Вирус кризиса. Как мировой шторм и тотальный карантин отправляют “на больничку” украинскую экономику

Вирус кризиса. Как мировой шторм и тотальный карантин отправляют "на больничку" украинскую экономику

Добавлено в закладки: 0

Вирус кризиса. Как мировой шторм и тотальный карантин отправляют "на больничку" украинскую экономику

Средний чек в продуктовых магазинах резко вырос, то торговцы боятся, что скоро украинцам будет не за что пополнять запасы еды. Фото «Страны» из магазина «Ашан» в Киеве

Власти вчера прямо предупредили украинцев: пора готовиться к кризису. Об этом на последнем Кабмине сказал премьер-министр Денис Шмыгаль.

И такому прогнозу вполне можно верить.

Мировые рынки снова штормит. 16 марта случится новый «черный понедельник»: фондовый рынок США рухнул еще сильнее, чем 12 марта. Нью-Йоркская фондовая биржа зафиксировала падение ключевых индексов на 7%. Это крупнейший кризис фондового рынка с 1987 года — он обвалился на 12,93%. Причем падение продолжилось и в следующие дни. Вчера, 18 марта, оно составило 6,3%.

Обвал идет и на рынке нефти. По состоянию на 18 марта цена за барель нефти марки Brent уже опустилась ниже 26 долларов, что являет минимумом за последние 17 лет. Нефтяной рынок тянет за собой и другие сырьевые рынки. В частности, дешевеет кукуруза — экспортная культура номер один для Украины.

Индекс промышленных металлов упал на 7-8%, а именно этот показатель, по словам аналитика института Growford Алексея Куща, считается верным признаком надвигающегося экономического кризиса.

Если после обвала рынков в начале марта экономисты не спешили объявлять о начале нового мирового кризиса, советуя выждать — может, все еще и обойдется — то сейчас оптимизма поубавилось.

«Тревожных индикаторов становится все больше, а шансов, что мировой экономике удастся вырулить из этой ситуации — все меньше», — говорит экономист Виктор Скаршевский.

То есть, мировой экономический кризис является лишь вопросом времени. А пандемия коронавируса, останавливающая экономики целых стран, только приближает дату «Ч».

Для Украины мировой кризис и обвал сырьевых рынков — очень серьезный риск. Уже в ближайшее время может резко снизится приток валюты в страну, что еще больше ударит по и так стремительно падающей гривне.

Но есть и другие риски. С кредитом МВФ — полная неопределенность. Как уже писала «Страна», Фонд не подтвердил выделение денег для Украины. Это значит, что под вопросом могут оказаться и другие заимствования. То есть, намечаются проблемы с погашением внешних долгов.

Плюс — всеобщий карантин, на котором сейчас сидит Украина. Он уже сильнейшим образом бьет по сфере услуг и по торговле. Именно эти отрасли в прошлом году показали самый большой рост и, по-сути, вытянули ВВП, обеспечив ему прирост на 3,5% на фоне падающей промышленности и стагнирующего сельского хозяйства (в 2019 году оно выросла всего на 1%, тогда как торговля — больше чем на 11%).

«Страна» разбиралась, что будет с отечественной экономикой на карантине и без денег МВФ.

Что происходит с украинским экспортом?

Падение по основным позициям украинского экспорта идет, но оно пока что не столь катастрофическое как по нефти.

На закрытии Чикагской биржи 17 марта тонна кукурузы на май торговалась по 151,3 доллара, что почти на доллар дешевле, чем днем ранее. Для сравнения: летом прошлого года, в разгар экспортного сезона — цена на Чикагской бирже составляла больше 177 долларов за тонну. В октябре 2019 кукуруза торговалась в среднем по 160 долларов, а на конец декабря — по 152 доллара.

То есть, сейчас кукуруза обвалилась до минимальных значений за последние годы, и на каждой тонне экспортеры рискуют потерять не менее 10-20 долларов. Учитывая, что в прошлом году наша страна продала на внешние рынки почти 18 млн тонн кукурузы, обвал цен грозит недополучением порядка до 360 млн долларов валютной выручки.

Пшеница на Чикагской бирже сейчас продается по 180-200 долларов за тонну. Это примерно такие же цены, как и до обвала рынков 6 марта (1 марта котировки были на уровне 187 долларов за тонну). Но в конце января пшеница продавалась почти по 210 долларов за тонну. Минус 10 долларов на каждой тонне — это еще почти 140 млн недополученной валютной выручки.

По железной руде и металлу, на которых наша страна также зарабатывает валюту, ситуация неоднозначная.

Горачекатанная сталь на Шанхайской фьючерсной бирже торгуется по 513 долларов за тонну. В конце января цена составляла 561 доллар за тонну. То есть, за два месяца тонная стали подешевела почти на 50 долларов.

А вот цены на железную руду сейчас не самые низкие. По состоянию на 18 марта, они составили порядка 88 долларов за тонну. Это на 1,7% ниже, чем днем ранее, и на 2 доллара с тонны меньше, чем на начало марта. Если сравнивать с декабрем прошлого года, то цена упала на 4 доллара с тонны (на 19 декабря — 92 доллара за тонну)

Максимальная цена за последний год составляла и вовсе 123,2 доллара за тонну.
«Еще в прошлом году аналитики ожидали снижение цен на руду до 60 долларов за тонну. Но случилась авария на бразильских рудниках, повлекшая за собой дефицит предложения. И цены тогда подскочили до 120 долларов. А так как выросли экологические требования, и многие рудники закрылись, пока цена так и не откатила до прежних значений», — пояснил Алексей Кущ.

По его словам, если пока так называемые «сырьевые ножницы», то есть, разница в стоимости нефти и железной руды, — в нашу пользу.

То есть, грубо говоря, наша страна экономит на резком удешевлении стоимости импорта энергоносителей, и намного меньше теряет на снижении стоимости экспорта.

«Но, как показывает практика, котировки на железную руду снижаются после обвала нефти примерно в течение 1-3 месяцев, так что наши экспортеры получили только временную передышку», — говорит Кущ.

И в целом падение деловой активности в ЕС и в других странах мира, безусловно, приведет к значительному падению цен на металл, а вслед за этим и на руду. Продовольственные товары тоже будут дешеветь, но не такими сильными темпами (за исключением кукурузы и других культур, которые используются для производства биотоплива — они будут плюс-минус повторять динамику цен на нефть).

Но пока в наибольшей степени бьют по украинской экономике другие факторы.

Проблемы с внешними займами и деньгами заробитчан

Финансовая и курсовая стабильность Украины в последние годы держалась на двух столпах.

Первое — миллиарды долларов, которые переводили в Украину трудовые мигранты из-за границы. Сейчас с этим наступают проблемы, так как европейские страны закрываются на карантин. В первую очередь это касается сферы услуг, где особенно много работало украинцев. Впрочем, в ЕС страдают все отрасли экономики, а потому спад затронет и стройки и другие сферы.

При этом многие заробитчане вернулись в страну и назад в ЕС из-за закрытых границ возвратиться не смогут.

Следовательно, меньше денег будет переводиться в Украину.

Второй момент, который поддердивал стабильность (и даже укрепление) гривны — это приток спекулятивного капитала на рынок укранских гособлигаций (ОВГЗ).

С началом мирового кризиса он иссяк и пошел вспять: иностранцы массово выводят деньги из Украины.

Наложившись на панику населения и бизнеса, которые скупают валюту, это привело к значительному падению курса гривны. Он уверенно идет к отметке в 30.

Но проблема не только в этом. Мировой кризис фактически делает невозможным для Украины привлечение финансовых ресурсов на внешних рынках.

При том, что эти ресурсы необходимы для выплат по внешнему долгу (17 миллиардов долларов до конца года, из них более 5 миллиардов уже в ближайшие два месяца). При том, что резервы НБУ быстро таят из-за постоянных интервенций на поддержку курса нацвалюты. С начала марта ушло уже более 1,5 млрд долларов.

В таких условиях у властей был расчет на кредит МВФ. Но с ним возникли проблемы.

«Страна» уже писала, что президент пытался продавить голосование по рынку земли «под МВФ». Но затем у Зе дали отмашку. Якобы, Фонд не подтвердил выделение денег.

По другим данным, МВФ требует от Украины принять не закон о земле (это уже не главное условие), а закон о невозможности возврата «Приватбанка» прежним владельцам. Но на это Зеленский идти боится, так как не хочет ссорится с Коломойским.

Так или иначе, но пока по кредиту нет никакой внятной информации.

Представитель Украины в МВФ Владислав Рашкован утверждает, что Фонд не отказал Украине в кредите.

«Чтобы развеять слухи. Никто в Украине не отказывался от кредита МВФ — новое правительство и НБУ работают над новой программой с учетом изменившихся условий внешних рынков. работает неплохо», — написал он в Facebook.

В тоже время Рашкован не пояснил, когда будут деньги от Фонда и какие нужно для их получения выполнить условия.

Если МВФ не даст денег, то вытянет ли Украина свои долговые обязательства, либо нужно будет объявлять дефолт?

На этот счет есть разные мнения.

«Без программы МВФ внешнее финансирование для Украины будет полностью закрыто. Если это случится, придется говорить о дефолте», — считает руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

В тоже время, экономист Виктор Скаршевский говорит, что с ближайшими выплатами по внешним долгам Украина справится и без МВФ. И дефолт от этого нам не грозит.

«В мае нам нужно заплатить порядка 2 млрд долларов. Сейчас только на валютном счете Минфина — порядка 1,5 млрд, которые ведомство получило от размещения евробондов. Плюс — золотовалютные резервы составляют порядка 25 млрд долларов. То есть, денег на выплату долгов нам хватит», — уверен Скаршевский.

Но это пока. Аналитик института Growford Алексей Кущ отмечает, что если золотовалютные резервы страны снится до критического уровня, без МВФ нам уже не обойтись и придется идти на самые жесткие условия Фонда, как это было, к примеру, в 2015 году.

Либо объявлять дефолт и учиться жить без денег и указаний Фонда и других международных и западных организаций.

Разорительный карантин

Впрочем, что касается девальвации гривны, то ее эффект не является однозначно негативным.

Во-первых, это хорошо для экспортеров, которые таким образом поддерживают конкурентоспособность своей продукции при падении мировых рынков.

Во-вторых, это позволит улучшить выполнение бюджета.

Точнее — могло бы улучшить выполнение бюджета, если б не включился самый главный негативный на данный момент фактор для украинской экономики: введенный властями тотальный карантин.

«Страна» уже подробно писала, как бизнес переживает первые дни карантина. Основной удар пришелся на мелкие и средние предприятия, в частности, сферу услуг и непродовольственную торговлю.

Рестораторы жалуются, что скоро сами будут работать на доставке и разносить пиццу.

Таже картина и по всей сфере услуг.

«Мы уже закрыли все кинотеатры и никаких поступлений денег уже нет. У нас на счетах осталась определенная сумма, которой нам не хватит до конца марта. Уверен, что у всех, кто сегодня вынужден закрыться, ситуация аналогичная. Надо выбирать, за что мы можем платить, а от чего надо отказываться или переносить на будущие периоды. Надо перейти в режим максимальной экономии», — отмечает соучредитель сети «Планета кино» Дмитрий Деркач.

«Закрываются продуктовые рынки, что стало ударом для предпринимателей, тем более, что продуктовые магазины при этом продолжают работать», — говорит глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич.

Как рассказал нам киевский предприниматель, который занимается оптовой торговлей импортными овощами и фруктами, и поставляет их в рестораны, «заказанные ранее партии товара уже идут из Европы, и отказаться от них нет никакой возможности. Непонятно, что теперь делать со скоропортящейся продукцией. Я рискую потерять порядка 200 тысяч гривен. Для меня это — практически банкротство», — говорит он.

Продуктовые магазины и аптеки продолжают работать в прежнем режиме. Продуктовая розница отмечает увеличение среднего чека примерно на 15%, так как многие люди кинулись скупаться «на карантин». Резко выросли продажи круп, консервов, во многих магазинах вымели месячные запасы продукции.

Но, как рассказали нам в одной из сетей, такой всплеск продаж еще не значит, что в итоге удастся много заработать. «Люди скупились раз, и теперь будут сидеть дома и уже не придут за продуктами. А скоро пополнять запасы им будет не за что, ведь многих отправили в отпуск за свой счет», — говорит представитель розницы.

Непродуктовый ритейл уже поставил крест на весеннем сезоне. Для бизнеса сейчас предел мечтаний — это скидки по аренде (которую, кстати, многие ТЦ обещают дать).

«Бизнес и наемные работники смогут выдержать карантин не больше 2-3 недель. Нет того «жирка», который бы позволил не работать дольше. Предприниматели живут от проплаты к проплате, а люди — от зарплаты до зарплаты. Непонятно, за что можно сидеть месяц или дольше. Так и до голодных бунтов дойдет», — говорит Сергей Доротич.

«Это огромный удар по самозанятым украинцам, мелкому и среднему бизнесу. Запас прочности у них — максимум месяц», — считает эксперт.

Как коронавирус «заражает» всю экономику

В прошлом году именно торговля и сфера услуг вытянули ВВП. Более того — это сфера основа экономики украинских городов.

«Промышленность падала, сельское хозяйство выросло всего на 1%, а торговля — больше чем на 11%. В итоге это спасло общую картинку и дало 3,5% роста ВВП», — говорит Олег Пендзин. Рост сферы услуг составил порядка 7%.

В этом году таких результатов уже может и не быть.

Во-первых, прошлогодний рост торговли в немалой степени подпитывался деньгами заробитчан (они перечислили на родину порядка 12 млрд гривен). На волне пандемии коронавируса, как мы писали выше, многие из них массово вернулись домой, и когда они снова смогут уехать на работу в Европу — пока непонятно,

Во-вторых, под вопросом заработки украинцев, которые трудятся на родине.

«Тут стоит учитывать не только официальную занятость и официальные зарплаты, но и теневую экономику, которая, по некоторым оценкам, достигает 50% ВВП, а это 2 трлн гривен. Именно по теневой экономике нынешний кризис бьет больнее всего. Крупные предприятия пока работают, а если и закрываются на карантин, то с сохранением зарплаты или ее части для сотрудников. Мелкие и средние компании отправляют людей на карантин за свой счет. Формально, те же рестораны или небольшие гостиницы перечисляют в бюджет не так много: в прошлом году это было порядка 2-3 млрд гривен. Но все понимают, что на самом деле они генерируют намного больше денег, просто основная часть работает в тени», — говорит Алексей Кущ.

Официанты в тех же киевских ресторанах зарабатывали до 20 тысяч гривен, продавцы-консультанты — 15-25 тысяч. Большая часть этих денег шла на потребительский рынок, в том числе, в торговлю. Понятно, во время карантина, а, возможно, и какое -то время после него, эти суммы резко сократятся.

Власти обещают бизнесу поддержку и уже утвердили ряд мер. Но сами бизнесмены жалуются, что они учитывают интересы крупных предприятий, а вовсе не мелких предпринимателей. «Льготы по налогу на землю и недвижимость позволят неплохо сэкономить крупному бизнесу. Причем, за счет местных бюджетов, в которые эти налоги должны идти», — говорит Доротич.

«Страна» уже писала, что и местные власти, и Ассоциация городов Украины раскритиковали новый закон и заявили, что перечисленные в нем меры попросту оставят местные бюджеты без денег. Зато олигархи сэкономят.

«Для мелкого и среднего бизнеса послаблений не так много. Есть льготы по ЕСВ, но так как многие платят его только с минимальной зарплаты, это всего чуть более тысячи гривен в месяц. При этом на наемный персонал льгота по ЕСВ не распространяется, только на владельца бизнеса. Никаких налоговых каникул нет, хотя многие на них рассчитывали», — говорит Сергей Доротич.

«Мелкий и средний бизнес формирует до 50% ВВП, и обеспечивает работой большую часть украинцев. Поэтому удар по этому сегменту может заметно ухудшить общие экономические показатели», — говорит он.

С учетом того, что крупный украинский экспортноориентированный бизнес кризис пока переживает с куда меньшими потерями (к тому же именно он, как показывает история с «антивирусным» законом, является главным получателем помощи от государства) итогом «тотального карантина» может стать усиление концентрации украинской экономики и финансовых потоков в руках узкого перечня приближенных к власти олигархов и бизнесменов.

По словам Алексея Куща, если карантин продлится не более месяца, а мировая экономика хотя бы с лета начнет восстановление, то по итогам этого года ВВП Украины покажет либо нулевой, либо минимальный (до 1%) рост. Реальные доходы населения просядут из-за девальвации и вызванного ею роста цен.

И это самый хороший вариант.

Если же карантин будет более месяца, а мировая экономика и после весны будет продолжать падать и стагнировать, но последствия будут куда хуже. Будет и серьезное падение ВВП, и девальвация «далеко за 30», и дефолт, и значительное падение доходов населения с одновременным ростом безработицы и многое другое.

Поэтому правительству нужно очень трезво подойти к вопросу «продления/не продления карантина». С полным осознанием последствий остановки значительной части экономики с последующими массовыми увольнениями людей и банкротствами фирм и предприятий, коллапсом внутреннего рынка (так как Украина в отличие от стран ЕС и Китая не может дать необходимые компенсации бизнесу).

Последствия эти вполне очевидны уже сейчас. И, безусловно, должны учитываться при принятии решений властями.

skelet-info.org

0

Опубликовал(а)

не в сети 2 часа

Альберт Кулагин

Вирус кризиса. Как мировой шторм и тотальный карантин отправляют "на больничку" украинскую экономику 1 184
«Да пошёл ты на хуй!» — подумал я, и отправил смайлик :)
50 лет
День рождения: 04 Мая 1969
flagБангладеш.
Комментарии: 230Публикации: 4842Регистрация: 16-01-2017
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля