Люди холопского звания

После завершения азовской эпопеи и многочисленных видео с «нательной живописью» азовцев и прочими нацистскими «сувенирами» сакраментальное «где вы видели на Украине нацистов?» как-то совсем перестало слышаться.

Собственно, украинский дискурс, как официальный, так и в лице многочисленных активистов, оказавшихся ныне на зарубежных харчах, сделал тему нацистской идеологии «Азова» фигурой умолчания, а западные лидеры так вообще воздержались от комментариев по поводу катастрофы мариупольской группировки украинских сил, хотя до этого весьма активничали в попытках её спасения.

Думаю, не в последнюю очередь это связанно именно с нежеланием оказаться в глазах своих избирателей защитниками откровенных нацистов, а также с опасениями, что неизбежно возникающие ассоциации могут повредить имиджу «свободной Украины».

Действительно, неудобно как-то получается ― у защищающих свой европейский выбор и демократические ценности украинцев в главных героях откровенные поклонники Адольфа Гитлера и его идеологии. Выходит, денацификация Украины, которая как одна из целей Специальной военной операции вызвала наибольшее количество ернических комментариев, имеет под собой веские основания.

А ведь «полк специального назначения» МВД Украины «Азов» ― лишь верхушка айсберга. Он был создан с целью придания официального статуса распиаренному в начале конфликта на Донбассе нацбату, но практически одновременно появилась и дочерняя структура ― Национальный корпус «Азов», парамилитарное образование с отделениями практически во всех регионах и крупных городах Украины, насчитывающее несколько тысяч боевиков.

Не скрывают или лишь слегка камуфлируют свои симпатии к нацизму и конкурирующие с «Азовом» ультраправые группировки, в частности, на это более чем прозрачно намекает своим названием созданная под эгидой СБУ (как раз для противовеса аваковскому «Азову») С14.

И только ли они? В Сети можно найти множество фото и видео с персонажами, тем или иным образом выражающими свои симпатии нацизму, соответствующая «живопись» сплошь и рядом обнаруживается на пленных из других подразделений ВСУ и в занятых союзными силами их расположениях.

По настоящему символичным стал случившийся 9 мая скандал, когда Зеленский отметил День Победы над нацизмом фото «защитника Украины» с шевроном «Мертвая голова». СМИ писали об эмблеме дивизии ВаффенСС. Но стоит напомнить, что «Мертвая голова» ― это структура, ведавшая «функционированием» и охраной концлагерей. И знаменитая эмблема именно её, а упомянутая дивизия формировались из гитлеровских вертухаев. Вот уж воистину, Бог шельму метит (это я о проколе пресс-службы Зеленского).

И только ли безголовые уличные маргиналы демонстрируют пиетет перед бесноватым фюрером? Несколько лет назад достоянием гласности стал скандал с украинским дипломатом Василием Марушинцем, открыто проповедавшим нацистскую идеологию.

Самым же показательным, на мой взгляд, стало фото с его «днюхи», на котором коллеги преподнесли ему торт в виде книги «Майн кампф». Праздничную фотографию положительно оценили первый секретарь посольства Украины в США Валерий Ступак и первый секретарь Министерства иностранных дел Украины Валентина Кротова (дипломаты весьма высокого ранга).

Т. е. его взгляды не были секретом ни для коллег, ни тем более для начальства, однако не вызывали ни малейшего когнитивного диссонанса, наоборот, служили поводом для доброго подтрунивания. Это, пожалуй, весьма отчетливо демонстрирует отношение к нацистской идеологии и её носителям среди самых широких слоев украинского «истеблишмента», да и всего «патриотического сообщества».

Ну и конечно, экс-«спикел» (т. е. второе лицо в государстве по конституции) Андрей Парубий, начавший свою политическую карьеру как сооснователь (вместе с Олегом Тягнибоком) «Социал-национальной партии Украины» (ну, вы поняли).

Рискуя утомить читателей, приведу и еще один почти личный пример. Не помню, как и когда в мои «френды» по ФБ попал некий Владимир Веселкин. Он ― один из руководителей парторганизации БЮТ в Горловке (партии, как известно, априори относимой к «демократическим» и прозападным), затем активный борец с сепаратистами, а ныне глава находящегося пока под контролем Киева пригорода Горловки Зайцево.

И вот года три назад он поделился в ФБ великой радостью ― из Горловки ему удалось вывезти свою библиотеку, проиллюстрировав сообщение фотографией. Думаю, читатель догадался, какой фолиант занимал в ней почетное центральное место, да и остальные были аналогичной тематики. И ведь нужно понимать, что человек (если такое определение тут уместно) приложил немалые усилия, чтобы организовать перевозку этой коллекции через линию фронта. «…И книгу спас любимую притом».

Конечно, популярность праворадикальной идеологии нельзя назвать исключительно украинским феноменом, но именно на Украине предметом культа стал именно германский нацизм и его фюрер. А ведь он ― воплощение абсолютного зла с точки зрения мирового сообщества, причем на Украину же направленного (Drang nach Osten) за жизненным пространством с превращением местных «недочеловеков» в рабов немецкой нации. И это ― один из ключевых постулатов нацизма, причем реализовавшихся на практике.

И дело не только и не столько в определенной романтической ауре нацизма, культе сильной личности, национального и расового господства и превосходства (себя ведь украинские поклонники Гитлера относят к арийцам, в отличие от небратьев «москалей»), привлекающих молодых людей в неонацистские группировки.

Глубинные причины достаточно лояльного отношения к германскому нацизму и личности Адольфа Гитлера в самых широких кругах украинской «патриотической» общественности в сакральном: «Если бы Карл XII выиграл Полтавскую битву, мы жили бы как шведы, а если бы мы проиграли войну (все-таки ― мы!), то пили бы баварское пиво».

Эта типа шутка, по сути, является квинтэссенцией всей украинской национальной идеи ― «гэть» от «отсталой Рашки» в сытую и благополучную Европу. Феерическую убежденность в том, что присоединение в любой форме к кому-либо богатому и преуспевающему само собой обеспечит такую же жизнь и для присоединенных, можно было бы объяснить советскими практиками подъема национальных окраин (дескать, уж благородные западные лидеры точно засыпят всякими ништяками), но вот что Константин Паустовский вспоминал о периоде петлюровской власти в Киеве в 1919 году:

«Слухи при Петлюре приобрели характер стихийного, почти космического явления, похожего на моровое поветрие… Даже самые матерые скептики верили всему, вплоть до того, что Украина будет объявлена одним из департаментов Франции и для торжественного провозглашения этого государственного акта в Киев едет сам президент Пуанкаре».

И это при режиме, главной целью которого было провозглашение свободной «самостийной» Украины. Когнитивного диссонанса ни у кого не возникало. Ведь быть департаментом Франции ― это совсем другое, чем российскими губерниями в стране, где малороссов никто не относил к инородцам (термин, в РИ не имевший негативного оттенка).

Поэтому скорее речь идет о менталитете холопа, мечтающего о богатом и успешном хозяине (авось и мне больше перепадет). Как подметил великий русский поэт Николай Некрасов: «Люди холопского звания — сущие псы иногда: чем тяжелей наказание, тем им милей господа». Согласимся, по этому критерию Адольф Гитлер ― абсолютно идеальный хозяин.

К тому же нацистская Германия вела борьбу против «главного врага» украинских националистов, их (националистов) всячески поддерживала, проводила украинизацию. Под эгидой рейха действовали Бандера и Шухевич, а басни об их борьбе против гитлеровцев ― так это, как понятно всем посвященным, включая в первую очередь самих украинских нацистов, не более чем политическая фигура речи.

Главное отличие украинских национал-радикалов от их европейских единомышленников в том, что они не являются и никогда не были «несистемными» маргиналами для действующей политической, экономической и культурной элиты, тем паче этаким дискредитирующим элементом. Скорее они являлись и являются авангардом, озвучивающим и проталкивающим идеи, которые изначально кажутся дикими и уж точно «не европейскими», но со временем становящимися повседневной практикой.

И в этом же качестве они нужны и забугорным продолжателям дела Гитлера. Поэтому и не только снисходительное отношение, но и прямое пестование наряду с местными «доброхотами».

Общеизвестно, что кураторство и финансирование мало кому тогда известного Дмитрия Яроша, и активную подготовку боевиков его движения «Тризуб имени Степана Бандеры» (ставшего впоследствии «Правым сектором») взвалил на себя Валентин Наливайченко, чей статус агента влияния США не особо скрывает и он сам (на Украине это не компромат, а наоборот, добавляет политического веса).

Почему записные мировые «борцы за демократию» делали ставку на неонацистов, очевидно. Если в Москве поставленная американцами задача ограничивалась тем, чтобы подвести местный «креаклиат» под полицейские дубинки, «а потом про этот случай раструбят по Би-би-си», как пророчески пел Владимир Высоцкий, то в Киеве цели были куда более серьезные ― не разбегаться от правоохранителей, а наоборот, успешно штурмовать милицейские кордоны, захватывать здания, в общем, осуществлять силовой захват власти, как минимум не допустить разгона антиправительственного «мероприятия».

Для этого нужны были крепкие, подготовленные, прошедшие «боевое слаживание» ребята и соответствующая идеологическая база. Идеи продвижения «европейских ценностей», таких как права секс-меньшинств, явно не годились. А вот неонацизм как идейная основа банд «уличных бойцов», в которых никчемный недоросток (или, наоборот, переросток) может ощутить себя сверхчеловеком, «белокурой бестией», как говорится, в самый раз.

Радикалы, будучи едва ли не главными «творцами» победы Евромайдана (внешне, во всяком случае), отлично вписались в сформировавшуюся после него политическую систему (правда, их место было им сразу же четко указано показательной ликвидацией Сашка Билого).

Сформированные из них добробаты позволили хунте избежать катастрофы на Донбассе в первые недели противостояния, когда регулярные части ВСУ не проявляли должного «рвения», национал-радикалы же сыграли ключевую роль в подавлении антимайданного движения в остальных частях Украины (самым печальным эпизодом стало сожжение людей в Доме профсоюзов в Одессе).

И в дальнейшем нацистские группировки стали отличным инструментом подавления любого инакомыслия, а особенно инакодействия там, где юридических причин для репрессий не было. Активисты ― это же святое!

Принадлежность к неонацистским праворадикальным группировкам стала практически равнозначна юридическому иммунитету от преследования за любые самые тяжкие преступления. Достаточно вспомнить то, что убийцы Олеся Бузины получили теплые должности в госструктурах (притом, что формально суд над ними еще идет, обвинение в убийстве с них не снято). Из этой категории неприкасаемых и лидер одесских наци Сергей Стерненко, которому сошло с рук неспровоцированное убийство случайного прохожего.

Нельзя не вспомнить и знаменитую активистку и бойца батальона «Айдар» Вику Заверюху, чьи «подвиги» на тот момент (ныне, по неподтвержденной полностью информации, она «денацифицирована» в ходе СВО) завершились разбойным нападением на автозаправку в Киеве с убийством двух полицейских. Под беспрецедентным давлением «общественности» её через полтора года выпустили из СИЗО под залог, на чем дело и заглохло.

Не вынесен приговор и Игорю Гуменюку, бросившему гранату в нацгвардейцев (четыре из них погибли) во время беспорядков у Рады 31 августа 2015 года. Правда, по последней информации от 2020 года, которую удалось найти, он на тот момент оставался в СИЗО. Те беспорядки были вызваны намерением внести в конституцию изменения, касающиеся децентрализации в обеспечение выполнения Минских соглашений.

И тут нужно сказать еще об одной «функции» праворадикалов ― они фактически обладают правом вето на любые решения властей, направленные на разрешение конфликта или снижение напряженности, более того, попросту заставляли власти идти на эскалацию.

Так было с инициированной ими блокадой Донбасса в 2016 году и энергетической блокадой Крыма. Тогдашний режим Порошенко пытался их было увещевать, но в итоге решил действовать по принципу «если что-то нельзя предотвратить, это нужно возглавить». Ну, а у его «сменщика» Зеленского страх перед праворадикалами ощущался просто физически.

Не берусь судить, в какой пропорции с другими фактор праворадикалов повлиял на то, что бывшая и нынешняя украинская власть сорвала выполнение Минских соглашений, но однозначно можно сказать, что без его ликвидации никакой мир на Донбассе, тем более нормализация российско-украинских отношений, невозможен.

И сейчас, когда идет СВО, важно осознать ― без полной и безоговорочной денацификации Украины не обойтись. Ведь главной питательной средой для гитлеровского нацизма стала жажда реванша после поражения Германии в Первой мировой войне.

Любые полумеры, предоставление, скажем так, Украины самой себе приведут к абсолютной нацификации этой территории и превращению её в агрессивный и постоянный антироссийский плацдарм.

Дмитрий Славский,

Источник

0

Автор публикации

1 319
Дом — место, где я могу выглядеть как бомж и наслаждаться этим.
34 года
День рождения: 18 Августа 1987
Комментарии: 70Публикации: 1651Регистрация: 14-05-2017
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Россия
Добавить комментарий
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля
/