаях, нет у них причин воспользоваться такими возможностями безвиза, который украинская пропаганда представляет как главное достижение постмайданной Украины.

Практически полное отсутствие мигрантов из Крыма, рассказы которых можно было бы предоставить как доказательство невыносимой жизни там, видимо, сильно напрягает украинский официоз. Ведь за отсутствием «фактуры» приходится довольствоваться историями типа вот этой, опубликованной под заголовком «Из путинского рая на Херсонщину бегут даже искалеченными».

«69-летняя жительница Харькова, погостившая у родственников в оккупированном Крыму, взяла такси, чтобы доехать до административной границы и оттуда добираться домой. Однако на шоссе Симферополь ― Джанкой ее такси столкнулось с микроавтобусом. Получив травмы и ощущая нешуточную боль, пенсионерка все же решила ни минуты лишней не оставаться в “путинском раю” и вообще не обращаться к крымским медикам.

Она перешла через КПВВ Чонгар, добралась до железнодорожной станции Новоалексеевка и уже там вызвала себе скорую помощь прямо в зал ожидания. Осмотрев ее, медики диагностировали у пациентки перелом нескольких ребер, черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга. Как она в таком состоянии вообще смогла передвигаться, людям в белых халатах осталось непонятно. Видать, очень уж путешественнице домой хотелось. Все вышло, как в старом анекдоте времен СССР, когда таможенник не выпускал в Израиль эмигранта с любимым говорящим попугаем, поясняя, что птицу можно вывозить только в виде чучела. “Чучелом, тушкой, а ехать надо!” ― кричал тогда попугай».

Непонятно, конечно, почему, если дело было исключительно в нежелании оставаться в «оккупированном Крыму» и обращаться к тамошним медикам, женщина не вызвала скорую прямо на КПВВ Чонгар? Куда логичней предположить, что она надеялась добраться домой, в Харьков, и там уже лечиться. И только на вокзале в Новоалексеевке поняла, что переоценила свои силы.

Читайте также:   Эффект Куршавеля

И похоже, проблему вознамерились решать на самом высоком государственном уровне. Президент Украины сообщил, что в Херсонской области планируется построить городок для переселенцев из Крыма, среди которых ― более 500 семей крымских татар. Соответствующие договоренности достигнуты во время его встречи с президентом Турции. «Мы хотим построить такой городок. В этом году мы должны начать это делать. С вашей стороны нужны коммуникация и контроль», ― подчеркнул Зеленский.

Кроме того, по его словам, на контрольном пункте въезда-выезда «Чонгар» на административной границе с временно оккупированным Крымом будет создан специальный хаб с развитой инфраструктурой для комфортного пересечения украинцами КПВВ, построены качественные дороги и обеспечено транспортное сообщение. «Моя идея в том, чтобы они увидели, как мы относимся к людям, к крымчанам. Ты приезжаешь, а здесь ― “город-сад”. Чувствуешь разницу, ведь здесь все на высшем уровне: заправка, школа, детсад, дома».

Вот уж действительно, «хоть тушкой, хоть чучелом», но заполучить некое количество мигрантов из Крыма (татар). А то ведь в самом деле «неудобно получается»: кричишь на весь мир об «оккупации», о нарушениях прав человека, особенно крымских татар, об их притеснениях, а предъявить всегда сопровождающих такие процессы беженцев не получается. Под эту телевизионную картинку, нужно понимать, и затевается весь этот проект.

Но убедит ли кого-то из жителей Крыма «город-сад»? Крайне сомнительно. Человек всегда верит в то, во что он хочет верить, но даже у политических украинцев, живущих в Крыму (а большинство из них некоренные крымчане, сами энное время назад переехали в Крым с «материка»), не получается увидеть в современной Украине достаточно позитива, дабы решиться на переезд.

Вряд ли «потемкинская деревня» на 500 семей переломит ситуацию, а особую комичность проекту придает то, что даже его украинская власть реализует с турецкой помощью и на турецкие средства. Ведь сделать остальную Украину «на высшем уровне» турки явно не смогут.

Дмитрий Славский,

Источник

1

Опубликовал(а)

не в сети 41 минута

Фаллос на крыльях

Хоть тушкой, хоть чучелом 773
Дом — место, где я могу выглядеть как бомж и наслаждаться этим.
32 года
День рождения: 18 Августа 1987
flagАландские острова.
Комментарии: 52Публикации: 1105Регистрация: 14-05-2017

Другие записи этого автора:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля