Журналисты раскрыли, как российские чиновники используют целевой набор для зачисления родственников в престижные вузы

Журналисты раскрыли, как российские чиновники используют целевой набор для зачисления родственников в престижные вузы

Добавлено в закладки: 0

Источник: Версия

Журналисты раскрыли, как российские чиновники используют целевой набор для зачисления родственников в престижные вузы

Как стало известно прессе, федеральные и региональные чиновники нашли способ отправить своих родственников на учебу в топовые вузы по упрощенному конкурсу. Речь идет о целевом наборе, когда та или иная структура отправляет человека получать образование, а потом выпускник должен отработать в ней определенное время по специальности. Возможность злоупотреблений возникла из-за того, что в вузах не проверяют, кто является родителями абитуриентов, и ограничений для детей чиновников не предусмотрено.

Многие высокопоставленные чиновники используют целевой набор для того, чтобы их дети могли поступить на бюджет в престижный вуз по направлению от госструктур, которые они возглавляют или курируют. Как сообщается в совместном материале «Новой газеты», «Важных историй» и студенческого журнала DOXA, на обучение таких студентов государство потратило десятки миллионов рублей, ведь в данном случае учебу оплачивает будущий работодатель, с которым абитуриент предварительно заключает договор о целевом обучении. Только вот далеко не всегда родственники чиновников приходили на работу в ведомства и министерства, от которых они шли учиться. По итогам исследования был опубликован целый список чиновников, чьи дети и родственники получали целевые направления на учебу от госструктур или компаний, контролируемых государством.

В материале приводится комментарий юриста «Трансперенси Интернешнл – Россия» Григория Машанова. Специалист отмечает, что набор студентов в вузы на основе целевых направлений – это непрозрачная процедура, поскольку госструктуры не обязаны публиковать списки целевиков и отчитываться о критериях отбора. Не существует ни четких нормативов, ни обязательного внутреннего конкурса, и фактически решение об отправке на учебу того или иного человека лежит на руководителе структуры. Вуз здесь также ни на что не влияет. А значит, если целевое направление получит чей-то родственник, это, скорее всего, не привлечет ненужного внимания и не вызовет вопросов.

Правительственное постановление предусматривает квоты для целевиков по ряду специальностей, и их доля составляет от 10 до 30%. Кроме того, есть специальности, на которые можно попасть только по целевому набору.

В обход конкурса

Журналисты изучили документы 15 российских вузов с 2015 по 2019 год, находящиеся в открытом доступе и выделили имена и фамилии более чем трех тысяч студентов-целевиков. По их подсчетам, как минимум в 102 случаях дети или родственники чиновников поступали на работу по целевому направлению от госструктур, которые возглавляли эти люди, или с которыми тесно взаимодействовали по службе. Учитывались только те родственники чиновников, чье родство было подтверждено на основе других источников.

В выборке, на основе которой проводилось исследование, оказались 12 российских вузов, входящих в мировой рейтинг — МГУ, ВШЭ, МГИМО, МГМУ имени Сеченова, МФТИ, РУДН, РЭУ имени Плеханова, МИСиС, СПбГУ, ИТМО, СамНИУ, ННГУ, ВГУ, а также три ключевых отраслевых института — МГМУ имени Сеченова, МГЛУ и ВГИК. К абитуриентам там предъявляются серьезные требования, поэтому попасть на бюджет в рамках общего конкурса может далеко не каждый.

Целевое направление существенно упрощает поступление в престижные вузы, где на одно место претендует несколько человек с довольно высокими баллами за вступительные экзамены. Конкурс для целевиков куда ниже, чем для поступающих на общих основаниях, а иногда его нет вообще. Например, во время прошлогодней приемной кампании в МГУ абитуриенты в рамках целевого набора могли попасть на бакалавриат даже с низкими баллами, поскольку здесь никакого конкурса не предполагалось, а среди поступающих на общих основаниях на одно место на бюджете претендовало в среднем 8,5 человек.

Авторы материала обращают внимание, что родственники чиновников, которых удалось обнаружить среди целевиков, в большинстве своем не смогли бы поступить в выбранные вузы на общих основаниях – практически все они не смогли набрать проходной балл. Среди них были и исключения, но целевое направление дает студентам не только гарантию поступления, но и дополнительные преференции, предусмотренные в некоторых случаях договором – доплату к стипендии и оплату проживания.

Гарантия поступления

Среди тех, кто, по мнению авторов публикации, воспользовался служебным положением для оформления целевого направления для своих родственников, оказался, в частности, экс-советник президента Сергей Дубик, ранее курировавший в Кремле вопросы борьбы с коррупцией и известный требованием в 2012 году убрать свои имя, фамилию и должность из публикации портала «Гражданский контроль» под предлогом защиты персональных данных. С 2009 по 2015 год Дубик являлся представителем президента в Высшей квалификационной коллегии судей, а в 2016 году его сын получил целевое направление на юрфак МГУ. Интересно, что направление предоставил Судебный департамент при Верховном суде РФ, с которым Дубик взаимодействовал по службе, а экс-чиновник до сих пор состоит в попечительском совете факультета. К слову, сын Дубика мог бы поступить на юрфак МГУ и в рамках общего конкурса благодаря высоким баллам за ЕГЭ. Платное же обучение здесь стоит 385 тысяч в год.

Сын генерал-лейтенанта юстиции Андрея Мокрицкого, который также целевым образом поступил на этот факультет МГУ, не может похвастаться столь же высокими баллами. Сообщается, что ему до поступления на общих основаниях не хватало 49 баллов, но благодаря целевому направлению от Генпрокуратуры РФ в 2016 году он оказался зачислен на юрфак. К слову, его отец в этом же году возглавил Союз следственных работников, который создавался при поддержке московского Следственного комитета.

Тогда же студентом Нижегородского государственного университета стал сын генерал-майора Андрея Третьякова, до июня 2016 года руководившего Организационно-мобилизационным департаментом МЧС России. Департамент был оптимизирован, а его руководитель снят с должности и уволен с военной службы, однако его сын успел пойти учиться по целевому набору от МЧС. По конкурсу молодой человек бы не прошел – до порога поступления ему не хватало 44 балла. К слову, стоимость обучения в региональном вузе не такая высокая, как в столичных учебных заведениях – 100 тысяч рублей в год.

В перечне фигурирует и управляющий делами президента Александр Колпаков. Ранее он был сотрудником Службы безопасности президента и руководил управлением, занимавшимся обеспечением безопасности резиденций главы государства. Нынешнюю должность Колпаков занял в 2014 году, а в 2015 один из его сыновей стал студентом факультета лечебного дела Первого Московского государственного медуниверситета имени Сеченова. Он поступал по целевому направлению от Управделами президента. В противном случае Колпакову-младшему не хватило бы баллов для поступления, а платное обучение стоит 350 тысяч рублей в год. В пресс-службе Управделами сообщили, что молодой человек окончил вуз с отличием и в настоящее время работает по специальности.

Целевики из регионов

Как выяснилось, по целевым направлениям учатся и дети чиновников из регионов. Авторы статьи вспомнили о скандале 2012 года, когда сын главы администрации Калининграда Светланы Мухомор поступил в Балтийский федеральный университет по направлению от окружного совета депутатов. Поступление на общих основаниях молодому человеку не светило – баллов для этого было недостаточно. Историю с его зачислением в вуз придали огласке местные журналисты, и глава городской администрации заявила, что была не в курсе целевого поступления собственного сына. Буквально через два дня после публикации Мухомор ушла с должности и перевела сына на платное обучение.

Впрочем, в других регионах дети местных чиновников благополучно доучиваются по целевому направлению. В частности, сын племянника спецпредставителя президента РФ и экс-губернатора Мордовии Николая Меркушкина таким образом поступил в МГУ на биофак, направление ему выдало правительство республики. При этом, баллы молодого человека позволили бы ему стать студентом и на общих основаниях.

Аналогичным образом, по целевому направлению от республиканского правительства, на экономический факультет МГУ поступили сын и дочь министра природных ресурсов и экологии Карачаево-Черкессии Джашарбека Узденова: это произошло в 2015 и 2018 году, и оба ребенка министра не попали бы на бюджет на общих основаниях ввиду недостаточного количества баллов. На тот момент год обучения на этом факультете стоил 380 тысяч рублей.

Мимо направления

Как уже упоминалось выше, договор, который абитуриент заключает с организацией, от которой поступает в вуз по целевому направлению, предполагает, что по окончании учебы он отработает там три года. Для будущих выпускников это зачастую неплохой шанс заранее обеспечить себя рабочим местом. Тем не менее, в случае с родственниками чиновников условия договора выполняются не всегда: они уходят из вуза, не завершив обучение, или не идут работать в оплатившую учебу структуру. Так было, к примеру, с сыном карачаево-черкесского министра Узденова, который после трех лет в МГУ перешел на платное отделение университета «Синергия» на специальность «экономическая безопасность». В 2020 году он занялся бизнесом, став индивидуальным предпринимателем, что исключает возможность работы в правительстве республики.

В отличие от Узденова-младшего, дочь гендиректора предприятия Управделами президента СЛО «Россия» Ярослава Одинцова окончила МГУ, получив диплом по специальности «культурология». Целевое направление ей предоставило Управделами президента, однако после выпуска девушка там не работает – если верить ее биографии в соцсетях, ее местом работы является некоммерческая организация.

Отказываясь работать в организации, оплатившей учебу, бывший студент-целевик тем самым нарушает договор с этой организацией, а значит, логично было бы обязать его вернуть деньги, потраченные на его образования. Но, как отмечается в материале, в базе судебных решений можно обнаружить только медучреждения, взыскивающие средства с тех, кто шел от них учиться по целевому набору и потом не поступил на работу. Что касается детей чиновников, неясно, компенсировали ли они эти расходы.

Увеличить прозрачность

Как считают опрошенные авторами материала эксперты, в своем нынешнем виде целевой набор открывает большой простор для коррупционной составляющей. Для того, чтобы ее исключить, нужно, чтобы он проходил максимально открыто и под общественным контролем. Они отмечают, что по целевым направлениям чаще всего поступают студенты, уровень которых ниже, чем у прошедших общий конкурс.

В вузах не проверяют родственников студентов-целевиков – выяснять, почему именно этому конкретному студенту досталось целевое направление, университет не обязан, поскольку в законе и правительственном постановлении это никак не прописано.

Преимущественно в вузах, которые попали в поле зрение авторов публикации, не считают, что поступившие по целевым направлениям студенты что-то нарушают, к тому же, во многих из них доля таких учащихся не слишком высока.

В любом случае, существующая лазейка, позволяющая и попасть в престижный вуз в обход конкурса за счет ведомства, и избежать предусмотренной договором последующей работы в этом ведомстве говорит о том, что подход к целевому обучению нужно менять, прежде всего, сделав процесс набора целевиков более прозрачным. Нынешняя ситуация, на которую обратили внимание журналисты — это весомый повод для проверки и внесения коррективов в нормативную базу.

0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Логинов Антон

Журналисты раскрыли, как российские чиновники используют целевой набор для зачисления родственников в престижные вузы 88
flagРоссия. Город: Москва
41 год
День рождения: 09 Октября 1978
Комментарии: 3Публикации: 16237Регистрация: 10-09-2018
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля