Почему у Китая не задалась маленькая победоносная война с СССР

Почему у Китая не задалась маленькая победоносная война с СССР

Китайская мудрость гласит, что, вглядевшись в недавнее прошлое, несложно увидеть будущее. Накануне переизбранный председатель Си объявил о начале реализации концепции строительства «сообщества единой судьбы человечества». Начать решено с России. Но не повторят ли в Пекине при этом совершённой полвека назад ошибки?

Китаисты указывают, что предложенная Си Цзиньпином концепция чуть ли не реминисценция «культурной революции», некогда задуманной и проведённой председателем Мао, с которым товарища Си в последнее время часто сравнивают. Даром что соседние страны нипочём не стремились разделить с китайцами их «единую судьбу», ни во времена «культурной революции» и хунвейбинов, ни теперь. Достаточно оглянуться на затянувшиеся ковидные ограничения, против которых вот-вот взбунтуются даже сами покладистые китайцы. Нет желания разделить с ними эту чашу? То-то и оно.

Так вот, о Мао и событиях полувековой давности. К весне 1969 года в Поднебесной уже несколько лет шла «культурная революция», её результаты оказались весьма спорными, коммунисты роптали, а на носу был IX съезд КПК. Мао срочно требовалось символическое свидетельство победы над «ревизионистским» СССР, причём наглядное, чтобы у его оппонентов (которых, к слову, после съезда ждала жестокая «чистка») не оставалось сомнений в правильности выбранного Великим кормчим курса. Казалось, маленькая победоносная военная эскалация где-нибудь на границе для этого вполне подойдёт – выйдет и убедительно, и наглядно. Тем паче что в Пекине были убеждены если не в непобедимости Народно-освободительной армии Китая, то в её превосходстве над Советской армией – определённо.

А дальше последовали события, о которых подробно и много написано: высадка НОАК на остров Чжэньбао на реке Уссури, он же Даманский. Три сотни советских пограничников против 2,5 тыс. солдат НОАК. Две недели боёв, 58 погибших у нас и не меньше 800 у китайцев. Народная молва судачила, что-де китайцев наши «пожгли лазерами». Но такого чудо-оружия в ту пору ещё не водилось, а легенда сложилась из-за неслыханного соотношения невосполнимых потерь – 12 к 1! А затем последовали события, о которых долгое время предпочитали не распространяться ни в Москве, ни в Пекине, – завесу тайны над ними в 2014 году приподнял консультант ЦК КПСС по китайским вопросам Михаил Титаренко.

Через несколько дней после авантюры НОАК на Даманском в Пекине должен был открыться IX съезд КПК. Уже съехались делегаты со всей страны и, что значительно хуже, из-за границы. «Меры беспрецедентной секретности, – вспоминал Титаренко, – были таковы, что 2 тыс. делегатов съезда «оказались заточены в гостиничных номерах с плотно закрытыми занавесками», а в китайской столице всерьёз готовились к налёту советских бомбардировщиков. К тому времени иллюзии Мао касательно могущества НОАК начали потихоньку рассеиваться. Но ему и в голову не могло прийти, что последует дальше.

Сперва председателю Мао позвонил советский премьер Алексей Косыгин – даром что дипломатические контакты Москвы и Пекина прекратились примерно за три года до описываемых событий. Но трубку Мао так и не взял: руководство НОАК сумело его убедить, что Советская армия, слабая и нерешительная, не рискнёт идти на эскалацию. А на следующий день китайские военные засекли передвижение советских войск на северо-восточной границе. Несколько десятков советских танков и бронетранспортёров при поддержке пехоты и артиллерии выдвинулись из Казахстана к уйгурскому Синьцзяну. Последовал бой, в котором китайские соединения были окружены и наголову разбиты. Само собой, бой проходил на китайской территории – наши военные просто-напросто вторглись в Китай без объявления войны. Ничего похожего в послевоенной истории не случалось. И дело было уже не в Даманском.

Какую угрозу Пекину несут советские танки, Мао примерно представлял – в конце 1964 года разведка ему докладывала о том, что маршал Малиновский, моясь в бане с генералами, под хмельком якобы похвалялся предложенным им Брежневу планом ударного броска на Пекин из Монголии. По степи наши танки дошли бы до китайской столицы примерно за двое суток. Тогда в НОАК оценили угрозу довольно серьёзно, и Мао отдал приказ вырыть противотанковые рвы глубиной до 12 метров (!) на пути возможного следования советской «брони», а также насыпать горы 40 метров в высоту и 400 – в ширину. Что и было сделано, практически вручную! Но насыпи и окопы танковую атаку остановить не смогли – советская техника выдвинулась к Пекину. Далеко ли дошли, не известно – открытой информации на этот счёт нет. Титаренко вспоминал, что, пройдя часть пути, наша техника встала. Замерла в ожидании. Теперь уже Мао названивал в Моск­ву и приглашал Косыгина прилететь в Пекин. Сам он на встречу, впрочем, не явился, а вместо себя отправил в пекинский аэропорт «второе лицо», Чжоу Эньлая. На дворе был сентябрь 1969 года. Косыгин прилетел, поговорил с товарищем Чжоу, но никаких гарантий, что наступление на Пекин не будет продолжено, при этом не дал. А советские войска стояли уже в сутках езды от китайской столицы, выйдя, как и планировалось Малиновским, из Монголии. Ещё через несколько дней британская пресса перепечатала статью советского журналиста-международника Виктора Луи, считавшегося посвящённым в самые сокровенные секреты СССР (Луи, в частности, первым сообщил западным журналистам о снятии с поста Никиты Хрущёва). В публикации Луи уверял, что в Кремле уже согласовали для Китая новое руководство из политэмигрантов в СССР, а Советская армия через сутки вой­дёт в Пекин. Мало того, Луи сообщал о возможности ядерной бомбардировки Китая – мол, и это в Кремле обсуждалось. Надо отметить, что в беседе с Косыгиным Чжоу Эньлай задавал тому вопрос в лоб: сознавайтесь, готовите ядерную бомбардировку или нет? Но Косыгин тогда промолчал, сохраняя интригу. К слову, после той беседы Чжоу тут же уехал в Сишань и засел там в бункере, просидев практически в полной изоляции до февраля 1970 года!

Между тем 18 октября 1969 года в Пекин нагрянула представительная советская делегация. До последнего момента Мао опасался, что на борту советского самолёта окажутся не переговорщики, а ядерные бомбы. Однако штурм Пекина отменили, танки вернулись в Монголию. Советские войсковые соединения, двигавшиеся в направлении Урумчи, тоже вернулись на базы в Казахстан.

Десятки советских танков выдвинулись из Казахстана к Синьцзяну. Последовал бой, в котором китайские соединения были окружены и разбиты. Бой проходил на китайской территории – наши военные просто-напросто вторглись в Китай без объявления войны

Так вот, в чём интрига. Продвигаясь по китайской территории не так чтоб большими силами – с севера и с запада двигались не более 7–8 тыс. бойцов плюс «броня», – советские войска за несколько суток продвинулись на несколько сотен километров по китайской территории. Нет подтверждённых данных о боях, в которые они при этом вступали, но, судя по темпам продвижения, вошли они в Поднебесную как нож в масло. И не встретили при этом ни малейшего сопротивления. По всей видимости, историю решено было замять ещё и для того, чтобы не развенчивать миф о непобедимости и мощи НОАК публично. Мол, мы, коммунисты, сами разберёмся. Но урок китайским товарищам не пошёл впрок – не прошло и 10 лет с описываемых событий, а Китай втравился в войну с Вьетнамом, тоже, к слову, коммунистическим. И проиграл вьетнамцам разгромно, при том, что со 100-тысячной группировкой вьетнамских военных воевала 600-тысячная армада НОАК. Справедливости ради отметим, что командовал всей вьетнамской ратью де-факто советский военачальник, генерал армии Геннадий Обатуров. Но даже при том, что, как писали исследователи, «НОАК демонстрировала в отношении мирных вьетнамцев жестокость, сравнимую с деяниями гитлеровцев», Китай был вынужден отступить. Две спецоперации «великой армии», а результат один – полный разгром, причём в 1969 году ещё и весьма обидный, ибо воевать (и отступать) НОАК пришлось на своей территории. Во Вьетнаме удавалось демонстрировать хотя бы видимость побед – захватывая приграничные деревни, а затем отступая.

Почему об этих историях китайских «побед» показалось уместным вспомнить? Дело в том, что план строительства «сообщества единой судьбы человечества» товарища Си предполагает насилие. Участие НОАК, во всяком случае. Может, имеется в виду прежде всего Тайвань. А может, Вьетнам, там по-прежнему у китайцев всё сложно. А может – Индия, на границе в горах две армии уже воюют, правда, палками (это чистая правда), не желая причинять друг другу максимальный ущерб. Но как знать, не потянет ли китайцев на север – отомстить за былые обиды 1969 года? Вот ведь как бывает: все думают, что армия – многочисленная и могучая, и всё вроде бы на это указывает, а оказывается – пшик…

0

Автор публикации

367
51 год
День рождения: 18 Декабря 1971
Комментарии: 227Публикации: 982Регистрация: 14-12-2016
 
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Россия
Добавить комментарий
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля
/