Месть? Избитый полицейскими одесский морпех стал фигурантом уголовного производства

Месть? Избитый полицейскими одесский морпех стал фигурантом уголовного производства

Добавлено в закладки: 0

Эта история ярко показывает, насколько далеко в своих методах сотрудники новой полиции ушли от старых милиционеров. Ветеран АТО, боец 137-го батальона морской пехоты, одессит Александр Фурманюк был избит правоохранителями у своего дома, и теперь подвергается уголовному преследованию. «Думская» решила разобраться, есть ли для этого реальные основания.  

Воскресенье 29 мая 2016 года 51-летний ветеран и инвалид войны, младший сержант- доброволец 137 отдельного батальона морской пехоты Александр Фурманюк запомнит на всю жизнь. Получив двое суток увольнительной от службы, он со своим сослуживцем – сержантом морской пехоты Романом Драганчуком — приехал домой в Одессу. Утром морпехи собрались прогуляться в ближайший супермаркет за продуктами. Выйдя, уткнулись в автомобиль жильца из соседнего подъезда, припаркованный в лучших традициях спальных районов — поперек пешеходной дорожки. По словам Александра, сосед паркует свою машину таким образом со дня ее приобретения, на замечания не реагирует.

Морпехи высказали возмущение действиями автохама, который в этот момент выглянул с балкона, и пообещали вызвать полицию.

НА ВЫЗОВ АВТОХАМА ПРИБЫЛИ ЧЕТЫРЕ ЭКИПАЖА ПОЛИЦИИ

Дальнейшие события напоминают сюжет театра абсурда. Через полчаса, когда военнослужащие стояли на кассе в магазине, к ним подошли сотрудники полиции, парень и девушка. Прямо там полицейские предложили морпехам проехать в райотдел — дескать, они несколько раз ударили автомобиль соседа.

«Я не понял, почему должен ехать с ними в полицию, — вспоминает Александр Фурманюк. — Мы ничего не нарушали, были трезвыми. Машину соседа не били. Громко возмущались, да! Я пообещал владельцу машины, что сейчас вызову полицию. И вызвал, но мой звонок почему-то проигнорировали. В магазине мы предложили пройти наряду к дому, чтобы разобраться на месте. Полицейским пришлось плестись за нами. При этом парень-лейтенант все время угрожал, мол, когда придем к дому, то нам засунут дубинки в зад, а затем заставят облизывать.

У дома нас встретило четыре экипажа полиции – видимо, их вызвал хозяин машины. Нас снова начали заставлять ехать в райотдел. Логично, что мы попросили объяснить причины задержания и составить протокол. Ничего не объясняя, на нас вдруг набросились с матерными ругательствами сразу несколько полицейских. Меня толкнули, задули газом, сковали в наручники и затолкали в машину. Конечно, когда меня стали бить и крутить, я тоже начал ругаться матом… Мой сослуживец попытался стать между мной и полицейскими, его толкнули. В момент падения он случайно задел кистью руки плечо полицейского. Наручники на мне затянули до самого предела. Уже в машине я несколько раз просил полицейских их ослабить. Помочь мне полицейские решили довольно странным образом – один из них сел мне на голову, другой начал бить дубинкой.

Уже в райотделе мне стало плохо от газа и побоев (еще на передовой я заболел сахарным диабетом). Одному из знакомых, который поехал за нами в райотдел, удалось вызвать скорую, но медиков к нам не пустили. Затем полицейские вызвали Военную службу правопорядка. Но ВСПшники нас не забрали. Дело в том, что они забирают пьяных военных. А мы были трезвые. Завершилось все довольно странно – с нас взяли пояснения, продержали до вечера и отпустили без объяснений.

Через день я лег в госпиталь. Там мне поставили диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушиб головы. Также снял побои. Судмедэксперт пришел к заключению, что я был избит дубинками, синяки были по всему телу. Написал жалобу в полицию на избиение патрульными. И уехал на фронт.

Лишь через год, в 2017-м, я неожиданно узнал, что прокуратура открыла против меня уголовное производство по ч.2 ст.342 УК Украины (сопротивление сотруднику правоохранительного органа во время выполнения им служебных обязанностей). В конце 2018 года я демобилизовался. Суд идет до сих пор».

