Выход России из ОПЕК+: как Москва убивает нефтедоллар

Выход России из ОПЕК+: как Москва убивает нефтедоллар

Добавлено в закладки: 0

Пятница, 6 марта 2020 года, войдет в историю как день крушения мировой системы нефтедоллара, существовавшей с 1960 года. На заседании ОПЕК+ в Вене Россия отказалась от дальнейшего участия в программе сокращения добычи ради стабилизации цены на черное золото.

Таким образом, действующие соглашения автоматически прекратятся после истечения срока договоренностей 31 марта текущего года. С этого момента каждый производитель о себе будет заботиться сам.

Почему такое случилось и чем это обернется в ближайшем будущем, сегодня является одним из главных экономических, а также геополитических вопросов. Понимание ответа требует некоторого ретроспективного анализа причин возникновения союза ОПЕК с Россией три года назад.

Столкнувшись с проблемой неустранимости отрицательного сальдо внешнеторгового баланса, Соединенные Штаты запустили у себя так называемую сланцевую революцию. За счет быстрого наращивания добычи нефти в своих сланцевых месторождениях Америка рассчитывала превратиться из неттоимпортера в ведущего неттоэкспортера нефти в мире и на этом заработать. В чем, надо сказать, на первых порах определенно преуспела.

С почти нулевых значений в 2007 году, США подняли экспорт нефти до 2,3 млн баррелей в сутки в 2013 и достигли 3,5 млн баррелей в 2014 году, тем самым сразу захватив 4,3% мирового рынка. К середине 2018 года темп сланцевой добычи достиг 6,3 млн баррелей.

Да, большинство добывающих компаний ушли в убыток, но мировой рынок получил значительный прирост предложения и начал на него реагировать. Для справки, суточная добыча в Саудовской Аравии и России составляли примерно по 10 млн бочек в день.

В результате средняя цена за баррель марки Brent упала со 111,87 в июне 2014 до 48,42 долларов в январе 2015. Перед ведущими производителями встал вопрос — что делать дальше?

Положение выглядело просто. Рыночная стихия самостоятельно кризис преодолеть не могла. В сентябре 2015 бочка стоила уже 47,23 доллара, а в январе 2016 просела до 30,8. Американский сланцевый рынок сотрясали разорения добывающих компаний, но рынок продолжал болтаться в районе 42−49 долларов с тенденций рухнуть еще глубже. Все как-то сразу вспомнили, что в июле 1986 нефть и вовсе торговалась на уровне 9,56 доллар/баррель, что теперь не могло устроить вообще никого из производителей.

Впрочем, негативный прогноз выглядел не столь мрачно, однако радости не вызывал. Расчет по балансу спроса и предложения прогнозировал стабилизацию рынка где-то в районе 42 долларов.

В частности, для России это грозило не только прекращением накоплений в Резервном фонде, но и означало прямые убытки бюджета, рассчитанного исходя из уровня отсечения в 40 долларов за баррель, если он просядет, скажем, до 39. Относительно получаемой ранее 1 млрд долларов суточной выручки общие потери российской нефтянки могли достичь 610 млн долларов в день. Саудовская Аравия свои потери оценивала примерно также.

Если же попробовать совместными усилиями ОПЕК (34% общего объема мировой добычи) и России (12,6%) на время дебет сократить, скажем, на 1 млн баррелей в сутки на всех, то казалось возможным удержать мировую цену хотя бы на 53−55 долларах.

В этом случае конкретно Россия теряла бы только 466,5 млн долларов в сутки, что на 143,5 млн долларов меньше худшего сценария. Кроме того, страна оставалась способна продолжать нормальное исполнение бюджета и даже сохраняла приток средств в резервы.

В результате, 30 ноября 2016 года в Вене Москва подписала соглашение с Картелем о совместных действиях по преодолению кризиса, получившее название ОПЕК+. Оно предусматривало общее снижение добычи на 1,8 млн баррелей в сутки, из которых на долю РФ приходилось 300 тыс. баррелей.

Поначалу решение возымело ожидаемый эффект. Если на день подписания баррель стоил 47,97, то в январе 2017 он поднялся до 55,98 долларов, Тем самым сократив российские потери еще почти на 10 млн долларов в день. Тактический союз с Картелем работал даже при условии отказа снижать добычу со стороны США. Так что в мае 2017 года, когда прошлое соглашение истекло, члены ОПЕК+ его продлили до марта 2018, а потом и до конца марта 2020 года.

На первый взгляд, все шло хорошо. Уже в ноябре 2017 цена преодолела отметку в 62 доллара, в январе 2018 она перешагнула 68,77, а в октябре 2018 добралась до уровня 80,64 доллара за баррель. Мы сократили потери в нефтяной выручке до 194 млн в сутки, что являлось несомненной победой по сравнению с 610 млн наихудшего сценария.

Но теперь в деталях дело уже выглядит не столь радужно. По мере роста цен сокращались и убытки американских сланцевиков, что вылилось в наращивании ими объемов добычи. В сентябре 2019 года она достигла 12,45 млн баррелей в сутки. Это не только давило на цены, снова начавшие дрейф вниз (63,15 на июнь 2019 года), но и стало формировать общий избыток предложения на рынке.

Позднее дисбаланс усилился еще больше. Например, в официальной статистике не отражаются 54,7 тыс. баррелей в сутки добываемой нефти в Сирии, месторождения которой находятся под контролем армии США. Никто не может точно назвать фактический объем экспорта находящегося под санкциями Ирана.

Считается, что добыча там упала до 2,28 млн бочек в день, но ряд источников считает, что с учетом серых операций она может достигать 2,6 млн баррелей. Разница превосходит объем сокращения российской добычи.

Дело осложняется еще и тем, что на 100 млрд долларов торгов физической нефтью в мире приходится около 5 трлн оборота так называемой бумажной. Это когда инвесторы вкладываются во фьючерсные контракты исключительно в спекуляционных целях, не предполагая ее на самом деле забирать.

Эти фьючерсы с добычей не связаны вообще никак. Они означают, что некий продавец обязуется к какому-то сроку ее где-нибудь найти и поставить покупателю по фиксированной цене. Причем, на фьючерсную торговлю еще существуют деривативы, что крайне сильно затрудняет учет реального рыночного баланса с достаточной точностью.

Например, по официальным данным совокупное потребление нефти за 2017 год выросло до 98,19 млн баррелей в день (всего на 1,7 млн больше итогов 2016), тогда как официально заявляемый суммарный объем ее мировой добычи составлял около 52 млн баррелей в сутки.

Теоретически арифметика говорит, что на рынке должен возникнуть дефицит предложения и цены обязаны взлететь за облака, но при этом они тихо падают, а запасы нефти в хранилищах только растут. Весной 2019 года часть танкерного флота вообще стояла на рейдах груженая нефтью в качестве временных хранилищ.

Эксперты это трактуют как прямое доказательство наличия избытка предложения на уровне в 2,3−2,8%. С тенденцией его роста к 6,5% в конце 2019.

А самое главное, все усилия ОПЕК+ по сокращению добычи США используют для наращивания своей рыночной доли, наплевав на ценовые последствия в перспективе. Им остро необходимо исправлять отрицательность внешнеторгового баланса, прежде всего, сейчас. Правда, играть на объем сейчас пытаются многие. Например, Бразилия, доля добычи которой составляет 3,1%.

В общем, цены снова потихоньку пошли вниз и предложение Саудовской Аравии сократить добычу в рамках ОПЕК+ еще больше (для России оно предполагало сокращение уже на 500 тыс. баррелей в сутки) эффективно стабилизировать рынок явно не могло.

Коронавирус COVID-19 показал, что мировая экономика не просто впала во временный кризис, после которого продолжит рост. Надвигающийся спад мировой экономики носит системный характер, он будет большим и надолго. Хорошо, если достигнуть дна получится за одной десятилетие.

Совладелец ЛУКОЙЛа в оценке размера потерь РФ от 100 до 150 млн долларов в день из-за выхода из соглашения ОПЕК+ совершенно прав математически, но ошибается системно. Потому что оценивать надо не относительно сегодняшнего дня, а отталкиваться от цифр худшего сценария, в основе которого лежит цена рынка на ближайшие 3−5 лет, что делает определяющей не саму котировку, а себестоимость добычи.

А вот тут получается следующее. Россия профицитность своего бюджета, следовательно, и возможность продолжения реализации планов экономического развития сохранить может и при нефти по 40 долл/барр. У саудитов в этом случае внутренние проблемы возникнут, но в целом они преодолимы. А вот американская сланцевая добыча этот уровень выдержать не сможет совершенно точно, особенно с учетом нависшего над ней кредитного «дамоклова меча».

Тем самым общее предложение сократится на американскую долю в 12,45 млн баррелей в сутки что больше, чем вся добыча РФ. Плюс неизбежно уменьшится предложение со стороны Канады, Венесуэлы и ряда других стран.

В целом на круг этот шаг в течение двух-трех месяцев способен убрать с рынка до 9−10% ее совокупного предложения, чем точно стабилизирует цены в районе достаточно комфортных для нас 42−44 долларов за бочку, если не выше.

Да, это приведет к сокращению экспортной выручки с нынешних 600−650 млн долларов в сутки до 430 млн, но позволит оградить цену от влияния США и даже даст возможность России нарастить объем добычи на 2−3% относительно нынешних значений.

Да, сейчас просядет рубль, и масса экспертов вывалят на публику все свои измышлизмы по поводу «из этой страны надо валить». Но в стратегической перспективе данное решение означает выход России на совершенно новый уровень мирового влияния. теперь не только политического, но и экономического.

Тогда как Соединенные Штаты потеряют нефтегазовую отрасль, приносящую 1,3 трлн долларов в год и формирующую 7,6% американского ВВП. Ну, и наконец, распад ОПЕК, служившей основой мировой системы американского нефтедоллара — саудиты и их сделка ОПЕК+ — была лишь частью американской игры, нам также будет на пользу. Это будет новая ОПЕК+, как совершенно правильно пишет ТГ-канал «Русский демиург», с новыми, российскими правилами игры, а не американскими.

Источник https://regnum.ru/news/economy/2878756.html

0

Опубликовал(а)

не в сети 7 часов

Новоросский

Выход России из ОПЕК+: как Москва убивает нефтедоллар 11
55 лет
День рождения: 01 Января 1965
flagРоссия. Город: Донецк ДНР
Комментарии: 87Публикации: 55Регистрация: 22-07-2019
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ
Comments: 11
  1. Новоросский (автор)

    Лично мне весьма понравился комментарий на тему ликования т.н. либеральной общественности о происходящем:
    “Борцы с поправками в конституцию заснули. Проснулись финансовые аналитики. Доброе утро, империя”

    Больше информации на портале RNBEE: https://rnbee.ru/post-wall/cena-na-neft-rezko-upala-za-nej-i-rubl/

    2
  2. Новоросский (автор)

    И вот ещё понравился этот комментарий:
    “Финансовые спекулянты, спящая политическая клиентелла штатов, нанятые СМИ и блогеры так распереживались за российские бюджет и народ, что впору их записывать в добровольцы на какой-нибудь фронт.
    Вот почему-то все, кто отвечает за финансы в стране, социальную политику, нефтянку в Правительстве ведут себя спокойно, а эти разразились в истерике почище той, которая сопровождает коронавирус.”

    2
  3. Новоросский (автор)

    За 4 дня этой недели европейские рынки ушатали на 20-23% – это значительно сильнее, чем было в 2008. Например, для Германии и Франции максимальные темпы падения за 4 торговых дня в октябре 2008 были 15.7%, для Великобритании 13.4% Но грохнули с низкой базы, тк до этого 2 недели падали. 3 недельные темпы вне конкуренции. Франция и Германия сейчас минус 33% (в 2008 в самый худший момент было 26%, эти рынки показывают схожую динамику), Великобритания минус 30%, в 2008 минус 25% за 3 недели. Но даже США летят в пропасть. За 3 недели минус 25.7% (28.4% было в худший период 2008), а за 6 дней минус 21% – это худший результат с октября 1987!! Япония сейчас минус 28% за 3 недели, в кризис 2008 в самую острую фазу было минус 30%

    Индекс интегральной волатильности превысил уровни декабря 2008, приближаясь вплотную к самому драматическому периоду октября 2008.

    Индикатор финансовых условий на американском рынке, объединяющие спрэды на кредитных, денежных и долговых рынках рухнул до самых низких значений с 2009…

    Великобритания на уровне ноября 2011, Франция и Германия на уровне августа-ноября 2013 (хотя формально чуть выше минимума февраля 2016, но это временно). Япония рухнула до уровней октября 2016, Южная Корея обвалилась до показателей мая 2010! Филиппины, Таиланд, Малайзия на уровнях середины 2012. В самой тяжелой ситуации рынки Испании, Италии, Португалии, Греции – они на минимумах за десятилетие, а Португалия пробила дно и пошла копать середину 90-х! Возле дна кризиса 2009 находится Чехия и Польша, в тяжелой ситуации Чили, Колумбия и Сингапур, где текущие котировки соответствуют середине 2009! За 12 лет роста вообще нет!

    На удивление устойчивы Россия, Бразилия и Турция. По России уровни середины 2018, в Бразилии даже после такого сокрушительного обвала где-то сентябрь 2017, а в Турции июнь 2019. …

    практически все рынки убили рост за 4-10 лет. Единственный рынок, который в долларовом выражении пока лучше всех – это американский рынок. Там декабрь 2018 или середина 2017, как смотреть. Но даже для них это болезненно.

    Самое глубокое падение в национальной валюте от годовых максимумов в Польше, Греции, Италии, Бразилии и Филиппинах – под 40% и выше. Лучше всех кто? Тот, кто пострадал меньше всех в макроэкономическом плане из-за карантина и тот, кто является эпицентров вируса – это Китай!

    https://cont.ws/@Spydell/1609168

    2
  4. Новоросский (автор)

    Отсюда https://andrey-kuprikov.livejournal.com/3732554.html
    Весёлые новости из-за. Границы.
    Самая веселуха у сланцевых аферистов США еще впереди – когда начнут выяснять, как гасить ранее набранные долги.

    Но и те заявления, что уже прозвучали, как бы намекают:

    – глава Pioneer Natural Resources: “Большинство компаний переходят в режим обслуживания, все затраты ими будут срезаться до самых костей, практически ни одна новая скважина, которую сегодня пробурят, не сможет принести какие-либо деньги”;

    – Morgan Stanley: “Лишь для финансирования капитальных затрат им требуется цена $51 за баррель, а ведь кроме этого им требуется платить по долгам, что-то давать акционерам”;

    – Apache: “Мы сокращаем бюджеты на 37%, все бурение на Permian останавливается, дивиденды режутся на 90%”;

    – Devon Energy: “Мы режем затраты на 30%, сокращаем работы в Oklahoma и Wyoming”;

    – Occidental Petroleum: “Режем затраты на 32%, а дивиденды на 85%”;

    – Murphy Oil: “…на 35%”

    – PDC Energy: “…на 20-25%”

    – Matador Resources: “…на 50%”

    – Marathon Oil: “…на 20%”

    И это лишь первые дни после шока, многие заявления впереди – после того как компании пересмотрят бюджеты.

    В целом для отрасли Wood Mackenzie ожидает, что испарится порядка $380 ярдов денежного потока (если цена в $35 за баррель будет устойчивой), что повлечет “брутальное сокращение расходов”. Неизбежно и очень сильно будут резаться самые необходимые бюджеты – на разведку и бурение.

    Morgan Stanley ожидает, что сокращение нефтедобычи в США может достичь 8% уже в 4 квартале.

    aftershock .news/?q=node/841703
    ——————-

    А вот здесь ещё веселее:

    ФРС заявила о новом QE:

    После того, как на этой неделе число операций репо увеличилось вдвое со 100 млрд. До 150 млрд. Долл. В день, и добавилось добавление нового 1-месячного срока репо, ФРС Нью-Йорка только что запустила свою самую большую базуку со времен Lehman, объявив на три месяца репо в течение двух дней на общую сумму 1 триллион долларов при расширении без QE до QE4, поскольку ФРС официально начинает покупать купонные Treasuries в рамках своих операций POMO.

    Более подробно:

    Сегодня, 12 марта 2020 года, Бюро предложит 500 миллиардов долларов в рамках трехмесячной операции репо в 13:30 по восточному времени, которая состоится 13 марта 2020 года.

    Завтра Бюро дополнительно предложит 500 миллиардов долларов в трехмесячной операции репо и 500 миллиардов долларов в одномесячной операции репо для расчета в тот же день.

    Три месяца и один месяц операции репо на 500 миллиардов долларов будут предлагаться еженедельно на оставшуюся часть месячного графика.

    Коротко: ФРС вливает за два дня ТРИЛЛИОН долларов!

    Всего будет влито до 4 триллионов долларов!

    Итак, 1 триллион долларов в неделю до конца месяца?!

    В совокупности это составляет около 4 триллионов долларов США в месяц, если их полностью использовать.

    2
  5. Новоросский (автор)

    Я эти истерики даже понимаю. У людей вся картина мира с «успешный, передовой и всемогущий Запад» разваливается. Схожую травму переживали миллионы советских людей, когда обрушили СССР. А теперь пришла очередь коллективного Коротича отрабатывать карму.
    У меня в последние пару недель иногда складывается такое впечатление, что сами законы природы (и экономики в частности) издеваются над российскими и украинскими западопоклонниками.
    Вот сами посмотрите. Когда рынки начали падать на 1000 пунктов в день, они массово заявляли «Ничего страшного, через пару дней восстановится».

    В ответ, строго как в старом анекдоте, экономика сказала «Вот тебе и два!» и Доу-Джонс индастриал аверэдж начал падать на 2000 пунктов в день.

    Но и после этого западопоклонники и рыночники плотно зажмурились и стали читать молитву «Я верую в невидимую руку, она вернёт американское процветание, достаточно просто верить».

    На что экономика сказала «Вот тебе и три!» и индекс Доу-Джонса за вчера упал на 3000 пунктов.
    Всего же с момента начала падения американские фондовые рынки потеряли свыше двух триллионов долларов капитализации, а Доу-Джонс снизился с 29.568 до 20.116 (вплотную приблизившись к «психологической» отметке в 20.000), то есть на 9.452. Или на 32% (из которых 12% пришлось на последнюю сессию, прошедшую в понедельник).

    За эти две недели торги трижды останавливали из-за резких падений, но это не помогло.

    Как не помогли и экстренные заседания правления ФРС.

    Как не помогло и снижение базовой учётной ставки до нуля.

    Как не помогло и вливание более полутора триллионов долларов «свеженапечатанных» денег (и обещание слить ещё 2,5 триллиона).

    На этом, собственно, весь инструментарий влияния ФРС закончился.

    Итого:

    1. Снижение учётной ставки до нуля не дало результатов.

    2. Вбрасывание полутора триллионов «резаной бумаги»(тм) на рынок не дало результатов.

    3. Механизм кредитования байбэков сломался (банки отказались быть посредниками).

    4. Работают маржин коллы.

    5. Механизм увеличения долга тоже сломался.

    Вывод: падение продолжится.

    Американская экономика поломана. Давно (на самом деле ещё во времена Рейгана) и страшно.

    И никто до последнего момента не осознавал, в чём поломка.

    Более того, похоже они и сейчас не понимают, почему заливание деньгами не работает.

    США должны пройти свою perestroyka. С ломкой, с проседанием уровня жизни, с отказом от геополитических амбиций, с крушением ценностей и ужасной депрессией.

    Мне отмщение и азъ воздам!

    https://cont.ws/@alexandr-rogers/1613050

    2
  6. Новоросский (автор)

    Общее падение Доу Джонса с начала кризиса – с 29.568 до 19.898 – составило 9.670 пунктов (на пике было больше, ну ладно, до конца недели ещё далеко), или 33%. Если это не крах – то что такое крах?

    Вчерашний день начался с того, что аналитики «Голдман Сакс» и «Морган Стэнли» заявили о начале глобальной рецессии.

    Как говорится, «через месяц Зоркий Глаз заметил, что у тюрьмы не хватает одной стены».

    Но я их понимаю. Не могут же они сказать «Мы пропустили начало рецессии» или тем более признать «Мы видели рецессию, но больше полугода молчали об этом». Поэтому «начало».

    Впрочем, они уже успели привычно обвинить в этом китайцев и коронавирус, который Трамп упорно (пропагандист со стажем) также называет «китайским». Видимо, это из-за коронавируса грузоперевозки и потребление электроэнергии в США падают второй год…

    Я вот могу накидать целую тележку видео с американскими же (но не мейнстримными) экспертами от лета-осени прошлого года, где они говорят «нас ждёт рецессия, скупайте золото и патроны».

    А вчера Твиттер забанил аккаунт Zerohedge, потому что те тоже обвиняли в обвале рынков не вирусы, а бездарную политику американских денежных властей и ФРС. Вот такая демократия.

    Ажиотажный спрос на доллары вызван дефицитом ликвидности в США. «Все это связано с нехваткой долларов США», – сказал Гюнтер Сигер, старший вице-президент по инвестициям в инструменты с фиксированной доходностью в нью-йоркской управляющей активами компании PineBridge Investments.
    Тем временем «Боинг» просит 60 миллиардов долларов помощи. Которые он намерен потратить, нет, вы не угадали, не на исправление недостатков 737 MAX или другие производственные нужды, а на обратный выкуп собственных акций, которые упали за месяц почти в четыре раза.

    Плевать на производство – KPI не выполняются, дефективные менеджеры не могут себе премии выписывать в прежнем объёме!

    Где эти сказочники про «эффективный рыночек порешает», когда они так нужны?

    Между тем все предпринимаемые ФРС- меры – ни снижение ставки до нуля, ни выброс на рынок 2,2 триллиона (да, уже 2,2 – ещё пару дней назад было 1,5 триллиона) долларов, ни прочие стандартные трюки не спасают рынок отца демократии.

    Теперь они объявили, что будут давать деньги напрямую «первичным дилерам» под залог акций (читай «всякого мусора»), минуя банковскую систему.

    Там типа будет механизм оценки ценности данных акций с помощью комиссии Bank of America, но вы представьте себе коррупционные возможности в данной схеме! Особенно если учесть, что за предыдущую афёру 2008 года никто так и не сел…

    Мера, скажем прямо, вызванная отчаянием.

    Но рыночки всё понимают и ответили вчера продолжением падения. Мы тут с коллегами спорили, пробьёт ли индекс Доу-Джонса психологический порог в 20 тысяч (некоторые сомневались), а он взял и пробил 19 тысяч (за время торгов индекс опускался ниже этой отметки несколько раз).

    Правда, в конце торгов они опять провернули свой любимый приём с резким выкупом акций за 15 минут до закрытия. Но это уже, ИМХО, никого не обманывает.
    Общее падение Доу с начала кризиса – с 29.568 до 19.898 – составило 9.670 пунктов (на пике было больше, ну ладно, до конца недели ещё далеко), или 33%.

    Но вы туда не смотрите, всем приказано рассказывать об ужасном падении курса рубля и что «со дня на день Болотная возьмёт власть», ой, простите, не та методичка…
    https://cont.ws/@galtuv/1616374

    2
  7. Новоросский (автор)

    На сланцевых нефтепромыслах США уволены десятки тысяч человек

    Блумберг нагнетает о начавшихся массовых увольнениях в американской сланцевой отрасли.

    Один из самых болезненных кризисов в истории сырой нефти произошел всего шесть лет назад, когда резкое падение цен обошлось двумстам тысячам человек, почти половине всей рабочей силы занятой в этой индустрии, потерей их рабочих мест.
    И теперь, распространение коронавируса в сочетании с войной цен на нефть между Россией и Саудовской Аравией, грозит нефтегазовой отрасли и ее работникам очередным опустошением
    По словам Райана Ситтона, государственного нефтяного регулятора в штате Техас, на сланцевых месторождениях Пермского бассейна в Западном Техасе увольняют десятки тысяч техасцев, так как компании останавливают буровые работы. Начали появляться сообщения о сокращениях. На прошлой неделе, сервисно-буровая компания Canary LLC сократила 43 рабочих. А изготовитель нефтепромысловых труб Tenaris SA увольняет с завода в Хьюстоне 223 человека. Но самый большой, на настоящий момент, “выброс” пришел от Halliburton Co., крупнейшего в мире поставщика услуг по фрекинг-добыче, который уволил 3500 работников в своей штаб-квартире в Хьюстоне,

    Сокращения следуют за резким падением цен на West Texas Intermediate, эталонную марку нефти в США. Фьючерсы в Нью-Йорке упали более чем на 60% в этом году, и у них была самая худшая неделя с 1991 года.
    В то время как работники почти каждой отрасли находятся под угрозой замедления экономического роста, мало кто подвергается большему риску, чем те, кто работает в нефтяном секторе. Согласно отчету института Брукингса, регион Мидленд-Одесса в Западном Техасе, где доминируют Occidental Petroleum Corp. и Parsley Energy Inc., может быть полностью разорен. По его словам, более 40% рабочей силы в Мидленде заняты в отраслях с высокой степенью риска, в основном это нефть и газ, что является самым высоким показателем среди всех регионов США. В целом, численность рабочей силы в сфере услуг сегодня составляет около 316 000, что на 30% ниже, чем в 2014 году.

    «Это как обухом по голове», – сказал Кендрик Тринидад, 25-летний работник, который сказал, что ранее он был фрекинг-супервайзером в Recoil Oilfield Services, а совсем недавно был переведен в «режим ожидания» до дальнейшего уведомления в другой нефтяной компании, Big Ass Tanks. Он помнит свое увольнение во время последнего большого спада 2015 года, а сейчас ему еще и приходится делать ежемесячные выплаты в размере 1100 долларов за свой трак. «Это нечто совсем новое, чего вы просто никогда не знали».
    “Recoil потерял работу с рядом компаний, включая сланцевый гигант EOG Resources Inc, но на данный момент компания не увольняет никого из рабочих” – говорит Мэтт Копф, совладелец водо-перекачивающей компании. Он оспаривает, что Тринидад был супервайзером. Представитель Big Ass Tanks от комментариев отказался.

    Сокращение рабочей силы является прямым результатом целой серии урезания капиталовложений на разведочные работы, на данный момент – порядка 12,6 миллиардов долларов. В общей сложности, по данным Rystad Energy, почти две трети из 100 миллиардов долларов глобального сокращения расходов может прийтись на сланцевые месторождения США. Для подрядчиков, ни один сервисный бизнес не пострадает больше, чем тот, который закачивает воду, песок и химикаты под землю, чтобы выдавить оттуда содержащиеся там углеводороды – процесс известный как гидравлический разрыв пласта. И на этот раз финансовый крах может навсегда утопить ту часть отрасли, которая смогла остаться на плаву полвека назад благодаря банковским кредитам.

    «Есть слабые места», – сказал Дэн Эберхарт, генеральный директор компании Canary в Денвере. «Самые слабые нефтегазовые компании, нефтесервисные компании и банки, в большой степени связанные с нефтегазовым сектором, могут оказаться под волнами ещё до конца цикла, чтобы больше никогда не всплыть».

    Ожидается, что выручка (до процентов, налогов, износа и амортизации) компании Halliburton, которая генерирует большую часть продаж в Северной Америке, упадут в этом году на 40% – до 2,2 миллиарда долларов, сказал в четверг аналитик Citigroup Inc. Скотт Грубер. Примечание для инвесторов: и ожидается падение выручки еще на 30% в следующем году.

    Citi видит 40-процентное сокращение на рынке нефтяных услуг США – результат быстрого падения мирового спроса в сочетании с ожиданием затяжной ценовой войны. Это также привело к снижению международных ожиданий, что, в свою очередь, означает, что крупные конкуренты в сфере услуг – Schlumberger Ltd. и Baker Hughes Co. также должны увидеть двузначные цифры сокращения своих доходов и в этом и в следующем году, пишет Грубер. «Реальность отрезвляет», – написал на этой неделе в записке для инвесторов аналитик Capital One Люк Лемуан. «Даже до пандемии коронавируса и ценовой войны между Россией и Саудовской Аравией ряд компаний находился на грани выживания».
    Совокупная рыночная капитализация пяти крупнейших в мире нефтесервисов и производителей оборудования сегодня не может превзойти размер в 49 миллиардов долларов, – столько , в 2008 году, стоил только Transocean Ltd., крупнейший в мире владелец глубоководных буровых установок. Единственная акция ETF VanEck Vectors Oil Services «теперь едва может купить Happy Meal», добавил он.

    По словам Moody’s Corp., следующие четыре года будут иметь решающее значение для нефтесервисного сектора, так как задолженность североамериканских сервисных компаний в размере 32 млрд. долл. США должна быть выплачена в период до 2024 года.

    0
  8. Новоросский (автор)

    В Sohu рассказали, как РФ и КНР вынудили КСА угодить в собственную ловушку…

    В китайском издании отметили ошибочность ставки Саудовской Аравии на США и выгоды РФ от кооперации с Китаем.

    Королевство Саудовская Аравия (КСА) своими действиями по развязыванию «нефтяной войны» изначально стремилось принудить РФ к игре по выгодным США правилам. Однако из-за отказа Москвы идти на сделку ОПЕК+ план Эр-Рияда и США потерпел крах. Подобное мнение, по данным сетевого издания «ПолитРоссия», можно наблюдать в материале китайского издания Sohu, в котором было рассказано, как Россия и КНР вынудили саудитов угодить в собственную ловушку.

    Китайцы обратили внимание на то, что «нефтяная война» была развязана КСА для того, чтобы вернуть РФ за стол переговоров и принудить ее к принятию решения о сокращении уровня добычи нефти, которое было жизненно необходимо американским сланцевикам. Расставляя подобную нефтяную ловушку, саудовцы сделали ставку на рынки США и стран Европы. В свою очередь, Россия пошла в сторону КНР.

    В итоге сейчас можно наблюдать уже физическое перенасыщения нефтью западных рынков. При этом Россия в результате своего разворота на Восток смогла заручиться поддержкой КНР и недавно заключила рекордную сделку на поставку 1,6 млн нефти на китайский рынок лишь в течение следующего месяца.

    «Можно с уверенностью сказать, что Россия, которая выбрала Китай своим главным покупателем, воспользуется преимуществами рынка в свою пользу», — заявили в Sohu, а затем, резюмируя, рассказали, как РФ и КНР вынудили КСА угодить в собственную ловушку: «Таким образом, российско-китайский тандем вынудил Саудовскую Аравию угодить в свой собственный нефтяной капкан»….

    https://cont.ws/@fanC/1624535

    0
  9. Новоросский (автор)

    Когда я увидел эту бегущую строку на РБК, то не поверил своим глазам – наглость Путина превысила все разумные пределы, по западным меркам. Возмутительно!

    Полез проверять. Итак, сначала официоз: “«Роснефть» заключила соглашение c компанией, на 100% принадлежащей правительству России, о продаже долей и прекращении своего участия во всех проектах в Венесуэле, включая доли в добычных предприятиях Petromonagas, Petroperija, Boqueron, Petromiranda и Petrovictoria, в нефтесервисных предприятиях и торговых операциях», — сообщили в компании.” (конец цитаты)

    Казалось бы, это обычная попытка дочек “Роснефти” выскочить из-под американских санкций, однако здесь все далеко не так просто.

    Итак, активы “Роснефти” в Венесуэле купило правительство Мишустина, как не замазывай этот факт “компанией, на 100% принадлежащей правительству России” – это именно политическое, а не коммерческое решение. Понятно, что санкцию на это дал СамиЗнаетеКто и понятно, что для Венесуэлы вообще ничего на первый взгляд не изменится, разве что с одежды специалистов исчезнет надпись Роснефти. Появится надпись “Россия” – это ничего не меняет.

    А вот другие последствия будут весьма любопытными, знаете ли.

    Начну с того, что теперь это активы правительства России – и оно обязано защищать их всеми доступными методами, включая военное присутствие, о чем с президентом Мадуро наши уже наверняка договорились. Это очень неприятный ассиметричный ответ на объявленную Америкой охоту за головой Николаса Мадуро – теперь российские “специалисты” смогут защищать его вполне официально, поскольку он тоже является нашим активом.

    Вторая, не менее неприятная для США вещь – это демонстративное игнорирование Россией доктрины Монро, согласно которой только Америка устанавливает порядки в западном полушарии нашей планеты. Это уже игра на все деньги, как говорится – а поскольку оппозиция в Венесуэле слаба и разобщена, ее выступления можно будет погасить без особых проблем.

    Другое дело наемники – но и они вовсе не самоубийцы, чтобы всерьез рисковать своими драгоценными шкурками против наших государственных (подчеркиваю – государственных!!!) специалистов по охране особо важных лиц. Это уже не ЧОПы, это силы специальных операций, против которых нужна настоящая войсковая операция, а, учитывая военные возможности России, даже она не гарантирует выживание “охотникам”.

    Безусловно, текущие контракты “Роснефти” с индийскими НПЗ будут выполняться в полном объеме – только теперь для охраны танкеров с нефтью можно будет привлекать и российский флот. Наверняка товарищи в Нью-Дели уже полностью в курсе и не возражают.

    Здесь любопытно другое – теперь поток тяжелой венесуэльской нефти может прекратиться или существенно уменьшиться уже для поставок на американские НПЗ – это с “Роснефтью” у американцев были контракты, а с правительством России у США никаких контрактов нет.

    Конечно, американцы могут громко хлопнуть дверью и полностью перейти на нефть из битумных песков канадской Альберты, но вот беда – она в разы дороже венесуэльской. Следовательно, о конкурентоспособности НПЗ США можно будет забыть – в этом случае куда дешевле будет завозить танкерами готовое дизельное топливо. Капитализм и рынок, ничего личного, это бизнес, мистер Трамп.

    Народ, это не просто время перемен – сейчас мы в прямом эфире наблюдаем за сменой мировой экономической модели, в которой национальные государства начинают формировать новые реальности: Китай собирается выйти из этой схватки экономическим лидером планеты, а Россия успешно укрепляет свою модель экспорта суверенитета в другие страны мира. В дружественные нам страны.

    Ждем от мистера Трампа новых хороших санкций – в кои-то веки Россия готова так нагло отжимать у Америки рынки и влияние на мировой арене.

    https://zen.yandex.ru/media/politicanow/russkii-fint-ushami-5e807ee8587fbc169934e66c

    0
  10. Новоросский (автор)

    Что и почему сейчас происходит с нефтью

    Если отвечать коротко, мы наблюдаем коллапс нефтяного рынка. Многие считают, что виной тому является распад ОПЕК+, вызвавший войну между ведущими производителями. По одной широко распространенной версии буквально насмерть рубятся Россия и Саудовская Аравия, а отдача больно достается США, пытающимся стоять над схваткой.

    По другой — реализуется некий хитрый план по обрушению американской сланцевой добычи. По третьей, американское глубинное государство, руками саудитов, пытается сокрушить экономику России. По четвертой, коварно гениальным ходом Королевство собиралось подвинуть и Москву, и Вашингтон, с целью восстановления контроля над рынком, но что-то пошло не так.

    А в самый неудачный момент возник COVID-19, решительно спутавший всем карты. И тоже, то ли сам случайно, то ли не без козней подпольного мирового правительства ради избавления от лишних ртов населения планеты и для перезапуска глобального цикла подзастрявшей капиталистической экономики.

    Версий, как всегда, много, и все они неверны, потому что отрицают давно очевидное. Рынок рухнул исключительно по причине утраты цельности. Он только казался единым механизмом, вроде огромных швейцарских часов, только из нефти. В действительности он уже с начала 2010-х превращался в огромный базар, реальное положение в котором толком для себя не представлял никто.

    Простой пример. По данным корпорации British Petroleum, на которые уже почти полвека принято ссылаться как на самый достоверный источник общего состояния рынка, совокупное потребление нефти в мире за 2015 год составило 95 млн баррелей в сутки.
    Крупнейшими потребителями являлись США (19,3 млн бр/сут), Евросоюз (12,7 млн) и Китай (11,9 млн). За ними шли Индия (4,159 млн), Япония (4,15 млн) и Россия (3,89 млн), в сумме составлявшие практически еще один ЕС. В целом на первые 67 стран приходилось 88,8 млн бр/сут, еще 6,17 млн добирали остальные 131 государство планеты.

    В то же время, по данным той же BP, в мире добывалось всего 88,4 млн бр/сут, что, даже с учетом усредненного перевода тонн в баррели, предполагает примерно 7% дефицит предложения. Согласно экономической теории цены за бочку должны были стремительно расти, а потребление падать.

    Однако что мы видим на долгосрочном графике? До Сланцевой революции в США 2014 года оно примерно так и было, а потом… сломалось. Резко растущий объем американского экспорта обвалил цену барреля, скажем, марки Brent со 111,87 долларов в июне 2014 до 48,42 долларов в январе 2015.

    В течение следующего года выяснилось, что Картель стран-производителей нефти охватывает всего 34−37% рынка и влиять на его ценообразование практически не способен. По двум причинам.

    Во-первых, большинство игроков, включая членов ОПЕК, втихаря позволяли себе баловаться разного рода нерыночными сделками. Например, Турция хорошо торговала сирийской нефтью, нелегально поставляемой захватившими промыслы разными зелено-черными бармалеями, по разным оценкам, в объеме до 0,3−0,4 млн барр/сутки.

    А еще были сделки разных ушлых ребят с иранской нефтью. А еще с иракской нефтью прекрасно шельмовали парни из США. Объем этого списка точно назвать не в состоянии никто, однако количество проходившей по нему нефти эксперты оценивают еще до 2,5−3 млн барр/сутки.

    Во-вторых, что не менее важно, планы добывающих стран основывались на очень округленных и достаточно примерных данных, публикуемых «уважаемыми источниками». Та же Саудовская Аравия, стабильно входя в тройку крупнейших добывающих стран, на протяжении десяти последних лет в отчетах приводила неизменный объем имеющихся у нее запасов.

    Хотя никакой серьезной геологоразведки не вела и об открытии новых крупных месторождений не объявляла. Но ее цифры «рынок» спокойно принимал на веру. Ведь лидер ОПЕК как-никак, не может же он врать, да еще столь нагло и публично! «Тут-то, — как говорил в аналогичной ситуации Василий Иванович Петьке, — карта мне и поперла!».

    Или цифры по совокупному мировому потреблению. Кризис 2008—2009 годов обвалил мировую торговлю на 10%, мировое производство — на 7%, и стоил мировому ВВП больше 2,5% совокупного объема. По рыночной теории сокращение продаж должно было существенно сократить спрос на энергоносители.
    И оно как бы так и произошло. Нефть упала со 133,9 долларов за баррель в июле 2008 до 41,58 долл в декабре, но потом опять начала устойчивый рост так, словно на рынке ощущался ее серьезный дефицит. В апреле 2010 она снова стоила 84,93 доллара за бочку.

    Почему? Потому что с этого момента ценообразование окончательно утратило связь с реальностью и перешло на ожидания на основе прогнозов масштаба всепланетарного экономического роста. Разве что определяли его теперь ожидания на увеличение экономики Китая, Индии, других стран БРИКС, и немножечко Африки, также постепенно включавшейся в прогнозы по росту общемирового ВВП.

    А в это время «в замке у шефа», то есть в официально публикуемых «уважаемыми людьми» обобщенных статистических таблицах разрыв между общим объемом добычи и совокупной цифрой потребления начал еще больше расти.

    В ряде источников никого не смущало ожидание потребления нефти в мире до 106,2 млн бр/сут при фактической заявляемой общей ее добыче в 74 млн после ужесточения американских санкций против Ирана, исключения, в результате американской оккупации месторождений, добычи в Сирии, деградации добычи в Ливии и снижения добычи в Венесуэле.

    Да при этих вводных нефть должна была взлететь чуть ли не за 200, но она почему-то продолжала падать. Лишь слегка притормозив после появления ОПЕК+ в середине 2016. То есть рынок уже в открытую вел себя как классическая финансовая пирамида на финальном этапе существования. Внешне она еще огромна, в публичной отчетности она продолжает показывать рост оборотов и другие положительные цифры, но внутри деньги на самом деле уже заканчиваются и дело идет к крушению.

    Эпидемия коронавируса в начале 2020 года лишь чуть-чуть сломала темпы перекладывания «непоняток» между разными карманами. Если длительное время раньше видимость хорошего оборота удавалось поддерживать за счет разницы по времени закрытия спроса одних потребителей и его появления у других, то теперь большинство из них пропали разом, игнорировать несоответствие цифр стало невозможно физически.

    С одной стороны, полностью непонятным наконец оказался объем предложения. Упала добыча в Венесуэле (3% мирового предложения на 2018 год), почти полностью она остановилась в Канаде (4% мирового предложения), вдвое снизил экспорт Иран (с 7 до 4%).

    Оказалось, козыряя добычей в 9,8 млн барр/сутки (якобы 16% мирового экспорта), по факту КСА добывали всего 7,8 млн барр/сутки, из которых 3,2 млн еще и расходовали для внутренних нужд. А ведущие источники, вроде Bloomberg, продолжают писать прогнозы, правда, уже негативные, по-прежнему отталкиваясь от ранее называемой совокупной добычи в 99−100 млн барр/сутки.

    С другой стороны, внезапно и сильно упал объем спроса. Точной цифры пока нет, и появится она не раньше середины года. Но примерные масштабы катастрофы можно оценить уже.

    За первый квартал 2020 Китай потерял не меньше 1,5% ВВП. И потеряет еще из-за крушения двух его основных рынков сбыта — закрывшейся на карантин Европы и захлебывающихся в эпидемии США. Объем морских грузоперевозок к настоящему моменту сократился на 10,2%, а авиационное сообщение снизилось вдвое.

    Значит и спрос на нефть там просядет. Ориентировочно на 1,5−2 млн барр/сутки. Сейчас это маскируется расширением ее закупок по удачным низким ценам в запас, но к настоящему моменту в резервах КНР ее накоплено на 80−85 суток и объемы для хранения приближаются к исчерпанию. Следовательно, при любом движении цен, особенно вверх, Китай практически на квартал выпадет из рынка, что сократит спрос еще сильнее. Вероятно, даже до 4 млн барр/сутки.

    В Европе спрос на нефть уже просел на 20%. Многие заводы остановлены. Самолеты почти не летают. Автомобили не ездят. А это 65% в структуре общего потребления нефти.

    Плюс треть гражданского флота либо просто стоит на приколе, как туристические лайнеры, либо стоит в портах в ожидании разгрузки или погрузки, сильно замедлившейся или вовсе прекратившейся из-за эпидемии, либо, как танкеры, используется в качестве временных хранилищ излишков нефти. Та же Саудовская Аравия под это дело задействовала свыше 22 танкеров.

    Еще сложнее в понимании ситуация в США. С одной стороны, там сохраняется переизбыток нефти. Ею залиты все доступные хранилища. Правительство с апреля разрешило использовать свободные емкости госрезерва. Но, с другой, там тоже вводится карантин и разные прочие ограничения, по смыслу аналогичные европейским. По оценкам американских экспертов, деловая активность в США уже упала на 18% и к середине мая может опуститься до 25−30%.

    Прочие страны, даже не очень существенно затронутые непосредственно эпидемией, вроде Польши, Прибалтики, Ближнего Востока, Южной и Центральной Америки, Мексики и африканского континента, будучи по сути лишь передаточными звеньями останавливающегося глобального экономического механизма, спрос на топливо сокращают тоже. Просто еще не очень понимая, в какие величины снижение выльется в итоге.

    Следовательно, в целом, даже если признавать хоть сколько-нибудь достоверными цифры ВР по потреблению в 88 млн барр/сутки, текущий фактический уровень спроса можно смело принимать за 75−72 млн. По крайней мере до прохождения пика эпидемии в основных регионах и начала восстановления там прежней хозяйственной деятельности.

    Что ожидается не раньше июня-июля, если вообще не августа, а в США так и вообще до весны следующего года. Может получиться так, что в целом по году суточная цифра опустится даже ниже 70 млн барр/сутки.

    Сложно сказать, такие ли цифры и прогнозы были в руках российской делегации на последнем заседании ОПЕК+, но лично я более чем уверен, что общая тенденция происходящего понималась уже тогда.

    Согласие РФ продолжить Соглашение на прежних условиях имело характер оттянуть крушение рынка хоть на сколько-нибудь, чтобы успеть добрать еще чуть-чуть денег, которые очень понадобятся, как это видно сейчас, для борьбы с самой эпидемией и купирования ее негативных последствий для экономики.

    Однако столкнувшись с очевидным нежеланием саудитов «дружно грести в одной лодке» и откровенным стремлением США использовать происходящее только к своей пользе, Россия поступила в соответствии с известными словами Владимира Путина. Если драка неизбежна, бить надо первым. Как сейчас очевидно, даже сохранись ОПЕК+ в прежнем виде, рынок нефти по изложенным выше причинам рухнул бы все равно. Только не в середине марта, а двумя неделями позднее.

    Как события пойдут дальше, сейчас зависит от четырех факторов: от темпов преодоления острой фазы эпидемии, от масштаба крушения основных нефтедобывающих стран, от степени сохранности системы долгосрочных контрактов, и от способности производителей пойти на решительное согласованное снижение добычи, которое они еще и будут потом хотя бы достаточно честно выполнять.

    Первый и третий факторы между собой связаны непосредственно. Эксперт Борис Марцинкевич справедливо указывает, что вся нынешняя свистопляска с котировками связана исключительно с краткосрочной биржевой торговлей мелкими партиями нефти, основанной на слухах и максимально подверженной панике.

    Тогда как примерно 70% объемов поставляются крупным потребителям по долгосрочным контрактам, от мгновенной волатильности зависящим слабо. Это стабилизирует рынок, но в то же время ставит его в зависимость от масштаба экономических последствий карантина из-за COVID-19.

    Если Европа, с нашей, китайской и кубинской помощью, сумеет преодолеть кризис относительно быстро и, хотя бы в начале лета, задавив эпидемию, начнет возвращаться к нормальной жизни, то базовые производства сохранят работоспособность, а значит, и спрос на нефть. Его объем, конечно, просядет, но контрактные цены пострадают незначительно. Да, это будет не по 65 за бочку, но возврат к уровням 40−45 долларов за баррель Brent, скорее всего, вероятен.

    Если эпидемия в Европе затянется дольше, то система долгосрочных контрактов окажется под угрозой из-за ненужности нефти крупным покупателям. Тогда следует ожидать как дальнейшего сокращения объемов спроса, так и сжатия цены к отметкам в 35−36 долларов за баррель Brent.

    Конечно, свое влияние на баланс окажет выбывание крупных производителей из-за финансовых и экономических проблем. Сейчас это не менее туманный фактор, чем сроки победы над коронавирусом. Причем сланцевая добыча в США тут имеет слабое значение.

    Кризис там лишь ускоряет процедуру консолидации рынка в руках трех крупнейших американских нефтяных ТНК: Exxon Mobil, Chevron и Amoco. По мере разорения мелких и средних, вроде Whiting Petroleum, компаний, отрасль утилизирует львиную долю накопленных долгов (коих набралось до 800 млрд долл. прямых и до 2,2 трлн синдицированных) и тем самым снизит уровень безубыточности добычи в сланцах до 30−35 долларов за баррель.

    Другой вопрос, что консолидация еще сопряжена с выкупом лишь самых подходящих под этот уровень участков, количество которых оценивается в 5−9% от их общего количества. Так что начиная с зимы совокупный объем сланцевой добычи в США неизбежно начнет сокращаться примерно на те самые 4−6 млн барр/сутки, на которые он вырос в результате «сланцевой революции».

    Стало быть, в ближайшие 5−6 месяцев определяющим окажется масштаб выбытия Канады (вероятно, полное), Бразилии (частичное), Кувейта (частичное) и Ирака (пока слабо прогнозируемое). Но в первую очередь — саудитов, по факту выдающих на рынок около 5 млн барр/сутки. Эр-Рияд потому и сменил риторику с агрессивной самостоятельной на клич о восстановлении ОПЕК+, что ему сейчас приходится хуже всех.

    Они объявляли о неизбежности урезания бюджета страны на 20% при цене в 65 долларов. Насколько его придется урезать еще при нынешней котировке Brent в 34,8 доллара — можно лишь предполагать. Но, думаю, не сильно ошибусь, если еще, как минимум, на 30%.

    И это в условиях, когда за прошедшие три года в Королевстве были подавлены три крупные попытки государственного переворота. Сумеет ли Эр-Рияд в таких условиях хотя бы сохранить нынешний объем добычи — вопрос более чем интересный. А уж в свете продолжающейся, дорогой и неудачной, войны в Йемене — особенно.

    В этом контексте планы США на Новый Ближний Восток, когда КСА распадается на несколько стран, что отвечает и интересам России, — вполне можно считать реализуемыми.

    Как бы это ни показалось странным, но последний фактор — готовность мировых производителей пересобрать новый Картель, так сказать, расширенного состава — на данном этапе имеет наименьшее значение.

    Хотя бы потому, что итоговый размер совокупного сокращения добычи останется непонятным еще минимум три месяца. Если не все пять.

    Пока все выглядит так, что осетра надо урезать сразу минимум на треть, а это для большинства добывающих стран чрезвычайно болезненно и местами фатально. Ну не желают те же саудиты с прочими монархиями Залива из дорогих золоченых спорткаров опять пересаживаться на верблюдов и перебираться жить в шерстяные шатры.

    Да и в США центральная власть банально не располагает действенными инструментами для директивного сокращения объемов добычи у совершенно частных рыночных компаний. Особенно у таких монстров, как Exxon Mobil или Chevron. И уж точно не за 9 месяцев до президентских выборов в США. А без них с кем и о чем сейчас можно договариваться вообще?

    Тогда зачем президент России Владимир Путин на днях сказал про необходимость снижения добычи всеми на 10 барр/сутки? Затем, что любые процессы сначала должны дозреть, а дозреваемым нужно хотя бы вчерне понимать — к чему готовиться.

    Объективно, по естественным причинам в ближайшие три месяца объем экспорта нефти у России, если изменится, то не сильно. Кризис даже способствует расширению поставок в Китай, где российская нефть, вместе с логистикой, оказывается выгоднее ближневосточной или американской.

    Сейчас мы в основном теряем только из-за низкой цены, да и то, не вообще, а лишь за пределами объемов долгосрочных контрактов. Это неприятно, особенно в свете роста масштаба эпидемии в стране, но в системном смысле на короткой дистанции терпимо. А с возвратом цен выше отметки в 38−40 долларов положение так и вообще окажется почти комфортным.

    Тогда как у остальных этот период имеет все шансы оказаться заметно ужаснее наших 90-ых.

    Особенно в свете инициативы американской нефтянки добиться от правительства введения жестких санкций против России и Саудовской Аравии (!) для защиты нефтедобывающей отрасли США. И ведь, в свете специфики предвыборного момента, у них это очень даже может прокатить.

    Что еще нагляднее покажет некоторым «серьезным игрокам» и большинству прочих участников очевидность простой мысли. Если не собраться в кучу под знаменем кого-то достаточно сильного для противостояния с Америкой, то очень скоро можно будет начинать искать место на кладбище.

    Но для прохождения пяти стадий неизбежного требуется время. Пока все они едва подошли к этапу торга. А потом, к концу лета, у них еще будет депрессия. И только осенью начнется принятие новых правил, которые, в сущности, достаточно просты. Ближайший относительно стабильный баланс спроса и предложения находится в районе 70 или возможно даже 60 млн баррелей в сутки. Даже если фактическое нынешнее предложение составляет не 99 млн бр/сут, а меньше, скажем, около 90, то все равно нужно будем скинуть треть.

    Да, это много. И, да, это не на всех равномерно. Благодаря доминированию в структуре сбыта доли долгосрочных контрактов в этой части Россия согласится сократить немного. А вот заигравшемуся в рыночную стихию большинству придется заплатить больше прочих. Но это все равно без вариантов.

    И даже потом, от равновесного уровня, чтобы исчерпать накопленный в хранилищах избыток запасов, потребуется продолжительное время выставлять на прилавок нефти примерно на 10 млн барр/сутки ниже спроса. Но эту цифру в новом Картеле уже будут делить по справедливости на всех.

    А все ради того, чтобы потом, после перезагрузки рынка, нефть долгое время была по 42−45, а не по 32−36 долларов за бочку.

    Понятно, что все сказанное пока по большей части носит характер допущений и предположений. Даже масштабы фактических сокращений можно будет начинать внятно оценивать не раньше выхода полной статистики хотя бы за первый квартал 2020 года, что случится не раньше конца апреля — середины мая. А ожидать осязаемые результаты усилий по борьбе с эпидемией раньше конца мая так вообще наивно. Однако в целом общая картина на данный момент выглядит именно так.
    https://cont.ws/@aleksanderzapolskis/1632288

    0
  11. Американец

    Последний негритёнок посмотрел устало
    Ввёл пошлины на нефть и ОПЕК не стало.

    0
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля