Дело таможенницы Береговой может зацепить Филиппа Золотницкого

Дело таможенницы Береговой может зацепить Филиппа Золотницкого 1

Публикация в группе: Компромат

Суд не поверил в преступность отвечавшей за федеральные таможенные доходы СЗТУ Марии Береговой. Рынок ждет гонки по вертикали.

Следователь Северо-Западного следственного управления на транспорте СК Даниил Мошкин отправил под подписку о невыезде отставного майора таможенной службы Марию Береговую. До конца марта она занимала пост заместителя начальника службы федеральных таможенных доходов Северо-Западного таможенного управления. Об этом 47news сообщил защищающий ее адвокат Балтийской коллегии адвокатов имени Собчака Георгий Джанашия. Мера, по словам адвоката, оформлена 17 декабря – на следующий день после того, как судья Приморского районного суда Петербурга Елена Цибизова отказалась арестовывать обвиненную в превышении должностных полномочий.

Следствие полагает, что в 2016 году Береговая создала собственную систему контроля за товарами, чью стоимость импортеры заявляли ниже уровня риска. Якобы придумала она специальную анкетку (справку – обоснование) и принуждала сотрудников таможен заполнять и присылать ей всякий раз, когда такой товар оказывался на границе. И потом сама уже – как считает следователь – решала: пропускать ли его по заявленной стоимости.

Позиция СК: не было у Марии Береговой такой компетенции. Позиция участника рынка противоположная: “Форма справки – обоснования, которую разработала Мария Игоревна и которая была направлена в подчинённые таможни для предоставления в каждом случае дополнительной проверки по таможенной стоимости, представляется вполне разумной”, – полагает управляющий партнёр юридической компании “Магистраль” Марианна Чугаева.

– В самом деле, зачем Береговая придумала эти справки, когда объем документооборота в таможне и без нее зашкаливает?
– Хотелось бы увидеть доказательства, на основании которых следователь решил, будто она их придумала. Моя клиентка полностью отрицает предъявленное обвинение, – ответил адвокат Джанашия.

В жизни это выглядит так. Прибывает товар на границу, таможенный инспектор смотрит документы и сопоставляет заявленную стоимость с профилем риска – это такая табличка, где указан уровень стоимости товара, при заявлении меньше которого таможня вправе подозревать занижение таможенной стоимости. Табличка важная – от таможенной стоимости рассчитывают размеры пошлин в бюджет.

По-хорошему таможенная стоимость – это цена, за которую владелец груза приобрел его, и она подтверждается контрактом. Но контракты, как и владельцы грузов, бывают разные. Кто-то предъявит партию шурупов по $1,5 за килограмм, а кто-то, например, по 0,5$. Вот для этого в профиле риска обозначено: килограмм метизов не может импортироваться дешевле, чем за $1,1. Если кто предъявляет дешевле – это вызывает подозрения и усиленное внимание.

А тут Мария Береговая со своей инициативой…

В СК уверены, что, когда московское ООО “НСК-плюс” заявило доставленные в 2017-18 годах в Усть-Лугу китайские саморезы по $0,7-0,72 за кило, Мария Береговая получила соответствующую анкетку и заставила инспекторов Усть-Лужского поста Кингисеппской таможни пропустить груз вместо того, чтобы применить стандартный механизм контроля таможенной стоимости.

“Дала незаконные устные указания должностным лицам отдела контроля таможенной стоимости Кингисеппской таможни о выпуске вышеуказанных товаров на таможенную территорию ЕАЭС без применения форм контроля таможенной стоимости”, – цитата из постановления о привлечении Береговой.

Простыми словами: видит инспектор, что цена товара занижена, заполняет придуманную Марией Береговой анкетку, отправляет ей, а та звонит и говорит: все нормально, пропустить. Понятно, что на документах стоит личная печать инспектора, и, надо полагать, именно от него следователь мог узнать про дальнейшее развитие событий.

– Зачем Береговая сказала работникам Кингсеппской таможни пропустить саморезы по заниженной таможенной стоимости?
– Повторюсь: она полностью отрицает свою вину. Она никому ничего такого не сказала, – повторяет ее адвокат.

“Обоснованность подозрения в причастности Береговой М.И. к инкриминируемому ей преступлению материалы дела не содержат…” – высказала свою позицию судья Приморского районного суда Петербурга Елена Цибизова.

Следователь бьет цифрами: за ввезенные саморезы “НСК-плюс” уплатил в бюджет чуть более 70,3 млн рублей, хотя мог бы уплатить 106,1 млн – если бы таможенная стоимость составила положенные $1,1 за килограмм. Недоплаченные 35,8 млн рублей – причинение государству тяжких последствий.

“Не будем спешить, – тормозит управляющий партнёр юридической компании “Магистраль” Марианна Чугаева. – “НСК-плюс” осуществляет внешнеэкономическую деятельность уже более 10 лет. На сайте Арбитражного суда есть информация о ее спорах по таможенной стоимости с новороссийской таможней ещё в 2009 году. Более 20 дел было рассмотрено, все решения приняты в пользу “НСК-плюс”.

Портал “Электронное правосудие” показывает 7 судебных процессов между “НСК-плюс” и Новороссийской таможней с 2009 по 2013 годы – и они действительно все выиграны. Но после 2013 года судебная активность компании угасла. Из системы “СПАРК-Интерфакс” видно, что в августе 2018 года бывший в заинтересовавший правоохранителей период владельцем компании Михаил Полежаев сменился, после чего хозяева у компании менялись трижды. Нынешняя владелица Зулфиной Шероваруководит или совладеет 26-ю юрлицами, что наталкивает на сомнения в серьезности намерений. Номер указанного в “СПАРКе” телефона компании не активен.

Есть и вторая объективная реальность. Таможенный инспектор, чья печать осталась на документах “НСК-плюс”, вряд ли захочет остаться единственным, из-за кого государство недополучило 35,8 млн рублей. А потому, скорее всего, будет стоять на показаниях: позвонили, сказали.

“Мне кажется, инкриминируемая Марии Береговой статья “Превышение должностных полномочий” в данном случае надута. А вот уклонение от уплаты таможенных платежей – тут вполне реально. Но не хочу показаться невежливым – расследующей дело следственной группе в данном случае она, по-моему, не по зубам…” – полагает ветеран таможенной службы Владимир Костин.

Впрочем, есть нюансы. Мы не знаем планы Следственного комитета, но помним дело обвиненного в мае 2018 года во взятке бывшего начальника Кингисеппской таможни Сергея Слепухина. Это дело до сих пор рассматривает Дзержинский районный суд Петербурга. Слепухин как раз возглавлял таможню в период инкриминируемых Береговой событий, и именно на посту этой таможни события развивались. Тогда и стала публичной информация о попытках сотрудников ФСБ получить у Сергея Слепухина показания на вышестоящих таможенных чиновников, а Слепухин заявил об отказе с формулировкой “это было бы оговором”.

Если предположить, что привлечение Береговой все-таки окажется следствию “по зубам”, женщина встанет перед тем же нелегким выбором: бороться в одиночку или начать сотрудничать. Вертикалью в вопросах контроля таможенной стоимости пересекающих границу товаров называют Управление контроля таможенных рисков ФТС России, которое тогда и сейчас возглавляет Филипп Золотницкий.

“Предлагаю отвлечься от партии шурупов, которую ввезли с заниженной таможенной стоимостью, и сфокусироваться не на выявленном следствием ущербе государству, а на времени, когда все произошло – 2016 год. Это последний год, когда ФТС руководил Андрей Бельянинов, а на Северо-Западе был таможенный брокер “Контрейл логистик Северо-Запад”, про который участники рынка знали: ему можно всё, особенно в Усть-Луге. Потом Бельянинова публично обыскали и уволили, чуть позже директор “Контрейла” оказался на скамье подсудимых вместе с “круглосуточным губернатором Дмитрием Михальченко”. Я уверен: схема оттуда, а вектор силовиков – недоразрушенная вертикаль. Не стало Бельянинова, но остался Филипп Золотницкий, кто с февраля 2015 года возглавляет Управление контроля таможенных рисков ФТС. Профиль риска товара – его епархия”.

“Смешно обвинять в происшедшем Марию Береговую. Да, видимо, она делала то, о чем безуспешно рассказал суду добивавшийся ареста следователь, но она не могла по-другому, потому как имела лишь одну альтернативу – уволиться. Не думаю, что Береговая захочет быть крайней, так что ждем гонку по вертикали…”

Это выдержки из наших бесед с участниками рынка.

К Филиппу Золотницкому, кстати, правоохранительные органы почти подобрались. Это было в 2018 году во Владивостоке. Тогда Басманный районный суд Москвы поместил под домашний арест заместителя начальника управления контроля таможенных рисков ФТС Георгия Балакина. Это случилось в рамках уголовного дела о создании в Приморье преступного сообщества, которое занималось поставкой в Россию товаров по заниженной стоимости.

Наш вопрос защищающему Береговую адвокату Георгию Джанашия:

– Ваша клиентка готова дать показания против вышестоящих коллег, если следствие поставит ее перед выбором “она или они”?
– Моя клиентка готова дать любые правдивые показания, которые докажут ее непричастность к инкриминируемому преступлению. Но это касается ее действий. Показания в отношении третьих лиц по принципу “она или они”… Ну, знаете, это цирк какой-то, вопрос так даже не ставится. Надеюсь, это не произойдет.

Лев Годованник для 47news

0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Аугусто Пиночет

436
Не говорите мне что мне делать, и я не пошлю вас нах%й!
41 год
День рождения: 18 Мая 1980
Комментарии: 166Публикации: 482Регистрация: 16-03-2017
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля