Разведчики-норвежцы, несмотря на большие потери, продолжали передавать информацию

Добавлено в закладки: 0

Источник: Версия

Разведчики-норвежцы, несмотря на большие потери, продолжали передавать информацию

В начале 1942 года в десяти километрах от мыса Нордкап с подводной лодки Щ-403 высадилась разведгруппа. В надувной лодке находились пять человек – трое разведчиков норвежцы Оскар Карил, Арне Эриксен и радист-переводчик Сергей Щетинин, а также два матроса с подводной лодки, которые после высадки разведчиков должны были доставит им на берег рацию и продовольствие на полгода.

Провалы

Особенностью высадки у штормовых берегов Норвегии было то, что часто надувная лодка с людьми переворачивалась. Так произошло и в этот раз. Три разведчика и два матроса остались на берегу. С собой у них не было ничего, что помогло бы им выжить. Щ-403 ждала до рассвета, потом погрузилась и ушла в предназначенный для неё квадрат поиска немецких кораблей. Несколько раз лодка возвращалась к месту высадки. Сигналов с берега не было. В последний приход лодки стоял сильный туман. Было решено возвращаться в Полярный. Из тумана на «Щуку» выходил немецкий минный заградитель «Бруммер». «Бруммер» пошел на таран, поскольку расстояние между ним и советской подводной лодкой было настолько мало, что не немцы не могли применить какое либо оружие.

На «Щуке» командир Сергей Коваленко – он находился на мостике лодки – дал команду на срочное погружение, но сам не успел спуститься вниз. Его подобрали немецкие моряки. У него была раздроблена нога, и её пришлось ампутировать. Командир рассказал немцам, что высадил на побережье разведгруппу. Его отправили в лагерь военнопленных. Он умер в 1944 году в лагере во Франции. Прошел месяц. 16 марта в дом жителя деревушки Старсвог постучались двое русских. Это были матросы с подводной лодки. Норвежский рыбак их накормил и спрятал, но через две недели о матросах донесли в гестапо. Их арестовали. То, что произошло потом, документальных подтверждений не имеет. Есть только немецкая пропагандистская версия. Насколько она соответствует действительности, неясно. Якобы матросы рассказали, что они убили спящих разведчиков, и потом… из-за голода они их съели. Они показали гестапо избушку на побережье, в которой было три трупа. Немцы организовали публичный показательный судебный процесс в Осло. На него были приглашены иностранные журналисты, которые могли задавать любые вопросы обвиняемым. Те подтвердили версию о каннибализме. Матросов осудили. В 1945 году их репатриировали. Дальнейшая судьба этих двоих неизвестна. Еще раз повторимся – это немецкая версия. Живых свидетелей произошедшей трагедии нет.

Но, тем не менее, разведывательные группы продолжали работу, хотя неудачные высадки на берег её серьёзно осложняли. Переворачивающиеся резиновые лодки стали для руководства 181 разведывательного отряда настоящей проблемой. Во время одной высадки утопили рацию. Группа не могла выйти на связь с Мурманском. Тогда разведчики – три норвежца — совершили пеший переход из района Тромсё до линии фронта. Они шли несколько месяцев. Была еще и психологическая проблема. Несмотря на запрет, разведчики-норвежцы иногда покидали базу и приходили в населенные пункты.

В алгоритме работы разведывательной группы был один существенный изъян. Когда проходили немецкие суда, нужно было сразу же выходить в эфир. В абвере и гестапо была одна из самых совершенных на то время систем радиоперехвата. В 1943 году на побережье у немцев работали 18 радиопеленгаторов. Немцы знали о местонахождении разведгрупп по их выходам в эфир. Но зимой и весной сделать, что либо, с этой информацией было нельзя.

18 октября 1942 года во время боя был взят в плен краснофлотец Георгий Ветрянкин. Он входил в состав диверсионной группы, которая должна была взорвать одну из немецких береговых батарей. По службе в 181 отряде он знал многих норвежцев-разведчиков. Ветрянкин рассказал немцем всё. На лето в Северной Норвегии немцами были запланированы две операции. Они совместно проводились гестапо, абвером, кригсмарине, люфтваффе и рейхскомиссариатом Финнмарка. Первая операция носила название «Дикая утка». В район, где была запеленгована радиостанция разведгруппы, заходил немецкий военный корабль с ротой горных егерей. Егеря высаживались на берег и начинали прочесывать местность. Естественно, разведчики их видели, и перед ними вставала непростая дилемма – или уйти от облавы, но оставить базовый лагерь немцам, потерять все продовольствие и обречь себя на голод, или принять неравный бой и погибнуть. Эта операция длилась несколько месяцев. 12 июля 1943 года немцы сбили советский транспортный самолет, доставившей одной из групп продовольствие вместо потерянного. Разведчики груз нашли. Но следившие за самолетом немцы вычислили новую базу группы и сожгли её огнеметами.

Для острастки населения всех убитых разведчиков-норвежцев складывали на причале в городе Вардё, и насильно сгоняли туда население, чтобы оно видело эти трупы.

Таким образом, были уничтожены четыре разведгруппы Северного флота. После этого, гестапо провело вторую операцию «Полуночное солнце» по поиску и аресту помощников норвежских разведчиков. Это была уже полная зачистка севера страны от советских разведгрупп.

Осенью 1943 года для 181 разведывательного отряда Северного флота наступили тяжелые времена. Ни одна из групп на связь не выходила. Вдруг в эфир неожиданно вышла группа Матиссона. Работал радист группы Лейф Утне. Он запросил эвакуацию группы. В штабе Северного флота никто ничего не заподозрил. На самом деле, 27 августа 1943 года, при захвате базы разведчиков, командир группы Матиссон застрелился, а радист Утне сдался в плен. Он согласился сотрудничать с немцами. Абвер назвал эту радиоигру операция «Тундра» В абвере хотели ни много ни мало захватить советскую подводную лодку и взять под контроль все оставшиеся и будущие разведгруппы. Была высажена еще одна группа, якобы на замену группе Матиссона. Её захватили. Через неделю после захвата, Утне вызвал подводную лодку. Немцы очень тщательно готовились к захвату советской субмарины. В скальной пещере, на месте базы группы была установлена батарея полевой артиллерии. В фьорде дежурили корабли кригсмарине. На встречу пришла подводная лодка М-105.

Когда лодка всплыла, по ней открыла огонь замаскированная батарея немцев. Лодка сразу погрузилась. Расстояние от пушек до лодки было около 300 метров, немецкие артиллеристы выпустили 50 снарядов, но, ни один в лодку не попал. Из фьорда вышли два сторожевых корабля. Они сбросили 70 глубинных бомб. Командир М-105 родился под счастливой звездой. Его лодка благополучно пришла в Полярный. Самое интересное в этой истории то, что изучая архивы Северного флота, историки с удивлением поняли, что штаб флота так и не понял, что лодка попала в засаду! Операцию «Тундра» свернули. Лейфа Утне отправили на метеостанцию на остров Медвежий. В самом конце войны он или погиб, или совершил самоубийство. Знавшие его люди утверждали, что он был авантюристом и искателем приключений, и не воспринимал серьезно то, что происходило вокруг него. Ради приключений он дал согласие на вступление в 181 отряд, ради приключений же, он перешел на сторону немцев.

Окончание войны

В конце 1943 года сеть советской разведки в Северной Норвегии была уничтожена полностью. Разведотдел Северного флота снова изменил тактику. От высадки с подводных лодках отказались. Хотя есть очень показательная статистика. За всю войну, на всех флотах, было высажено 50 разведывательных групп. Из них на Северном флоте было проведено 39 высадок. Во второй половине войны, по ленд-лизу, Северный флот стал получать американские торпедные катера. Они отличались хорошей мореходностью и большим радиусом действия. Какое-то время разведгруппы высаживались с торпедных катеров. С 1944 года, стали применять высадку групп с самолетов на парашютах, а эвакуацию групп проводили на торпедных катерах. А самое главное, группы высаживались максимум на трое суток, или даже на более короткий срок. С точки зрения организации высадки и эвакуации, такая схема была более сложная, но она была лишена тех недостатков, которые были присущи предыдущей схеме, когда группа высаживалась на полгода.

10 февраля 1944 года. В окрестностях Киберга была высажена группа из 5 человек. Командиром группы был старшина 1 статьи Владимир Линде. При высадке группу обстреляли. Двое разведчиков были убиты в воздухе, Линде был ранен в ноги.

Продовольствие этой группе сбрасывали 5 раз, но только дважды разведчики успевали добраться до него быстрее немцев. Вместо нескольких дней группа провела в немецком тылу 9 месяцев. Все это время её преследовали немцы. Только 27 октября 1944 года группу сняли на торпедном катере и доставили в Полярный. На причал разведчиков выносили на носилках – идти они уже не могли. Всех троих представили к званию героя Советского Союза. Двоих, Игнатьева и Костина, наградили орденом Красного Знамени. Узнав об этом, Линде попросил не представлять его к званию Героя. В то время это был очень смелый поступок.

После войны

Осенью 1945 года семьи рыбаков-разведчиков Северного флота стали возвращаться на родину. Транспортное судно из-за мин не смогло зайти в порт Киберга, и семьи дошли до Тромсё, а оттуда на рыбацких ботах пришли домой. Ещё долгое время дети рыбаков, живших в СССР, разговаривали на русском языке и пели советские песни. Но не все члены семей смогли вернуться в 1945 году. Кто-то очень долго пытался выехать из Советского Союза. Норвежское правительство старалось ускорить этот процесс.

Первым премьер-министром страны НАТО, приехавшим в Советский Союз, был премьер-министр Норвегии. В самой же Норвегии, многих бывших разведчиков подвергли репрессиям. Окончанием эпохи можно считать заявления Короля Норвегии Харальда V, сделанное в 1992 году. В этом заявлении король признал норвежцев, воевавших против фашизма на стороне СССР, полноправными ветеранами войны. После этого заявления, в Финнмарке и Мурманской области были поставлены памятники норвежским рыбакам, воевавшим в 181 разведывательном отряде Северного флота.

Возвращение семей было не концом истории. В 1953 году, в верховье реки Паз, пересек границу и ушёл в Норвегию офицер Григорий Павлов. Он попросил там убежище, и выдал норвежцев, работающих на советскую разведку. Осенью 1953 года, норвежская контрразведка арестовала и передала дела в суд на бывших норвежских партизан и разведчиков Северного флота — Уле Матис Элисеуссен из Якобснеса, Теодор Эйде из Хольмфосса, Кара Фредрик Комерос из Скройтнеса, Ингвалд Эриксен из Нюруда, Рангвалль Фигенскау из Киркенеса, Хенри Баккеюрд и Йорген Баккеюрд из Рупэльва.

По данным норвежской прессы, они передавали информацию общего характера. Никто из них не отрицал содеянного. Они объясняли свои действия бедным состоянием семей, нуждающихся в средствах. И потом, именно русские их освободили, можно было и помочь. Тем не менее, они получили сроки от девяти месяцев до четырех лет.

На этом можно закончить рассказ о норвежских рыбаках, воевавших с фашизмом в разведке Северного флота.

0

Опубликовал(а)

не в сети 3 часа

Логинов Антон

Разведчики-норвежцы, несмотря на большие потери, продолжали передавать информацию 80
flagРоссия. Город: Москва
41 год
День рождения: 09 Октября 1978
Комментарии: 3Публикации: 15611Регистрация: 10-09-2018
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля