Украина восходящего солнца

Украина восходящего солнца

Добавлено в закладки: 0

Источник: ОРД

Украина восходящего солнца

Сто лет назад, в апреле 1920 года, неудачей завершились попытки создать на Дальнем Востоке украинские военные формирования. Без вооруженной поддержки борьба за украинскую политическую субъектность была обречена. И все же, несмотря на поражение, украинская дальневосточная эпопея заслуживает отельного внимания.

Запорожец за Байкалом

Первыми украинскими переселенцами на Дальний Восток можно считать левобережного гетмана Демьяна Многогрешного и его семью. Правда, оказались они там не по своей воле, а были сосланы. И хотя гетмана обвиняли в измене, Демьян Игнатович даже в ссылке служил царю на совесть: отличился при обороне Селенгинского острога от монголов, вел переговоры с маньчжурами, приводил к присяге бурятов, в стычке с которыми погиб его сын Яков. И кто знает, может, воевавшие на Донбассе буряты – это их «ответка» за нашего гетмана?..

Первые украинские колонисты появились на Дальнем Востоке в 1860-тые, а массовое переселение началось в апреле 1883 г., когда во Владивосток из Одессы прибыл пароход с 724 украинскими переселенцами. Всего в 1883-1916 гг. в Приморье прибыло около 280 тысяч переселенцев из Украины, которые и стали ядром местного сельского населения. Они дали краю свое название – Зеленый Клин, вместо более раннего украинского же названия – Закитайщина. Кстати, клин (так украинцы называли места своего компактного расселения) был не только Зеленый, а еще Малиновый (Кубань), Серый (Юго-Западная Сибирь) и Желтый (Нижнее Поволжье).

По разным подсчетам, к 1917 г. из примерно 1,5-миллионного населения Дальнего Востока украинцы составляли от трети до двух третей. Например, уссурийские казаки «хохлами» себя не считали. Однако около 20% из них являлись переселенцами с Кубани, Полтавщины и Черниговщины. Так что в Уссурийском казачьем войске официально были утверждены украинские строевые песни, как у кубанцев.

 

Один путешественник так описывал город Никольск-Уссурийск (теперь Уссурийск, 112 км от Владивостока) в 1905 г.: «Это большое малорусское село. Главная и самая старая улица – Никольская. Вдоль всей улицы, по обеим сторонам, вытянулись белые мазанки, местами и теперь еще крытые соломой… Среди полтавцев, черниговцев, киевских, волынских и других украинцев переселенцы из великорусских губерний совершенно теряются, являясь как бы вкраплением в основной малорусский элемент. Базар в торговый день, например, в Никольске-Уссурийском весьма напоминает какое-нибудь местечко в Украине; та же масса круторогих волов, лениво пережевывающих жвачку подле возов… та же украинская одежда на людях».

 

«В Приморье с 1858 по 1914 г. прибыло 22 122 крестьянских семьи, из них 69,95 % были выходцы из Украины, – писал российский историк Анатолий Ремнев. – В Южно-Уссурийском крае этот процент достигал 81,26 %, тогда как русские составляли 8,32 %, а белорусы — 6,8 %».

После Февральской революции 1917 г. дальневосточные и сибирские украинцы начали активную борьбу за создание своих автономий. Первый Украинский дальневосточный съезд состоялся в июне 1917 г. в «украинской столице» края – Никольске-Уссурийском. На нем было принято решение требовать от Временного правительства предоставления автономии в составе России – как для самой Украины, так и для Зеленого Клина. Фактически, дальневосточные украинцы выдвигали те же требования, что и Центральная Рада в Киеве. В наше время российские историки объясняют такую ситуацию на Дальнем Востоке «влиянием событий на Украине». Однако, эти требования были озвучены в те самые дни, когда появился Первый Универсал Центральной Рады, провозгласивший автономию Украины. Учитывая, что коммуникации тогда были не очень, вряд ли можно всерьез говорить о каком-то влиянии Киева.

На съезде была сформирована Дальневосточная краевая Рада и решено сформировать на местах окружные рады (всего их было создано десять, в том числе одна – на китайской территории, в Маньчжурии). Одновременно в крае стали открываться украинские школы, издаваться украинские газеты и книги. А вскоре стали появляться и украинские вооруженные отряды – как из местных, так и из проходивших в Приморье службу. В декабре 1917 г. два украинских батальона отправились домой – в Украину. А вот их командир поручик Твердовский – вскоре вернулся обратно в статусе генерального консула Украины на Дальнем Востоке и в Маньчжурии.

На Третьем Украинском дальневосточном съезде, который состоялся 7-12 апреля 1918 г. в Хабаровске, приняли обращение к правительствам России и Украины о признании Зеленого Клина частью УНР – на основании права народов на самоопределение. На Четвертом Украинском дальневосточном съезде, состоявшемся 25 октября — 1 ноября 1918 г. во Владивостоке, разработали проект Конституции украинцев Дальнего Востока. Также были утверждены высшие органы самоуправления Зеленого Клина – Дальневосточная Краевая Рада (должна были избираться по принципу – 1 делегат от тысячи избирателей) и ее исполнительный орган (по сути, правительство) – Дальневосточный  Секретариат. Его возглавил глава Окружной рады Владивостока 36-летний инженер Юрий Глушко-Мова. Немногим раньше под руководством генерала Бориса Хрещатицкого, который стал атаманом Украинского Дальневосточного войска, начинается создание украинских вооруженных сил. Первым украинским дальневосточным подразделением стал Ново-Запорожский курень. Всего планировалось создать 5 куреней и 2 батареи.

Однако, адмирал Александр Колчак, взявший в конце 1918-го власть в свои руки и объявивший себя «верховным правителем России», не нашел общего языка с национальными организациями. Кстати, не только с украинцами, о чем позволим себе небольшое отступление. Так, в фильме «Адмирал» нашла отображение история с переходом на сторону красных украинского полка (куреня) им.Т.Шевченко. (https://ord-ua.com/2009/04/30/ukrayinska-istoriya-biloyi-armiyi/) Однако двумя месяцами раньше на сторону красных по решению башкирского правительства перешло семь (!) башкирских полков. Но из башкир российский маскульт и агитпроп пока еще не лепит предателей.

Летом 1919 г. Дальневосточный секретариат взял курс на вооруженную борьбу с колчаковским режимом. В ответ, по приказу губернатора Приморья генерала Розанова большинство украинских лидеров были арестованы. Глушко-Мова был приговорен к смертной казни, замененной ссылкой на Камчатку. Однако ему удалось бежать из-под стражи и перейти на нелегальное положение. А дальневосточные украинцы массово пошли в партизаны. Не беремся утверждать, что причиной тому стало именно нежелание властей идти на уступки в национальном вопросе. Очевидно, большую роль сыграли репрессии, реквизиции продовольствия и негативное отношение к мобилизации в армию. Вот как описывает партизанскую войну на Дальнем Востоке известный советский писатель Александр Фадеев в романе «Последний из удэге»:

[Командир партизанского отряда] «Бредюк, пользуясь холмистой местностью, поросшей густым кустарником, к ночи стянул все силы к крайним от тайги казармам, а сам, переодевшись офицером, во главе двадцати конных, переодетых в колчаковскую форму, поехал в Шкотово.
Вместе с Бредюком поехал и его ординарец и правая рука, Шурка Лещенко, — из тех преданных Бредюку и только его и признававших отчаянных ребят…

На стук в дверь вышел заспанный босой денщик в нижней рубашке и ватных солдатских штанах с вылезающими из-под них белыми подштанниками.
— Их высокоблагородие спыть, — сказал он в ответ на просьбу Бредюка пропустить их.
— Де ж воно спыть? — ласково спросил Шурка.
— А у горници, — ответил денщик, удивленно посмотрев на солдата, осмелившегося вмешаться в офицерские дела.
— А может, тут еще кто живет, с кем поговорить: дело срочное, — сказал Бредюк.
— Хто ж тут живе, только вин и живе, — почтительно подавляя зевоту, отвечал денщик. Бредюк двумя руками схватил его за рубаху и отшвырнул от двери.
— А ну, вдарь его, Шурка! — сказал он.
Денщик, охнув, с разрубленным лицом упал с крыльца.
Взяв ночник, горевший в передней, а в другой руке держа обнаженную шашку, Шурка, за ним Бредюк на цыпочках прошли в комнаты.
Начальник гарнизона, запрокинув голову и храпя так, точно он стакан грыз, спал, разметавшись на пуховой перине. Синее стеганое одеяло сползло на пол; видны были задранные кверху усы, верхний ряд зубов и обнаженное по пояс упитанное безволосое тело: по спортсменской привычке начальник гарнизона спал без белья.
— Який гладкий… Видать, ще николы не битый, — с удивлением и завистью шепотом сказал Шурка.
— Сейчас мы его научим жить, — раздув ноздри, просипел Бредюк и плетью, висевшей у него на руке, изо всей силы стегнул по ровно вздымавшемуся и опускавшемуся во сне белому телу.
Начальник гарнизона взвился на постели и, выпучив оловянные глаза на стоящих перед ним … незнакомых людей, обиженно хрюкнул.
— Вдарь его, Шурка! — сказал Бредюк.
Лещенко взмахнул шашкой, и начальнику гарнизона так и не удалось узнать, что же, собственно, с ним произошло…

Если из этого отрывка убрать упоминания о тайге и колчаковской форме, то можно подумать, что действие происходит на берегах Днепра. Однако описываемые события разворачиваются на берегу Тихого океана. Украинскую составляющую в тех событиях Фадеев прописал лучше, чем в «Молодой гвардии» (хотя Краснодон – это все же Донецкая область, а не Приморский край).

Украинец и бурят – братья на год!

Атаман Забайкальского казачьего войска генерал Григорий Семенов, которому Колчак 4 января 1920 г. передал «всю полноту верховной власти на территории российской восточной окраины» решил искать общий язык с украинцами. Уже 20 января 1920 г. глава Читинской окружной Рады Василь Козак от имени всех украинцев обратился к атаману Семенову, с просьбой предоставить украинцам власть на местах и помочь организовать свои вооруженные силы. В июле 1920-го Семенов издал указ, в котором признавал за украинцами Зеленого Клина право на национальное самоопределение в рамках «единого Дальневосточного государства». По замыслу атамана, дальневосточное государство должно было стать федерацией казаков (забайкальских, амурских и уссурийских), украинцев и бурятов. Кстати, начальником штаба казачьих войск, а затем кем-то вроде министра иностранных дел при атамане Семенове стал вышеупомянутый генерал Хрещатицкий.

Тем временем, в феврале 1920-го во Владивостоке генерал Леонид Вериго начинает формирование двух украинских куреней. Атаман Семенов (у котрого Вериго когда-то был начштаба) выделил на это 14 600 рублей золотом и несколько вагонов муки. Однако для формирования не хватало главного – оружия и боеприпасов. К тому же, местные приморские власти, конфликтовавшие с забайкальским атаманом, встретили украинскую инициативу враждебно. В такой ситуации, не желая идти на открытую конфронтацию, генерал Вериго в начале апреля 1920 г. распустил добровольцев. Осенью 1920-го войска Семенова были разбиты Красной армией, и его проект дальневосточного государства так и остался нереализованным.

Дмитро Шурхало, для «ОРД»

0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Логинов Антон

Украина восходящего солнца 70
flagРоссия. Город: Москва
41 год
День рождения: 09 Октября 1978
Комментарии: 3Публикации: 15160Регистрация: 10-09-2018
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ
Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Хроники коронавируса COVID-19
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Войти с помощью: 
Генерация пароля