Спутник-WС

– А вот эту посмотрите, – Алёна Игоревна услужливо положила передо мной планшет и начала двигать фотографии, – правда, хороша?
– Да, неплохо, – покосился я на фото девушки, томно изображавшей наличие высшего образования. Но выглядело это так, как будто она жалела об этом.
– Знаете, у неё высшее образование!- восторженно заулыбалась сводница, – с ней можно поддержать беседу!
– Беседу о чём? – устало поинтересовался я.
Свой выбор я сделал ещё полчаса назад, и просто не понимал, зачем продолжались смотрины. Меня это итак вымораживало – такое ощущение, что выбираешь не спутницу на вечер, а копаешься в холодильнике магазина с курицей охлаждённой. Кроме того, сопровождение мне было нужно всего на три-четыре часа, и уж точно со спутницей затрагивать высокие материи я не собирался. Ну, если не напьюсь. А это не предполагалось.
– Ну что же, – вздохнула дама, – ваш заказ принят. Только должна сказать, что у неё есть одна небольшая особенность.
– У неё есть член? – хмуро поинтересовался я.
– Ну что вы! Девушки у нас все натуральные, каждый месяц диспансеризация… Как бы вам в сказать… Она запирается в туалетах.. Вот…
– Это зачем? – удивился я.
– Да нет, Грэг, не специально. Просто так получается. У нас солидное агентство, и я обязана вас предупредить.
Удивительно. Из всех фотографий, которые мне показали, мне не то что понравилась, а просто запомнилась именно она. Потому что была похожа на живого человека. В камеру смотрела прямо и улыбалась простодушно, не боясь показаться дурочкой. А тут ещё такие подробности.
– Туалет – это серьёзно, давайте скидку в пять процентов.
Алёна Игоревна вздохнула, постучала по клавиатуре и пустила на принтер исправленный наряд-заказ.
– Как её хоть зовут? – поинтересовался я.
– Вы хотите ей выбрать имя?
– Нет, я хочу знать, как её зовут.
– Анастасия. Анастасия Отяк.
– Как? Оттяг?
– Нет, Отяк. Польская фамилия. Вам не нравятся полячки?
– В наше время не до национальностей. Лишь бы трансвестита не подсунули, – широко улыбнулся я даме, демонстрируя, что пошутил.
Та угодливо хохотнула.
– Да, – обернулся в дверях, – а что, можно было выбрать имя, и она бы на него откликалась?
– Можно. Мы наших девушек учим реагировать на голос, а не на имя. А потом они день перепрошиваются.
Надо же… Человек программируемый. Ну что же, после Человека разумного – очередь женщин делать виток цивилизации.
-И ещё она много ест! – созналась дуэнья мне в спину, – мясо.
– Глисты? Ещё минус пять про…
– Нет-нет-нет. Чистая душа, чистая попка.

***

Мероприятие было ответственным, и понты колотить надо было в полный рост – делились деньги. Вернее, распределялись бюджеты, но суть можно упростить. Поэтому девушку надо было выбирать эффектную, чтобы отвлекать внимание собравшихся. Кажется, в психологии продаж это называется «промежуточная точка». Я очень надеялся, что презентация соответствовала оригиналу – сгусток рыжести с зелёными глазами и добивающей улыбкой.

Вообще-то, положено было идти на раут с супругой, но все на это положение с удовольствием положили. Да и супругу мою большинство участников знало – вряд ли кто верил в наши искренние чувства. Женился я по расчёту, и правильно сделал: брак с дочерью заместителя министра позволил мне прорости из менеджера по продажам сначала в коммерческого директора, а потом и в генерального крупной фарм-компании. Моя жена, Оксана, даже была красива. Но мужчины её не интересовали совсем. Ей нужен был необременительный муж, который способен был связать два слова и умел завязывать галстук. В первую брачную ночь она заказала нам по проститутке. Заботливая.

Мои семейные отношения были эклектичны – с одной стороны, жена не ревнует тебя к другим женщинам, а с другой – начинает ревновать женщину к тебе. Девчонки в панике убегали от меня. С одной стороны – деньги, а с другой стороны – не ты ими распоряжаешься, а они распоряжаются тобой.
Однажды хотел смыться, но приехал один офицер, и доходчивыми словами объяснил мне, что это никому не нужно, в том числе и мне. А ещё рассказал, что быть рабом действительности – не так уж и плохо. Я ему поверил.

***
– Анастасия, доброго дня! Это Грэг. Вы сейчас где? – пробка на Садовом стояла плотно, так что всё равно делать было нечего. Решил начать общение, пока время тикает нервным тиком.
– Привет, Грэг. Давай сразу на «ты» привыкать? Алёна рассказала о тебе. Ты – аптекарь.
– Да. Так и есть. Ты не ответила на мой вопрос.
– Точно! Алёна говорила, что ты нудный аптекарь. Я дома. А ты где?
Я посмотрел на угрюмо столпившиеся автомобили, и понял что в заднице.
– Домой еду. Где тебя подобрать?
– В бутербродной на Арбате. В пять.
Надо же, говорит как москвичка. Чего ей в эскорте понадобилось?
– Э-э… А что ты собираешься там делать?
– Еду есть.
– В туалет не ходи.
– Буду терпеть, – рассмеялась девчонка, – как одеваться?
– Casual, хохотушка, – улыбнулся я, – до встречи.

***

По Арбату я соскучился. Там красиво и как-то по-московски уютно. Такси меня высадило в начале улочки, а МакДональдс был в самом конце – решил пройтись. Удивительное место. Вот в этом магазине был антиквар, который впарил мне клетку попугая Марии-Антуанетты. В этом доме – зоомагазин, где я купил попугая для клетки. Птица как-то быстро умерла, но претензий у меня к пернатому по этому поводу не было – так загадить помещение за две недели мог только настоящий говнюк. Вот театр Вахтангова, сюда я водил Оксану на спектакль «Дурочка» – только это название её и заинтересовало. На ступенях театра, как всегда, играет уличный музыкант. Военторг, в подвале которого находилось кафе, где я в первые попробовал «космос». Закрыто. А вот ирландский паб, из которого меня с треском выкинули, космически пьяного. Живы, гады.

Посетители бигмачной, как бы пёстро не одевались, всё равно сливаются в биомассу неопределённого цвета. Но свою спутницу я увидел сразу – не смотря на то, что была одета вполне буднично, она выделялась на общем фоне. Подошёл к столику, вежливо остановился, ожидая приглашения сесть. Небритый, в футболке с принтом кружки пива и надписью на немецком «Пиво формирует великолепное тело». На подносе перед ней шуршало пять обёрток «еды».
Девушка прожевала очередной кусок гамбургера, подняла на меня взгляд и устало спросила:
– Чего тебе?
– И снова, здравствуй, Насть! – не дождавшись приглашения, сел напротив и шёпотом заговорщика сообщил, – я от Алёны Игоревны.
– А! Грэг! – фальшиво улыбнулась Анастасия, – прикольный прикид. Мы на панк-вечеринку идём?
-Хуже. Мы идём на подведение итогов тематической выставки.
– И что я там должна делать? – девушка откусила от гамбургера, и изобразила сосредоточенность. Ей это не шло.
– Быть собой. Ну и со мной
– Тебе кто-нибудь говорил, что каламбур – это пошло?
– Что такое каламбур?
– Проехали. Куда идём?
– Кремлёвский дворец съездов.
Покупка доела гамбургер и шумно затянулась молочным коктейлем.
– А нас туда пустят в таком виде?
– Ещё как!
– Что, типа фуршеты после выставок в Кремле?
Я молча кивнул.

– Расскажи мне о себе, – девушка откровенно нервничала. Мы гуляли по Гоголевскому бульвару, и через час должны были быть в Кремле. Что меня поразило – Алёна знала обо всех всё – даже клубные предпочтения: Настя была в синем джинсовом костюмчике с красной футболкой. То, что она рыжая, давало чистую цветовую символику.
– Ну…
– Почему Грэг? – перебила меня Настя, – может просто Гриша?
– Хотел тебя об этом попросить. Пару раз на вечеринке назови меня Гришей. Да, по паспорту я Григорий.
– А откуда Грэг?
– Имидж – ничто, жажда – всё.
– Ты ещё и рекламными слоганами заговорил. Так что?
– Жена придумала, – сознался я, – ей нужен красивый мужик даже в имени.
– Она у тебя стерва?
– Да нет, нормальная. Лучше расскажи про свои проблемы с сортирами.
– Не будешь смеяться?
– Уже давно не смеюсь.
Настя вздохнула.
– Знаешь, меня вообще ничего не берёт. Однажды въехала на скорости сто двадцать в корму ГАЗели, и жива. Два трупа в машине, а на мне ни царапины, только чья-то оторванная рука. Висела на страховке в горах три часа – вытащили. Простыла жутко. А с туалетами… Просто беда какая-то. Я запиралась в сортирах в поездах, в самолётах, в каких-то несусветных кабаках. Однажды заперлась в ванной с депутатом. Не ревнуй, он меня просто помыть хотел – на большее не способен. Так вот, депутат дряхленький, дверь хорошая, он её сломать не может, а мне нельзя. Так и дождались его жены. Он меня представил сантехницей.
– Смешно.
– Мне было не до смеху. Жена у депутата – сестра прокурора. Алёна за меня столько денег вывалила, что три месяца бесплатно. Доширак ела.
– Пойдём, нам пора. Есть хочешь?
– Пока нет.
– Если всё будет хорошо, отвезу тебя на дачу. Там полгектара леса, можешь писать и какать, на всю катушку.
– На Рублёвку?
– Я что, немощный депутат? Новая Рига.

***
«Вход в помещение возможен только в смазке и с початком» – гласила табличка на двери банкетного зала.
– Ни кого не бойся и ничего не бойся, – инструктировал я девушку, – улыбайся, чтобы все поняли, что ты законченная блядь. Если кто потрогает твою попку, бей по лицу. С этими скотами только так, я разберусь.
– Поняла.
– Нет, не поняла. У тебя спортивная подготовка, раз в горах была, бей жестоко. Ни один гад не должен усомниться, что я тебя купил на год.
– А ты меня на год покупаешь?
– На всю оставшуюся жизнь. Не тупи. Еду есть можешь есть смело, тут всё качественное. Не пугайся стрёмных бутылок водки – это прикол такой, пить можно… А! Анатолий Александрович! Рад, рад… У меня будет толковище где-то на сорок пять минут, покину тебя. Но ты же у меня смелая, да?… А! Дмитрий Анатольевич, рад, рад… Кстати, ты только что увидела, как я поздоровался за руку с пассивным геем. Никому не говори, а то замучаю сексом.
– Я нимфоманка. Могу на это рассчитывать?
– Иди, ешь.

В конференц – зале было пыльно и неуютно. Что удивительно – большинство людей было довольно молоды.
– У нас две проблемы и один вопрос, – начал спикер, – люди не хотят вакцину, не хотят коагулянты и что с этим делать? Давайте начнём слушать самого молодого – Грэга.
Я был готов к этому:
– Если я скажу, что делать, то распространение вакцины мне на Дальний Восток, Северный Кавказ, и на Московскую область. Коагулянты – на всю страну.
– Мне нравятся твои амбиции, молодой человек. Недаром ты был когда-то менеджером по продажам.
Чёрт! Когда-то этим я гордился, типа из низов в верхи выбился. Но, во-первых, все знали мой социальный лифт, Во-вторых, рабочий, выбившийся в мастера, всегда имел грязь под ногтями.
– И?
– Мы отдаём вам коагулянты. Вакцину только на Дальний Восток.
Уже что-то.
– Как вы грязно вспомнили, я был менеджером по продажам. Самая главная заповедь продажника – как, кому, и зачем? Я предлагаю включить телевизор до истерии, и сделать рецикл.
– Что такое «рецикл»?
– Вакцина спасает только на три месяца, и всем отыметь мозги
***
– Как прошло?
-Мимо. Поехали.
– Куда?
– В Ригу. По Зощенко. Пойдём на Тверскую, там тебе самое место.
– Ты злой.
– Да, остаётся только злиться.
– Не получилось?
– Оставили только коагулянты. И только на три федеральных округа.
– А что это такое?
– Аспирин

Мы въехали в посёлок, тормознули у ворот моей дачи. Тихо, чтобы не шуметь , пробрались в двор. Во дворе стояла машина моей жены и моя жена.
– Окси, привет!
– Привет, придурок. Это ты мне такое сокровище привёз?
– Нет, себе
-Надо же… Ты вот что, иди, ешь, а я нашу подругу с домом познакомлю. У меня для её фигурки есть обалденный халатик.

***
– Ты знаешь, что у неё язык холодный?
– Нет
Я сидел по-турецки и курил траву. Единственно полезный продукт на рассвете.
– Ты что, не спишь с нею?
– И никогда не спал. На, затянись – протянул я ей папипросу, – и знаешь, что?
– Знаю. Ты умудрился влюбится в лесбиянку, аптекарь.

© геша

0

Автор публикации

2 467
Жизнь коротка, но время проведенное в море в зачет не идет.
51 год
День рождения: 11 Апреля 1970
Комментарии: 3451Публикации: 7889Регистрация: 05-02-2015
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля