За пределами Pegasus: История государственной слежки в Индии

За пределами Pegasus: История государственной слежки в Индии 1

Непрозрачность правительства и массовая слежка за гражданами вызвали резкий упадок демократических институтов в Индии. У Pegasus, возможно, были особо важные люди-цели, но за разными людьми слежка ведётся по-разному. Есть «крупная рыба», «мелкая рыба» и «тёмные режимы» — каждый тип слежки наносит серьёзный ущерб демократии в стране.

Индия, крупнейшая в мире формально демократическая страна, в то же время входит в число крупнейших государств, осуществляющих и слежку. И хотя правоориентированный подход привел к решительной либерализации Закона о праве на информацию (Right to Information Act) и сделал все уровни правительства подотчётными, ситуация изменилась к худшему в последнее время. Индия резко ввела нормы, которые сделали правительство непрозрачным и позволили собирать максимальное количество данных граждан через CCTV, Aadhaar и другие более инвазивные технологии. В марте 2022 года был введён Закон об идентификации в уголовных делах (Criminal Procedure (Identification) Act), позволяющий сотрудникам полиции собирать биологические и другие образцы у арестованных и осуждённых.

Сбор информации о гражданах и отказ правительства рассказывать, как оно использует эти данные, полностью противоречат принципу подотчётности. Слежка в Индии всеобъемлюща до такой степени, что поставила под удар индийскую демократию. Цифровые инструменты возносят слежку на совершенно иной уровень. Их можно поделить на три категории.

Люди или учреждения находятся под наблюдением разного рода и по разным причинам.

Разделение государственной слежки на три типа — «крупная рыба», «мелкая рыба» и «тёмный режим» — помогает лучше понять, каким образом в стране разрушаются демократические институты.

Слежка за «крупной рыбой»: Pegasus

Прошлогоднее глобальное расследование The Pegasus Project показало, что израильское кибероружие (продаваемое только правительствам) массово устанавливали на индийских телефонах. Его применение не регулируется никакими законами страны.

Правительство Моди никогда не отрицало использования Pegasus. Оно отказалось проводить расследование или давать показания под присягой в суде даже перед лицом серьёзных обвинений. Назначенный Верховным судом комитет из трёх членов рассматривает вопросы, которые сам Верховный суд в своем Постановлении от 27 октября 2021 года назвал буквально оруэлловскими.

В ходе расследования выяснилось, что есть несколько категорий людей, подвергаемых слежке. Например, это Комиссар по выборам (Election Commissioner), чей телефон был взломан во время выборов в 2019 году, руководители политических партий, а также один из ведущих предвыборных политтехнологов. Атаке подверглись судья Верховного суда и его сотрудник (и 11 связанных с ним устройств), который выдвинул обвинения в сексуализированных домогательствах в отношении человека, бывшего в то время Главным судьёй. Кроме того, в список слежки, как показало расследование, вошли сотрудники Исполнительного управления и бывший глава Центрального бюро расследований (CBI), каждый из которых отвечает за мониторинг конфиденциальных расследований, а также множество независимых и высокопоставленных журналистов, учёных, юристов, представителей гражданского общества, врачей и эпидемиологов.

Категория А) Политические игроки

Жертвами хакерских атак, спонсируемых государством, становились оппозиционеры. В их числе — главный политический оппонент партии Бхаратия джаната парти (БДП) и бывший председатель партии Конгресса Рахул Ганди. По крайней мере, два телефона Ганди и телефоны ещё пяти человек из его личного круга общения оказались в рассекреченном списке Pegasus. Ведущий оппозиционный предвыборный политтехнолог Прашант Кишор также был на мушке. В Карнатаке (штат на юго-западе Индии — прим. ред.) телефоны, которыми пользовались высокопоставленные члены правящей партии Джаната дал и их помощники, вероятно, были взломаны перед свержением правления БДП. В Ассаме две важные политические фигуры, выступавшие против спорного Закона о гражданстве 2019 года (Citizenship (Amendment) Act), оказались в списке для потенциальной слежки незадолго до принятия этого акта. Это делает условия игры, которые являются основой демократии, неравными: каждый из вышеперечисленных случаев даёт правящей партии преимущество.

Категория B) Независимые институты

История комиссара по выборам, который в то время мог стать следующим главой Избирательной комиссии Индии, тоже интересна. Он был единственным из трёх членов комиссии, кто счёл некоторые заявления премьер-министра Нарендры Моди во время предвыборной кампании 2019 года нарушением типового кодекса поведения. Журналист, сообщивший о возражениях комиссара, и член известной организации по наблюдению за выборами также оказались в списке тех, за кем следили.

Несмотря на падение рейтинга в глобальных индексах демократии, Индия могла настаивать, что провела выборы «свободные и честные». Но насколько свободными и справедливыми они могут быть, если комиссар по выборам, журналист, освещающий деятельность Избирательной комиссии Индии, и независимый наблюдательный орган находятся под такой инвазивной слежкой?

Бывший главный судья, обвинённый своим сотрудником в сексуализированных домогательствах, сам возглавил комиссию, которая отклонила все претензии. Список Pegasus включает 11 номеров мобильных телефонов семьи пожаловавшегося сотрудника, и это вызывает не только вопросы по делу, но и недоумение у присяжных относительно того, насколько «независима» такая судебная система. Обвинённый судья вынес решение по нескольким важным делам после того, как дело о сексуализированных домогательствах было закрыто. Избежав всех негативных последствий, он даже был выдвинут в качестве члена парламента от Раджья Сабха (верхняя палата Парламента Индии — прим. ред.).

Аналогичным образом глава Центрального бюро расследований в то время, его заместитель и члены их семей оказались в списке Pegasus вскоре после попыток действовать независимо. В связи с этим возникает вопрос о независимости следственного органа.

Всё это не только делает условия игры неравными, но и оставляет открытым вопрос о том, сколько частной информации государство могло накопить об этих лицах, что позволяет шантажировать, запугивать и нападать на них, возглавляющих так называемые независимые институты, работа которых заключается в сохранении демократии. Судьи Верховного суда и избирательные комиссии, вероятно, становятся очень уязвимыми.

Категория C) Независимые журналисты, учёные, правозащитники и другие представители гражданского общества

Марокканский историк Маати Монджиб был атакован Pegasus. Следя за его личной жизнью более года, вооружённые агенты разведки однажды совершили налёт на его дом в 9 утра и «застали его вместе с подругой в спальне. Они раздели его догола и арестовали за «прелюбодеяние», что в Марокко является преступлением. Он провел 10 месяцев в тюрьме Касабланки».

Или вот другой пример: репутация азербайджанской журналистки Хадиджи Исмайловой была разрушена из-за интимных фотографий, полученных через слежку. Оба эти случая — про способность государства влиять на свободную журналистику путём вмешательства в личную жизнь журналистов. Независимая журналистика и гражданское общество являются жизненно важными узлами демократии, обеспечивающими связь с народом. Но если такие люди, как Гагандип Кинг и главы ведущих неправительственных организаций, находятся под наблюдением, неправильное использование информации, полученной в результате слежки, вредит им, как вредит оно и демократии в целом.

Читайте также:  Бывших агентов Кремля не бывает: Юрий Луценко не даст солгать!

Слежка за гражданским обществом, журналистами и учёными даёт государству чрезмерную власть над ними. Полученная информация потенциально позволяет нанести вред, шантажировать, угрожать, заставить молчать. Систематическая и столь широко распростраёенная слежка за «крупной рыбой» разрушает институциональную независимость в любой демократии, в том числе индийской.

Слежка за миллионами «мелких рыб»

Дели может похвастаться 275 000 камер видеонаблюдения CCTV. Это больше, чем в любом городе мира, в том числе больше, чем в Лондоне, Сингапуре и Париже. Amnesty International уже писала про использование технологии распознавания лиц без соответствующей правовой архитектуры в Телангане (штат на юге Индии — прим. ред.). Но CCTV — это только начало наблюдения за «мелкой рыбой» в стране.

Сейчас это общеизвестный факт, что Big Tech ведёт слежку за обычными гражданами, а также собирает всевозможные данные о пользователях: информацию о взглядах, политической и сексуальной ориентации, местоположении, слабых и сильных сторонах. Люди могут недооценить ситуацию и не задумываться о том, что кто-то знает, когда они заказали пиццу, вызвали такси, встретились с адвокатом, отправились в путешествие или на утреннюю прогулку. Но массовый сбор данных «мелкой рыбы» позволяет «стервятникам данных» изучать, понимать, нарезать на кусочки и в конечном итоге манипулировать людьми с помощью поляризованных и сеющих вражду месседжей. В пример можно привести персонализированную политическую рекламу в социальных сетях, таких как Facebook в Мьянме, которая привела к глубокому расколу общества.

Как отмечает профессор Карисса Велиз, защита частной жизни «мелкой рыбы» имеет решающее значение, в противном случае сборщики данных могут злоупотреблять информацией. Они манипулируют и в конечном итоге искажают демократические ценности.

Представьте, что правительство заключает сделку с такими компаниями, позволив им зарабатывать деньги в обмен на доступ к этому большому набору данных. Власть получает возможность манипулировать в беспрецедентных и невообразимых масштабах. Например, недавно Коллектив репортёров написал, что во время выборов 2019 года Facebook взимал с БДП более низкую плату за рекламу кампании. Это фактически позволило БДП получить доступ к более широкой базе избирателей за меньшие деньги и тем самым повлиять на выборы.

В Индии мы наблюдаем, как правящая партии контролирует Big Tech с помощью кнута и пряника. Жёсткие цифровые правила в сочетании со специальными условиями гарантируют, что эти компании следуют нужной линии. Отсутствие реакции властей на разоблачения Софи Чжан или Фрэнсиса Хаугена, не похожее на реакцию в Европе или даже в США, даёт основания полагать, что правящая партия Индии находит в некотором роде находит полезным равнодушие к нарушениям в Силиконовой долине.

Проект Закона о защите данных (Draft Data Protection Bill), представленный Объединённым парламентским комитетом, даёт 10 правительственным учреждениям право расшифровывать, отслеживать и перехватывать данные на любом компьютере (при условии одобрения министром внутренних дел). Если поставщики услуг не предлагают опцию перехвата, им может грозить тюремный срок до семи лет!

В наблюдении за «мелкой рыбой» нет ничего оптимистичного. Всё это в совокупности наносит ущерб приватности граждан и позволяет собирать огромные объёмы данных. Датасеты, собираемые совместно бизнесом и правительством, имеют ужасающий потенциал для манипулирования демократическими институтами

 Слежка в «тёмном режиме»

Дело Бхимы-Корегаона стало самым крупным в своей области за последние несколько лет. Пятнадцать авторов, юристов, инакомыслящих и священников отбыли длительные тюремные сроки без надлежащего судебного разбирательства. Что общего у нескольких заключённых и их адвокатов? Слежка через Pegasus до ареста.

Ещё известен случай активистки из Дели Роны Уилсон. The Washington Post сообщила в феврале 2021 года, что американская фирма Arsenal, занимающаяся цифровой криминалистикой, обнаружила на ноутбуке Уилсон десять писем, которые она так и не открыла. В одном из этих писем обговаривался предполагаемый заговор с целью убийства премьер-министра Моди. В последнем отчёте Arsenal говорится, что 22 дополнительных документа также были доставлены на компьютер тем же злоумышленником. Именно эти документы, которых сейчас насчитывается 32, правоохранительные органы привели в качестве доказательств того, что группа активистов, обвиняемых в сотрудничестве с запрещённой маоистской группировкой боевиков, якобы участвовала в мятеже против индийского государства.

Рона Уилсон тоже была в списке Pegasus. Дело о подброшенных уликах всё ещё находится в суде, а Уилсон всё ещё находится в тюрьме. Пока нет никакой возможности узнать, кто мог подбросить документы, поскольку расследование по этому делу не завершено. Но именно на основании этих 32 документов, оказавшихся в компьютере, Уилсон были предъявлены обвинения.

Это лучше всего назвать слежкой в «тёмном режиме», поскольку мало что известно о том, кто подбрасывал улики. Тот, кто это сделал, в конечном итоге помог правительству посадить активистов на долгие годы за решетку — людей, чьё дело состоит в том, чтобы поддерживать демократию и обращать внимание на нарушение разных прав.

Индия превращается в государство слежки

В мире много говорится о слежке и файрволе в Китае или о слежке Агентства национальной безопасности в США. Но мало кто знает, как быстро Сеть закрывается для граждан Индии. Британская исследовательская фирма Comparitech обнаружила, что из 47 стран Индия в области слежки уступает только России и Китаю. И пока граждане не сообразили этого, власти запустили сложную и изощрённую систему наблюдения и сбора данных, которая вскоре сделает действующее правительство постоянным. Данные — это сила, и захвата как крупной, так и мелкой рыбы, с периодическим включением тёмного режима, только ускоряет уничтожение индийской демократии.

Источник

Автор публикации

не в сети 16 часов

Андрей Маргулис

542
С организацией DDoS атак завязал.
Выкладываю новости технологий и интересные статьи с темной стороны интернета.
31 год
День рождения: 14 Мая 1991
Комментарии: 548Публикации: 2683Регистрация: 12-12-2015
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Россия
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля
/