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ ПРИШЛОСЬ ДОРАБАТЫВАТЬ

Ветеран предоставил редакции все подтверждающие документы, в том числе акт судмедэкспертизы, обвинительный акт прокуратуры, протоколы судебных заседаний и ответа департамента внутренней безопасности на свою жалобу. Изучив их, мы заметили явные нестыковки.

Так, в обвинительном акте от 16 марта 2017 года, подписанном прокурором Константином Мрихиным, утверждается: «В присутствии сотрудников полиции Фурманюк Александр Петрович, имея явные признаки алкогольного опьянения, угрожал физической расправой заявителям и сотрудникам полиции».

Но по «загадочной» причине экспертизы на наличие в крови Александра Фурманюка алкоголя проведено не было. Хотя, по словам морпеха, он настаивал на экспертизе сразу после задержания.

Отдельного внимания заслуживает обвинение в сопротивлении. Пострадавшим в прокурорском документе числится инспектор патрульной полиции Алексей Лозовский — как раз тот, который по дороге на место конфликта обещал засунуть дубинку военным…

В обвинительном акте прокуратуры случай описывается так: «Реализуя свой преступный замысел, Фурманюк А.П. совершил активное физическое противодействие исполнению сотруднику полиции своих обязанностей, а именно – сбил руку Лозовского А.В., согнув руки в локтевых суставах и сжал пальцы рук в кулаки, приняв позицию для нанесения удара. Поэтому с целью ухода от удара Лозовский А.В. левой рукой установил дистанцию между собой и Фурманюком А.П., после чего попробовал задержать последнего. Но Драганчук Р.Д. попытался помешать задержанию и стал между ними…С целью упреждения нанесения удара сотруднику полиции Кравчук А.В. применила специальное средство «Терен-4». При этом Драганчук Р.Д. нанес Лозовскому А.В. удар в левую височную область головы наотмашь. После этого инспектор Жданюк А. В….использовал спецсредство – резиновую палку относительно Фурманюка А.В.».

В переводе с прокурорского канцелярита это значит следующее. Морпех Фурманюк согнул руки и сжал кулаки. Полицейский Лозовский левой рукой толкнул его. После этого Фурманюка задули «Тереном-4». Сослуживец морпеха Фурманюка – Драганчук, попытался стать между своим другом и полицейскими, в толкотне задел наотмашь полицейского. За это полицейские избили Фурманюка дубинками.

По «странному стечению обстоятельств» якобы пострадавший полицейский Лозовский так и не снял побои – результатов экспертизы в судебных документах нет. Нет ни документов экспертизы страховой компании, ни фото повреждений автомобиля, якобы пострадавшего от ударов Фурманюка и Драганчука.

Зато есть заключение судмедэкспертизы, подтверждающее, что морской пехотинец был основательно избит дубинками. И диагноз военных медиков – ветерана войны после этого десять суток лечили в госпитале от ЗЧМТ, ушиба головы и сотрясения мозга. Есть и решение Киевского суда от 28 марта 2017 года. Судья Галий вполне резонно возвратил обвинительный акт прокуратуре, обязав ведомство более убедительно объяснить причины обвинения. А главная причина – бездоказательность обвинения полиции и прокуратуры.

Если посмотреть на даты жалобы Александра Фурманюка (2016 год) и появления обвинительного акта (2017-й), можно предположить, что цель обвинений — банальная месть, призванная поставить на место граждан, которые имеют наглость жаловаться на бандитизм патрульных.

Сейчас дело принято к производству судьей Киевского суда Вадимом Иванчуком. «Думская» продолжит следить за развитием событий.

Автор — Александр Сибирцев

0

Автор публикации

не в сети 4 дня

Жора Одессит

Месть? Избитый полицейскими одесский морпех стал фигурантом уголовного производства 160
Стали очевидцем ЧП?
Есть эксклюзивные кадры ДТП?
Располагаете криминальным инсайдом?
Хотите просто поделиться тематической информацией?

Пишите: jora_odessa@bk.ru

Анонимность железобетонная!
flagУкраина. Город: Одесса
40 лет
День рождения: 01 Января 1980
Комментарии: 306Публикации: 327Регистрация: 16-06-2016
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля